Адыги - Новости Адыгеи, история, культура и традиции » Статьи » История » Эффективность кирасирского палаша глазами жертвы: рассказ ополченца (1812 год)

Эффективность кирасирского палаша глазами жертвы: рассказ ополченца (1812 год)

Эффективность кирасирского палаша глазами жертвы: рассказ ополченца (1812 год)
История
zafe
Фото: Адыги.RU
18:08, 03 сентябрь 2020
648
0
6 - 8 октября 1812 года под Полоцком состоялось сражение между русским корпусом генерала Витгенштейна, прикрывавшего Санкт-Петербург, и французским корпусом фельдмаршала Сен-Сира. Русским удалось выбить французов из города на другой берег Двины и создать серьезную угрозу коммуникациям основных сил Наполеона, действовавших на московском направлении. В ходе сражения в бой были брошены отряды Петербургского ополчения, сформированные из жителей северных губерний империи. Один из ополченцев, Рафаил Зотов, оставил любопытные воспоминания об этом сражении ("Рассказы о походах 1812 года"), позволяющие оценить эффективность знаменитых французских палашей обр. 1802 года (по французскому революционному календарю - обр. XI/XIII года, которые, кстати, практически без изменений были приняты на вооружение и для кирасир русской армии...
Эффективность кирасирского палаша глазами жертвы: рассказ ополченца (1812 год)

6 - 8 октября 1812 года под Полоцком состоялось сражение между русским корпусом генерала Витгенштейна, прикрывавшего Санкт-Петербург, и французским корпусом фельдмаршала Сен-Сира. Русским удалось выбить французов из города на другой берег Двины и создать серьезную угрозу коммуникациям основных сил Наполеона, действовавших на московском направлении. В ходе сражения в бой были брошены отряды Петербургского ополчения, сформированные из жителей северных губерний империи. Один из ополченцев, Рафаил Зотов, оставил любопытные воспоминания об этом сражении ("Рассказы о походах 1812 года"), позволяющие оценить эффективность знаменитых французских палашей обр. 1802 года (по французскому революционному календарю - обр. XI/XIII года, которые, кстати, практически без изменений были приняты на вооружение и для кирасир русской армии.

Палаш производил весьма серьезное впечатление: при общей длине 1114 мм и длине клинка 970 мм он весил 1340 г., что в руках кирасира, в которые попадали люди, высокого роста, превращало его в весьма грозное оружие. Под стать кирасирам подбирались и лошади: их рост должен был укладываться в диапазон 155 - 160 см (для сравнения, лошадь гусара или шассера могла быть высотой 149 - 153 см, а лошадь польского кракуса - от 137 до 142 см). Впрочем, палаш был рассчитан для укола, а не для удара - большой угол сведения плоскостей, образованный долами, проходившими у нижней грани клинка и выходившими практически в острие, не давал возможности получить приемлемо рубящее лезвие. Именно это и продемонстрировал эпизод из рассказа Рафаила Зотова.

В ходе сражения он, командовавший небольшим отрядом ополченцев, столкнулся с отрядом французских кирасир, которые, после отказа русских сдаться, атаковали с палашами в руках.

"Тут латники врубились в нас, и началась резня. О спасении нельзя было и подумать; всякий только продавал свою жизнь как можно дороже и падал очень доволен, если успевал всадить штык свой в бок хоть одному латнику (вряд ли это могло помочь, поскольку бок кирасира защищала кираса - ИО). Я думаю, что около получаса продолжалась эта забава; кучка моя ежеминутно редела, и скоро я остался один, прислонясь к кирпичному брустверу. Несколько раз кричал мне неприятельский офицер, чтоб я сдавался, но я отвечал ему одними ругательствами. Наконец добрались и до меня. Тут не много было труда. С первых двух ударов палашами по голове я, однако, не упал, а невинной своей шпагой (русская офицерская пехотная шпага обр. 1798 года имела общую длину 970 мм, длину клинка 860 мм и весила около 800 г, см. фото ниже - ИО) оборонялся и помню, что одного ранил по ляжке, а другого ткнул острием в бок; не знаю, кто из них наградил меня за это пистолетным выстрелом, потом другим, но один вскользь попал мне в шею, а другой - в ногу. Тут я упал, и тогда-то удары и ругательства посыпались на меня как дождь. На мне был сюртук, мундир и фуфайка, а сверх всего еще ранец. Все это было изрублено как в шинкованную капусту, и изо всех ударов только два еще по голове были сильны, один в руку самый незначащий, и один с лошади ткнул меня в спину острием палаша. Все прочие удары даже не пробили моей одежды. Полагая меня совершенно изрубленным, оставили они нас наконец. Услыша, что они уехали, я открыл глаза" (Зотов Р. Рассказы о походах 1812 года).

Следует отметить, что самым серьезным ранением оказалось пулевое ранение в ногу (в стопу), однако Р. Зотов благополучно выздоровел и уже спустя чуть более месяца отправился в действующую армию.

[img]"[/img]

О самом тяжелом клинковом оружии Европы можно прочитать здесь.

Понравилась статья? Подпишитесь, поставьте лайк и сделайте репост в соцсетях. Спасибо!

Источник
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)


х