Статьи / Археология / 20 декабрь 2018

Нурбий Ловпаче: Каменная колонна из Екатеринодара

Нурбий Ловпаче: Каменная колонна из Екатеринодара
«В бытность победоносного князя Суворова на реке Кубани, в присутствии Его превосходительства А.В. Поликарпова (который мне сие происшествие изустно пересказывал) при урочище, так называемом, Римское укрепление, где ныне построен город Екатеринодар, открыт был камень длиною в 9 английских футов и в 4 фута окружности с надписью, которую никто разобрать не мог. – Сей камень был немедленно отослан к князю Потемкину Таврическому. – А ныне (сколько мог о том узнать) находится в Польше и украшает великолепный сад княгини Радзивиловой.

Это сообщение неизвестного со слов А.В. Поликарпова.

В настоящее время колонна находится в Неборовском дворце (бывшем Радзиловском) в государственном музее.

В тексте о статуях с Кубани пишется, что на колонне высечены надписи тартарские, персидские, арабские, турецкие и «Chinefe» (китайские), но их дешифровка не дается. Ныне в отличие от суворовских времен значительно расширена информационная и коммуникативная база человечества за счет научной литературы и интернета. Поэтому есть возможность попытаться интерпретировать древние изображения колонны.

В самом верху выгравирован сложный таур (тамга), в котором соединены гербы двух адыго-абазинских родов – Трам и Цуко (Выко). Археологические и этнографические материалы показывают появление геральдики у предков адыгов с VIII в. до н.э. и ее связь с хеттской иероглификой [1: 5,6].

Ниже, под чертой еще три знака (возможно, слово «год»). Под ними еще три знака, очевидно, цифровых, которые, судя по повороту на 180° римского L (пятьдесят), следует читать справа-налево. Данная надпись, видимо, означает дату ее исполнения.
Ниже даты поставлен хеттский иероглиф страны, земли, области (Tashuwar) [2: 273]. Под ним – изображение креста, символизирующего христианство. Апокрифические сказания упоминают Андрея Первозванного и Симона Каннонита, как проповедников христианской религии среди адыгов [3: 113].
Но эти апостолы были современниками Христа и, следовательно, попытки распространения этой веры могли быть предприняты раньше Юстиниана (Юстука) [4: 76].

В одной вертикали с крестом, продолжая ее вниз, стоят еще два знака. Их можно сопоставить с греческими «ипсилон» и «ми». Ниже в этом столбце изображен еще раз иероглиф страны (владения) и от него начинается чертеж ограждения двойной линией (то ли реки, то ли стены, то ли дороги) какого-то участка. Под иероглифом начертана крестообразная фигура: по концам ее поставлены четыре таура Цуко (Выко). Вправо и влево от фигуры отходят изгибы ограждения и в них четыре знака со всех сторон креста (возможно, страны света).

Еще ниже третий раз выгравирован иероглиф страны. Под ним размещен вертикальный столбец надписи из семи горизонтальных строк, опускающихся вдоль двойной линии.

С учетом стилизации древнегреческой и ранневизантийской графики оправдывается попытка дешифровки надписи и прочтение ее на абазино-адыгском языке.

Но прежде о таурах: понятно, что область, обозначенная три раза, принадлежала роду Цуко (Цукъо) (кабардинское Выко – Выкъо). Такой герб у знаменитых кабардинских и российских аристократов Бековичей Черкасских. На основании совпадения гербов Цуко (Выко) и Бековичей допустимо представить следующее: Цуко-Выко в переводе на русский означает «Быкович». Кабардинский князь Выко, переводя свою фамилию на русский язык для благозвучности заменил одну гласную («ы» на «е») и получилось по-восточному очень почетное название «Бекович» вместо «Быкович». Но таур (герб) остался прежним: он-то и выдает суть трансформации.

Возвращаясь к левому нижнему столбцу надписи, необходимо кратко охарактеризовать методику чтения. Российские исследователи культуры Северного Кавказа и, в частности, западной его части, сравнивая данные языка и этнографии о народах здешних мест античных авторов и 18-19 вв. отмечают консерватизм их быта и языка. Т,е. за полторы тысячи лет культура народов западного крыла Кавказа не претерпела коренных изменений.

Так, А. Генко пишет: «Если мы сравним для примера, как это уже делалось не раз, описание, сохраненное Страбоном, деятельности пиратов на Черноморском побережье в первом веке до нашей эры, их лодок, способов плавания и пр. с тем, что нам сообщается в описаниях половины ХIХ века (ср. например, замечания Dubols, Voyage autour Caucas, t.I (1839) р. 1915), мы вынуждены будем констатировать возможность включить без нарушения исторической перспективы описание Страбона в число сведений ХIХ века и обратно [5: 228].

Старые слова, выражения и формы материальной культуры при появлении новых не отбрасываются, а пополняют их ассортимент. Ярким примером такого процесса является геральдика адыгов, абазин, абхазов и убыхов, активно использующая до сих пор хеттские иероглифы и силабы. Древние письменные знаки, теряя письменную функцию, превращались в родовые тауры (гербы).

В довольно редких памятниках письма адыгов, абазин и убыхов, большей частью иероглифического, дожившего до позднего средневековья, замечается использование не только знаков, к примеру, сирийско-несторианской графики раннего средневековья, но и хеттских иероглифов. Их применение видно и на краснодарской колонне. Кроме иероглифа «tashuwar» (страны, земли из хеттского) в объединенном тауре родов Трам и Цуко узнаются символы небесных божеств хеттов Тешуба или Тарху в перевернутом виде (таур Трам) и богини луны каску (таур Цуко).

Обычно при использовании какого-либо письма предки адыгов добавляли из хеттских знаков некоторые иероглифы для выражения звуков, отсутствующих в языке народа, письменность которого привлекается.

Итак, попытаемся интерпретировать надписи левого нижнего столбца на графике «ромейского письма» с помощью абазино-адыгского языка. Этот лингвистический синтез оправдан родственной близостью указанных языков и тем единством, которое сближает их по мере удревнения [6: 228-253]. В адыгской письменной традиции наблюдается использование в одной надписи букв, иероглифов и тауров.

Одинокий знак над серединой столбца можно прочитать как «тхьэ» (the), что значит «бог» на адыгском с учетом стилизации греческого «ϑ». Первую верхнюю строчку читаем: «сэ-и-Iудз (σιυζ). «Я его отбрасываю» – по-адыгски с переводом на русский.

Под этой строкой читаем: «рома» (ρομ). Ниже – «дзэ-гъа – с переходом на следующую строку – та» (ζ-γ-τ), т.е. «ромейское войско мечей» – адыгско-абазинское с переводом на русский. На этой строке изображен хеттский иероглиф трона и число 51 на латинском. Еще ниже изображен иероглиф или силаб в виде горизонтального гребня с тремя вертикальными зубцами. Этот знак можно трактовать как логограмму хеттского слова «господин» или силаб «mu (ti) – жить, жизнь, или число «13».

Под гребнем выгравирован знак в виде греческой гаммы «γ», что можно прочитать по-абазински «гъа» – враг.

Наконец, завершает столбец изображение двух параллельных горизонталей, что можно посчитать декоративным элементом.

Весь текст выглядит следующим образом: «Тхьэ сэ и удз рома дзэ гъата «asatar» (трон хетттск.) 51 гъа».

В переводе на русский текст будет звучать так: «Боже, я его отбрасываю ромейским войском мечей (ради) трона. (потери) врага в 51 жизней».

Надпись выполнена прописными буквами греческого алфавита. По другую сторону от двойной линии против описанной ромейской надписи выгравированы семь знаков, ближе всего напоминающих финикийское письмо [7].

Попробуем читать эту надпись, подобно левому столбцу, сверху вниз, но справа-налево по принципу слогового письма, придавая получаемым словам смысл из абазино-адыгского языка.

Верхние два знака читаются «га-ца», под ними два знака – «ла-са», еще ниже – одинокий кружок с вертикальным штрихом вверху читается «коф». Левее и ниже кружка расположен знак, читающийся как «пэ», а завершает надпись знак «w», звучащий как «ша». В итоге читаем фразу «га-ца ла-са ко пэ ша». «Гаца» в абазинском означает «граб», «ласа» – легкий. «ко, коа» в адыгском «иди», «путь», «пэ-ш – атрибут пожелания у северокавказцев, в т.ч. у адыгов, абазин, убыхов (у-зэ-пэш).

Граб в адыгском называется «тфыщэ», т.е. кривой, извилистый бук. Имеется в виду текстура и форма ствола дерева. Поэтому здесь кривизна, возможно, относится к двойной линии, если она изображает дорогу.

В переводе на русский фраза может звучать так: «Грабово-извилистого, легкого, доброго пути».

Правый верхний столбец выгравирован знаками, ближе всего стоящими к арабо-персидскому письму [6: 228-253].

Попытаемся прочитать эту надпись с помощью раннего абазино-адыгского и абхазского языков. Столбец составлен из семи горизонтальных строк, читаемых справа-налево сверху вниз. В верхней строке четыре знака (силаба) – р, s, d, r. Ниже – отдельный, одинокий знак, напоминающий «ф», расположенный по горизонтали и похожий на один вариант персидского небного «пэ» по горизонтали (хайе хавваз).

Третья строка состоит также из четырех знаков – L, е, о, п. Четвертая строка содержит пять знаков – е, о, а, р, s. Пятая строка формируется тремя знаками – r, s, в. Шестая строка в три знака – a, n, l. Седьмая строка – из двух знаков – i, е.

Весь столбец выглядит так: «псэ-дар, хьэ, Леон, ео, а-пс, рэ-ши-б, а, наль, й-эй». Завершает надпись горизонтальный знак в виде буквы «х», положенной набок. В этом тексте пока понятно одно имя Леон. Судя по этому имени, которое носили первые цари Абхазского государства Леон I и Леон II, надпись датируется предположительно второй половиной VIII века [8: 60].

Какую информацию можно почерпнуть из изображения на екатеринодарской колонне?

Во-первых, геральдика, выгравированная на этом каменном памятнике, говорит о связи его с абазино-адыгским этносом. Трам – абазинский род, известный своей знатностью и древностью. Еще более известный прославленный род Бековичей Черкасских (бывших Цукъо-Выкъо) по русской истории ХVIII века. Традиция совмещения родовых гербов замечена с самого раннего средневековья или их синтеза в одном тауре [9: 120-129]. Поскольку синтетический таур Трам-Цуко ниже не встречается на колонне, а фигурирует таур Цуко рядом с хеттским «tashuwar», можно предположить, что таур Трам обозначает жену Цуко – хозяина области из этого рода.

Самая ранняя надпись колонны в правом нижнем столбце, согласно начертанию букв, может датироваться второй половиной I тысячелетия до н.э. (концом ее).

Если двойная линия изображает реку Гипанис (Кубань) и извивающуюся вдоль нее дорогу, то этот петроглиф свидетельствует о торговом пути вдоль реки и по ней, а также участии в нем финикийцев, прославленных мореплавателей и торговцев. Дешифровка этой надписи очень условна, но она, несомненно, связана с меотской культурой и адыгским языком, который в древности имел более абазино-убыхский характер.

Если вверху левого верхнего столбца римскими цифрами обозначена дата написания всех знаков левой половины колонны и, следовательно, начала управления областью Цуко, то это совпадает со временем царствования византийского императора Юстиниана Великого. Значит, дата 551 не противоречит информации адыгского фольклора о проповеди Христа «князем Юстуком» среди зихов-адыгов. Изображение креста с удлиненной нижней ветвью говорит о религиозной принадлежности Цуко [4: 76].

Левый нижний столбец, как продолжающий верхнюю часть, содержит информацию о батальной стычке у «римского укрепления» или меотского укрепленного городища Цуко. Возможно, речь идет об одной из попыток авар осадить и взять укрепление. Согласно тексту, в этом укреплении находился греческий гарнизон – ромейское войско меча. С помощью (вернее, его силами) этого войска он (автор надписи) отбрасывает противника.

Число 51, выгравированное римскими цифрами под иероглифом трона, возможно, информирует о потерях – не то жителей этих мест, не то врага. Такие страницы самого раннего средневековья пропущены в истории края, но они вдруг всплывают.

Верхняя надпись правой стороны колонны, хотя не прочитана полностью, но по частично выясненным фрагментам дает важную информацию для второй половины VIII в.
Т
ак, верхние четыре строчки можно прочитать с привлечением абхазского языка следующим образом: «Псэ-да-р, хьэ, Леон, ео, апс». Речь идет, видимо, о Леоне втором, который «при восшествии на престол принял царский титул «псха», который переводится с абхазского как «владыка (царь) апсов (абхазов) [8: 60].

Во времена Абхазского царства граница его на севере доходила до истоков «Малой реки Хазаретии (Кубани) и ее притоков, где оно граничило с Хазарским каганатом. Сам Леон II являлся внуком кагана по матери-хазарке. Поэтому Леон II пользовался поддержкой каганата в борьбе за независимость от Византии [10: 19].

Не совсем логично исполнена арабо-персидской графикой верхняя правая надпись. Абхазские цари, противопоставляя свое государство Византийской империи, пытались использовать помощь персов, но это, как правило, не получалось. Скорее всего, это объясняется участием иранских купцов в торговых караванах «Великого шелкового пути».

Учитывая этот факт, можно представить выгодность географического положения владения Цуко. Если он имел земли или хотя бы крепость на правом берегу Куфиса (Кубани), где была постоянная угроза нападения степняков, то, наверняка, область его продолжалась и в левобережье в землях дружественных и родственных адыгов.

В VIII веке этот пункт исполнял функцию пограничного поста между дружественными государствами – Абхазским царством и Хазарским каганатом. Одновременно он был важной торговой точкой на главном маршруте «Великого шелкового пути» с военным гарнизоном интернационального состава. Естественно, предпринятая дешифровка надписей екатеринодарской колонны оставляет возможность для изменений, уточнений или других вариантов. Но и то, что получено, пополняет историю края.

Литература:

1. Ловпаче Н.Г. Послание из древнего города Хатыпсы. – Краснодар, 2002.
2. Ларош Э. Les Hierogliphes Hittites. – Paris, 1960.
3. История народов Северного Кавказа с древнейших времен до конца XVIII века. – М.: Наука, 1988.
4. Ногмов Ш.Б. История адыхейского народа. – Нальчик: Эльбрус, 1994.
5. Генко А.О. О языке убыхов // Известия Академии наук СССР. 1928. Отделение гуманитарных наук.
6. Мансуров Ю.А. Значица: мировой алфавит. – М., 2007.
7. Дьяконов И.М. Языки древней Передней Азии. – М., 1967.
8. Яговитин В. Очерки истории Абхазии. – Майкоп, 1995.
9. Ловпаче Н.Г. О населении Касахии Константина Багрянородного в эпоху средневековья // Вестник науки АРИГИ им. Т.М. Керашева №10. – Майкоп, 2017. – С. 129-142.
10. Марыхуба И. Об абхазах и Абхазии. – Сухуми (Акуа), 1993.

Вестник науки АРИГИ №14 (38) с. 120-125.
Комментарии к новости
Добавить комментарий
Добавить свой комментарий:
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Это код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите сюда:
Экономика Происшествия

«    Май 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 
x