Адыги - Новости Адыгеи, история, культура и традиции » Статьи » История » Почему русская кавалерия проигрывала кавказской в поединке?

Почему русская кавалерия проигрывала кавказской в поединке?

Почему русская кавалерия проигрывала кавказской в поединке?
История
admin
Фото: Адыги.RU
01:18, 16 декабрь 2019
328
0
О превосходстве кавказской (в первую очередь черкесской) кавалерии над русской ярко и образно высказался кавказский генерал И. Попко, начавший службу рядовым казаком на Кавказе : "Черноморское войско, поселенное на правом крыле Кавказской линии, имело против себя в шапсугах и других черкесских племенах лучшую в мире легкую конницу... С первого раза казачья конница должна была уступить коннице черкесской и потом уже никогда не была в состоянии взять над ней преимущество и даже поравняться с нею. Те же конные черноморские казаки, которые били персиян и турок, находясь при армии во время войн, редко могли побить шапсугов у себя дома" (Попко И. Пешие казаки // Военный сборник, 1860 год). Складывалось это превосходство из трех основных элементов...
Почему русская кавалерия проигрывала кавказской в поединке?

О превосходстве кавказской (в первую очередь черкесской) кавалерии над русской ярко и образно высказался кавказский генерал И. Попко, начавший службу рядовым казаком на Кавказе : "Черноморское войско, поселенное на правом крыле Кавказской линии, имело против себя в шапсугах и других черкесских племенах лучшую в мире легкую конницу... С первого раза казачья конница должна была уступить коннице черкесской и потом уже никогда не была в состоянии взять над ней преимущество и даже поравняться с нею. Те же конные черноморские казаки, которые били персиян и турок, находясь при армии во время войн, редко могли побить шапсугов у себя дома" (Попко И. Пешие казаки // Военный сборник, 1860 год). Складывалось это превосходство из трех основных элементов.

1. Лошади.

Именно лошадь была основой превосходства кавказского всадника в бою с русским кавалеристом или казаком. Как писал в конце XIX века А. Алессандри в своем фехтовальном пособии для кавалерии, "Для изучения применения сабли на коне обучающийся должен быть хорошим всадником и отлично владеть лошадью. Можно сказать, что хороший всадник, но плохой фехтовальщик будет иметь преимущество перед хорошим фехтовальщиком, но плохим наездником" (Алессандри А. Сабельное фехтование в кавалерии). Ф. Торнау так описывал черкесскую лошадь: "Свою лошадь он (черкес -ИО) бережет пуще глаза. Она выезжена на уздечке, которой совершенно повинуется; она спокойна, смирна, привыкает к ездоку, как собака, идет на его зов и переносит неимоверные труды. Добрая черкесская лошадь не боится ни огня, ни воды. Шпор черкесы не знают и погоняют лошадь тоненькою плетью, имеющею на конце кусок кожи в виде лопаточки, для того чтобы не делать боли лошади, а пугать ее хлопаньем, так как, по мнению черкесов, боль, причиняемая лошади шпорами и тяжелой нагайкой, употребляемыми калмыками и донскими казаками, утомляет ее совершенно без нужды" (Торнау Ф. Воспоминания кавказского офицера). В отличие от кавказской лошади, лошадь русской кавалерии была гораздо хуже обучена (впрочем, как и всадник). Лучше всего недостатки конского состава русской армии отметил Н. Муравьев, говоря о превосходстве туркменского всадника (представителя еще одной т.н. "естественной" конницы) над русским кавалеристом: "Европейская конница не должна, однакоже, помышлять о перестрелке по одиночке с сими всадниками, у коих наездничество считается главною и почти единственною военною доблестью. Наши лошади, испорченные выездкой манежа, не могут сравниться проворством с лошадьми туркменскими; наш всадник, связанный неловкой одеждой и тяжелой амуницией, не в состоянии следовать за движениями проворного и легкого туркмена" (Муравьев Н. Путешествие в Туркмению и Хиву в 1819 и 1820 годах). В целом, как резюмировал М. Марков в своем фундаментальном труде "История конницы", горская "конница сидела на прекрасных, весьма выносливых горских и кабардинских лошадях и по своему конскому составу превосходила наших казаков" (Марков М. История конницы).

2. Оружие.

О превосходстве кавказской шашки над европейской саблей написано много и, чаще всего, фантастического. Основные преимущества шашки обеспечивала ее рукоять - простые деревянные накладки на сабельный клинок европейского типа (а именно такие клинки чаще всего стояли на кавказских шашках второй половины XVIII - первой половины XIX веков) не только существенно облегчали оружие, но и заметно меняли его баланс. Так, легкокавалерийская сабля образца 1817 года при длине клинка 863 мм весила около 1300 г, но ее железный эфес весил 479,2 г. Легкокавалерийская сабля образца 1827 года весила около 1230 г, при этом сам клинок, длиной 815 мм, весил около 706 г, а его медный эфес - 516 г. Не случайно, первая уставная шашка русской армии, которая была принята в 1834 году, весила всего 1100 г, а первая уставная казачья шашка 1838 года 1000 г. Кавказские же шашки были еще легче. Легкая рукоять заметно смещала баланс оружия к боевому концу, способствуя увеличению "живой силы удара" (Федоров В. Холодное оружие), а более легкий вес компенсировал чрезмерную нагрузку на руку. Улучшала рубку и продольная геометрия оружия, при которой его рукоять была отогнута к обуху, а не к лезвию, как у европейских сабель. Как отмечено у В. Федорова, "люди Запада, переняв с Востока кривые клинки, усмотрели в них одну внешнюю сторону, совершенно упустив самую основу, так сказать, "дух" этого оружия". Но главным преимуществом кавказской шашки над легкокавалерийской саблей, стоявшей на вооружении русской кавалерии и казаков, был владелец.

3. Боевая подготовка.

Уровни владения холодным оружием у русских и горцев заметно отличались и не в пользу первых. Впрочем, это было не удивительно. Серьезное внимание на фехтовальное мастерство в русской кавалерии стали обращать только после наполеоновских войн в первой трети XIX века, но даже в этот период основные усилия были сосредоточены на подготовке гвардейской кавалерии и частей, которым волей случая довелось дислоцироваться в районе Варшавы - цесаревич и великий князь Константин Павлович (1779 - 1831), имевший большой боевой опыт, нещадно гонял своих кавалеристов, требуя от них не парадной красоты, а боевых навыков. При нем фехтование стало не только необходимым, но и модным. Однако, с его смертью интерес к фехтованию в русской кавалерии вновь стал падать. Минимальный же уровень владения холодным оружием, который требовался от среднего кавалериста русской армии в конце XVIII - начале XIX века, ограничивался умением рубить "деревянных болванов" и колоть шар из шерсти. При этом даже этот уровень не достигался и в гвардейских частях. Так, генерал-лейтенант граф фон дер Палена, вступив в командование конной гвардией в 1797 году, обнаружил при смотре одного из полков, что "люди по одиначке не выучены". Не лучше обстояли дела и у донских казаков, присланных на Кавказ. В отличие от русской кавалерии, кавказская конница владела своей шашкой гораздо лучше. Постоянные конфликты формировали отличные боевые навыки, обеспечивая естественный отбор лучших и формируя систему воспитания подрастающего поколения. Обучаемые с детства, горцы обладали поставленным ударом и, сидя на отлично выезженных лошадях, просто обязаны были победить в бою один на один. Дополнительным преимуществом стало отсутствие такого "классического" европейского фехтовального приема, как защита - кавказцы, сохранившие еще доспехи и даже щиты, просто не нуждались в отбивах, предпочитая быструю атаку. Уже во второй половине XIX века эта манера боя была принята в русской кавалерии в качестве концепции "лучшая защита это нападение". Как писал в 1865 году М. Терентьев, "в бою тот остается победителем, кто бьет, а не тот, кто парирует. Бьет же тот, кто не очень заботится о своей собственной коже и знает, что все равно и не успеешь, и не сумеешь. Отсюда вытекает тот простой вывод, что кавалериста вовсе не надобно доводить до тонкости фехтования; гораздо важнее научить его рубить как следует, а не плашмя, как это случается сплошь и рядом" (Терентьев М. Кавалерийские вопросы // Военный сборник).

Заключение.

На пике уверенности в своем превосходстве кавказская конница даже осмеливалась ходить в атаки на каре русской пехоты. Однако, следует сказать, что даже "лучшая иррегулярная конница в мире" не могла выстоять в правильном бою с регулярными и иррегулярными частями русской армии. Хорошо известное калаусское побоище 1821 года, в котором казаками были разгромлены черкесы, и менее известный бой нижегородских драгун с многократно превосходящих их по численности конным отрядом Шамиля в 1858 году у Нетхоя наглядно демонстрируют преимущества тактических приемов армии европейского типа над, как в те времена говорили, "природной" (или "естественной") кавалерией.

О кавказской коннице глазами русских офицеров вы можете прочитать здесь.

О линейцах, лучших казаках XIX века, вы можете прочитать здесь.

О фехтовании на Кавказе в первой половине XIX века вы можете прочитать здесь.

Мы продолжим публикации материалов об оружии и тактике армий разных стран мира и разных веков. Подписывайтесь на канал журнала "Историческое оружиеведение", следите за публикациями, делитесь интересными статьями, ставьте лайки, комментируйте, задавайте вопросы, предлагайте темы для будущих публикаций. Это поможет развивать канал, сделать его еще интереснее и полезнее!

Источник
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)


х