Адыги - Новости Адыгеи, история, культура и традиции » Статьи » История » "Постой, француз!": бой c русскими гусарами глазами гусара немецкого (1812 год)

"Постой, француз!": бой c русскими гусарами глазами гусара немецкого (1812 год)

"Постой, француз!": бой c русскими гусарами глазами гусара немецкого (1812 год)
История
zafe
Фото: Адыги.RU
21:11, 15 июнь 2020
179
0
19 августа 1812 года между наступающими французами и отступающими русскими произошло сражение, вошедшее в историю сразу под несколькими названиями: "бой у Валутиной горы", "бой у Лубино" и "бой у Заболотья". Оно состоялось сразу после Смоленского сражения и было не менее ожесточенным и кровопролитным: по разным оценкам русские потеряли около 5.000 человек, а французы - около 8.000 человек. Русские войска отбили все атаки французов, которые, убедившись в тщетности этих атак были вынуждены прекратить активные боевые действия. На глазах остановленных французов русские части в полном порядке продолжили отступление...
"Постой, француз!": бой c русскими гусарами глазами гусара немецкого (1812 год)

19 августа 1812 года между наступающими французами и отступающими русскими произошло сражение, вошедшее в историю сразу под несколькими названиями: "бой у Валутиной горы", "бой у Лубино" и "бой у Заболотья". Оно состоялось сразу после Смоленского сражения и было не менее ожесточенным и кровопролитным: по разным оценкам русские потеряли около 5.000 человек, а французы - около 8.000 человек. Русские войска отбили все атаки французов, которые, убедившись в тщетности этих атак были вынуждены прекратить активные боевые действия. На глазах остановленных французов русские части в полном порядке продолжили отступление.

Интересные воспоминания об этом сражении оставил Симон Рюппель, офицер 2-го Вестфальского гусарского полка, участвовавший в этом сражении. Интересны они не только тем, что описывают тактику действий кавалерии в бою, но и оценкой эффективности того оружия, которым были вооружены как французские (шеволежеры), так и русские (гусары) легкие кавалеристы. В этом бою С. Рюппель был ранен и взят в плен. Перевод воспоминаний вестфальца сделан С. Хомченко (Источник: сайт adjudant.ru).

Согласно воспоминаниям С. Рюппеля, 2-й вестфальский гусарский полк, подходя к месту боя, опоздал из-за плохой дороги, и выйдя к нему, увидел, как прибывшие раньше гвардейские шеволежеры и гусары 1-го Вестфальского гусарского полка уже выполнившие атаку на русские боевые порядки, быстро отходили, преследуемые русскими Сумскими гусарами.

"Мы прибыли как раз вовремя, чтобы поддержать другие полки, жестко преследуемые врагом. Полковник фон Хессберг приказал перестроиться и галопом развертываться по-эскадронно. Это происходило под сильнейшим огнем орудий, который убил нескольких наших лошадей, с точностью, как на учениях. После того, как оба других полка (гвардейские шеволежеры и 1-й Гусарский - ИО) оказались слева и справа за флангами нашего полка, наши трубачи просигналили атаку, и мы сразу же бросились на серых сумских гусар, которые в этот момент поворачивали направо".

Следует отметить, что такая тактика была традиционна для кавалерийского боя этого периода: отступающая кавалерия отходила к своим выстроенным и готовым к атаке резервам, и приводила себя в порядок, а резервы атаковали их преследователей, которые, в свою очередь, начинали отход, видя перед собой свежих кавалеристов на свежих лошадях и не имея возможности противостоять им, поскольку строй их был расстроен скачкой, а лошади устали.

Вестфальцы, поддерживаемые с флангов отступившими, но оправившимися полками, атаковали сумских гусар, когда те, закончив преследование, разворачивались для отхода, а потому не могли оказать практически никакого сопротивления. Однако, оказалось, что выполнить эффективный удар саблей даже по убегающему противнику весьма непросто.

"Так как толстые ментики ( короткая куртка, одевемая в зимнее время, а в летнее носившаяся на левом плече и спине - ИО) на спинах хорошо защищали вражеских всадников от рубящих ударов, не приносивших успеха, мы своими острыми саблями могли только колоть и добились нескольких падений гусар с лошадей, хотя большинство, несмотря на то что, вероятно, были тяжело ранены, смогли удержаться на летящих карьером лошадях. Мы настолько сели им на плечи, что почти образовали линию вперемежку с задними рядами противника. Я уже дважды уколол скачущего рядом со мной сумского гусара, но он не упал; мало того, он еще и бросился вперед, в первые ряды. Я потерял его из вида и, в горячности боя чуть было тоже не оказался в первых вражеских рядах, когда пистолетная пуля прожужжала рядом с моим левым ухом и на меня обрушились два сабельных удара, которые, впрочем, оказались недейственными из-за моего свободно висящего ментика. Это заставило меня остановить мою горячую лошадь, что было очень вовремя".

Следует отметить, что вестфальские гусары были вооружены гусарской саблей с сильно изогнутым клинком, которая гораздо лучше рубила, чем колола. Вероятно, поэтому выполняемые уколы были недостаточно эффективны.

В соответствии с принятой в те времена тактикой кавалерийского боя во фланг атакующим вестфальцам был направлен Ахтырский гусарский полк. Те, увидев угрозу от свежей кавалерии, как это и было положено по уставу, начали отход.

Протрубили отход, так как приближающийся галопом Ахтырский гусарский полк угрожал нашему флангу. Мы сделали правый разворот и помчались назад во весь опор, коричневые ахтырцы следовали за нами. При возвращении мы получили несколько залпов из русских фланговых батарей, которые убили несколько наших людей.
[img]"[/img]

Приведя в порядок расстроенные ряды, вестфальцы снова атаковали Сумских гусар, однако, по словам С. Рюппеля, нанесли еще меньше урона, чем в первый раз. Впрочем, Сумские гусары отошли с занимаемых позиций дальше, однако занявшие их места вестфальцы попали под сильный артиллерийский огонь, начали нести потери и были вынуждены в свою очередь начать отход. В этот момент С. Рюппель был ранен и взят в плен русскими.

"Вдруг я заметил, что у моей рыжей сильно взмок загривок, тут же она осела назад и рухнула: двенадцатифунтовое ядро переломило мои ножны и проникло доброму животному в тело за подпругой. Все это произошло в одно мгновение и как раз, когда я пытался выбраться из-под лежащего в агонии животного, мой полк сделал разворот кругом направо по четыре и галопом поскакал назад. Я был в отчаянном положении. Я видел, как двигается русская линия, и имел время только лишь вытянуть оба мои пистолета из седельных кобур, и с чемоданом и шинелью поспешил за моим полком (гусар не бросил свое имущество - ИО). Ввиду еще некоторого удаления врага мне возможно и удалось бы спастись, но я заметил отдельную группу, вероятно взвод фланкеров, которые кажется следили за мной и быстро начали преследовать. Два человека скоро догнали меня, один был вооружен пикой, другой – саблей. Они кричали мне: «postoi, Franzus!» – пришло время, подумал я, выставил вперед саблю и выстрелил из пистолета по гусару с пикой. Он дал осечку, тогда я бросил его в голову лошади с такой силой, что та отворотила в сторону. В другого, молодого офицера, я выстрелил из второго пистолета, в котором не оказалось пули. Он нанес мне очень сильный удар, который я парировал, но латунная гарда моей сабли была разбита, а мой большой палец серьезно поврежден. Одновременно я получил сзади сильный укол пикой, который пришелся на кожаную обшивку моего кивера и находящуюся в нем фуражную шапку, и упал безжизненно".

В этом отрывке обращает на себя внимание как ненадежность пистолетов, так и ненадежность гарды (вероятнее всего латунной) сабли вестфальского гусара.

Взятый в плен вестфалец вернулся домой только в 1814 году, и, поступив на австрийскую службу в уланский полк, успел принять участие в походе во Францию в 1815 году.

Как выглядело классическое кавалерийское сражение (бой под Фридландом, 1807 год) можно прочитать здесь.

Понравилась статья? Подпишитесь, поставьте лайк и сделайте репост в соцсетях. Спасибо!

Источник
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)


х