Адыги - Новости Адыгеи, история, культура и традиции » Статьи » История » "Никакого применения к боевому делу": русский офицер о фехтовании в XIX веке

"Никакого применения к боевому делу": русский офицер о фехтовании в XIX веке

"Никакого применения к боевому делу": русский офицер о фехтовании в XIX веке
История
admin
Фото: Адыги.RU
08:50, 15 июнь 2020
158
0
А.В. Суворов: "то арлекинская позитура". Отношение к фехтованию в русской армии всегда было весьма неровным. Система обучения владению длинноклинковым оружием была выстроена довольно поздно: первые приемы боя на клинках были введены в кавалерийский устав только к второй половине XVIII века, и представляли собой всего лишь рубку палашом пехоты и кавалерии "через голову лошади". Вот как писал об этом А. Суворов в "Примечаниях для экзерцирования", составленных 3 марта 1771 года:...
"Никакого применения к боевому делу": русский офицер о фехтовании в XIX веке

А.В. Суворов: "то арлекинская позитура".

Отношение к фехтованию в русской армии всегда было весьма неровным. Система обучения владению длинноклинковым оружием была выстроена довольно поздно: первые приемы боя на клинках были введены в кавалерийский устав только к второй половине XVIII века, и представляли собой всего лишь рубку палашом пехоты и кавалерии "через голову лошади". Вот как писал об этом А. Суворов в "Примечаниях для экзерцирования", составленных 3 марта 1771 года:

"атаке, рубке палашами я учил, хотя то арлекинская позитура, драгун - стоя, шагом, рысью, а потом вскачь делать кариер, ставши на стремена, нагнувшись на конскую шею, каждого рубит чрез его конскую голову. Лошадь не боитца блеску, он рубит низко пехоту, выше конницу".

Александр Васильевич требовал, чтобы его кавалерия не увлекалась т.н. наездничеством, в ходе которого кавалеристу нередко предоставлялась возможность проверить свои фехтовальные навыки, а, образовав плотный строй, атаковала противника, опрокидывала его, а уж потом рубила. Очевидно, что такая тактика делала сколь-нибудь сложное фехтование фактически ненужным.

А. Киреев: "обращалось большое внимание".

Отношение к фехтованию в армии изменилось после наполеоновских войн, в ходе которых быстро выяснилось, что кавалерист должен уметь именно фехтовать, а не рубить: кавалерийских схваток было много и далеко не всегда они заканчивались тем, что противник подставлял спину. В русской армии появляются первые фехтовальные залы и в 1818 году вводится должность главного фехтовального учителя гвардии, основной задачей которого была подготовка фехтовальных учителей для гвардейских кавалерийских полков с расчетом, что через несколько лет фехтовальные учителя будут во всех кавалерийских дивизиях русской армии. Результат появился быстро. Так, генерал-лейтенант А. Киреев вспоминал:

"в двадцатых и тридцатых годах (XIX века - ИО) на умение владеть холодным оружием обращалось большое внимание; этим щеголяли в особенности офицеры, которые зачастую решали на нем возникавшие между ними товарищеские "недоразумения" (Киреев А. Пика в германской кавалерии // Разведчик. № 127, 1893).
[img]"[/img]

И. Амилахвари: "это была прекрасная гимнастика".

Однако, время шло, опыт кавалерийских боев на европейском театре забывался, и военные теоретики и практики вновь стали возвращаться к знаменитому высказыванию Зейдлица, лучшего кавалериста Европы второй половины XVIII века: "если кавалерия налетает на противника так быстро, что тот не успевает рассмотреть, какие у нее сабли, то, будь у нее в руках хоть хлысты, она все равно его опрокинет". Добавился и опыт Кавказской войны, в которой знание фехтовальных премудростей оказалось не столь важным в схватках с горцами, которые тоже не имели понятия о тонкостях европейской swordplay. Вот что писал по этому поводу И. Амилахвари, попавший вольноопределяющимся в 1850 году в Нижегородский драгунский полк, а в 1864 году ставший его командиром:

"Вслед за ружейными начались не менее сложные сабельные приемы пешком, мулинеты и в заключение рубка шашкой и уколы пикой по воздуху. В сущности это была прекрасная гимнастика, но никакого применения к настоящему боевому делу не имела. Разумеется подобные мысли мне тогда не приходили в голову, и я усердно махал тяжелою шашкою, наравне со всеми, до боли в руке, до онемения плеча. Фехтованию нас не учили совсем — не было учителей (видимо, затея с подготовкой учителей провалилось - ИО), да, впрочем, мало кто из нас и принадлежал к поклонникам этого рода спорта. После долгого боевого опыта, я убежден и теперь, что фехтование скорее приносит вред нежели пользу кавалерии. Оно основано, главным образом, на уменье защитить себя от удара противника, тогда как вся жизненная сила кавалерии заключается только в одном нападении. Да и как защищаться, когда нападает не один, а двое или трое, и справа и слева? Все эти выпады и выжидание удара хороши в фехтовальном зале, да на учебном плацу, а не в поле, где подобные встречи один на один просто немыслимы. В горячей же кавалерийской свалке всегда победит тот, кто будет рубить с плеча направо и налево, откинув всякую мысль о самозащите" (Из записок князя Амилахвари // Кавказский сборник, Том 26. 1907).

Следует отметить, что заявление И. Амилахвари о первом ударе, как основе кавалерийского боя, было вполне созвучно новой системе обучения фехтованию в русской армии, в которой защиты давались только для отбития пики противника. Защиты от длинноклинкового оружия в русской кавалерии второй половины XIX века не изучались.

О концепции "первого удара" в русской армии можно прочитать здесь.

Понравилась статья? Подпишитесь, поставьте лайк и сделайте репост в соцсетях. Спасибо!

Источник
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)


х