Адыги - Новости Адыгеи, история, культура и традиции » Статьи » История » Шхауков Ахмед - косовский адыг, мастер серебряных дел

Шхауков Ахмед - косовский адыг, мастер серебряных дел

Шхауков Ахмед - косовский адыг, мастер серебряных дел
История
zafe
Фото: Адыги.RU
13:32, 13 июль 2021
536
0
В селе жил и серебряных дел мастер. Это был Шхауков Ахмед. Он чернью по серебру наносил необыкновенно красивые узоры. Молочные продукты в питании адыгов всегда занимали и поныне занимают значительное место. Особенно из сыра можно было пригото­вить много разнообразных блюд. Для придания свежему сыру нужной формы часто использовали къоеихылъ (лукошко). По изготовлению къо- еихылъ мастеров было немного, поэтому хорошо помнят тех, кто их делал, таких как Нач Фариду, Нач Хангуаще, Цей Осмэна. Къоеихылъ они делали из ивовых прутьев, сняв с них кору, обдавали их кипятком, чтобы зеленые прутики стали более гибкими и податливыми. В селе жил искусный плотник Жьэу (Хасани) Индар. Он мастерски изготавливал принадлежности для подводы, такие, например, как коле­со, ось, дробина, ярмо. Кроме этого, делал и подставки для удержания поклажи. Сын
Шхауков Ахмед - косовский адыг, мастер серебряных дел


В селе жил и серебряных дел мастер. Это был Шхауков Ахмед.

Он чернью по серебру наносил необыкновенно красивые узоры.

Молочные продукты в питании адыгов всегда занимали и поныне занимают значительное место. Особенно из сыра можно было пригото­вить много разнообразных блюд. Для придания свежему сыру нужной формы часто использовали къоеихылъ (лукошко). По изготовлению къо- еихылъ мастеров было немного, поэтому хорошо помнят тех, кто их делал, таких как Нач Фариду, Нач Хангуаще, Цей Осмэна. Къоеихылъ они делали из ивовых прутьев, сняв с них кору, обдавали их кипятком, чтобы зеленые прутики стали более гибкими и податливыми.

В селе жил искусный плотник Жьэу (Хасани) Индар. Он мастерски изготавливал принадлежности для подводы, такие, например, как коле­со, ось, дробина, ярмо. Кроме этого, делал и подставки для удержания поклажи.

Сын Индара Щаип вернулся сюда в числе первых (его уже нет в живых). Ему передалось мастерство отца: Щаип очень хорошо масте­рил окна и двери, большим умельцем был и в изготовлении колыбелей, стульев, круглых столиков — 1анэ, скалок.

Был у них и мастер-обувщик, который чинил им обувь — это Хуцу- ко Рэджэб Шалихович.

Хорошо клал печи Цей Осмэн Хаджимосович.

Были семьи, у которых имелись кузнечные меха. Один из них— Жьэу Меджид Тахирович, он мастерски управлялся с каленым железом.

Следует заметить, что в селе должное внимание уделялось охоте.

Тли т Яхья был опытным охотником. Охотился он в основном на зайцев и фазанов. Добрым словом здесь нужно вспомнить и Кабартая Нури.

Он приехал в село и прожил в нем лет десять со своей семьей. Нури тоже успешно занимался охотой, у него была охотничья собака, к тому же он умел пускать кровь (лъао). Куда он уехал из села, никто не по­мнит.

В селе было много хороших гармонистов. Они играли на губных гармошках, переняв это у немцев. Среди женщин немного было таких, которые не играли бы на губных гармошках. Самыми искуссными гар­монистами считали Жьэу Индара и Тугуз Тевхиду, которых часто при­глашали на свадьбы.

Когда Жьэу Индар появлялся в другом селе, про него говорили, что прибыл искусный гармонист, и люди стекались к нему. Примерно в трид­цать лет Индар тяжело заболел, у него был сильный жар. Опасаясь, что он может умереть, люди старались чаще навещать его. Но, не­смотря на то, что был так тяжело болен, он садился и, наверняка в бреду, играл на гармошке. Когда ему рассказали об этом после его выз­доровления, он перестал играть. Больше никогда Индар не брался за гармошку. «Не возьму ее больше в руки, если из-за нее люди смеялись надо мной»,— решил он. Здесь уместно сказать, что в этих краях в течение века не слышали чарующих наигрышей адыгской гармони, бу­доражащих звуков трещоток, тягучей мелодии камыля, горького плача щичепщина. Здесь встают вопросы: «Когда адыги переселялись сюда, они не взяли с собой музыкальные инструменты? Как так случилось, что они утратили их?» Как мне кажется, люди, попавшие в такую тяже­лую ситуацию, не имели времени играть на гармошке, петь песни, танце­вать в кругу, и даже представить себе такое не могли. А вот песни- плачи адыгов существовали в устном народном творчестве. Поэтому много песен-плачей и до сих пор не забыты ими.

В селе было много умелых поваров, и когда проводили празднество или игрище, всегда приглашали их. Как правило, поварами были мужчи­ны. В последнее время эти обязанности выполнял Цей Седуль, ему было около 65 лет. Он переехал в Турцию. У Седуля был помощник Цей Гя- зам. Помогали им и женщины той семьи, которая проводила торже­ство. Мясо мыли женщины, но закладывали его в казан и перемешива­ли в нем мужчины. Повар привозил с собой казаны, треноги под них, но, правда, как рассказывают, раньше в селе имелись общественные ку­хонные принадлежности, которые обычно перевозились от одной семьи к другой.

У меня сложилось мнение, что жители села во всех отношениях были самодостаточными, приспособленными к жизни. И вовсе не чув­ствуется, что они часто прибегали к помощи посторонних людей, среди которых проживали. Но когда они вспоминают, рассказывая о том, ка­кие трудности выпали на их долю в последние годы, понимаешь, что им было не так уж легко.

Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)


х