Адыги - Новости Адыгеи, история, культура и традиции » Статьи » История » Кавказ. Абхазия, Аджария, Шавшетия, Посховский участок. Путевые заметки графини Уваровой, 1886 г. 26—28 июня

Кавказ. Абхазия, Аджария, Шавшетия, Посховский участок. Путевые заметки графини Уваровой, 1886 г. 26—28 июня

Кавказ. Абхазия, Аджария, Шавшетия, Посховский участок. Путевые заметки графини Уваровой, 1886 г. 26—28 июня
История
admin
Фото: Адыги.RU
10:39, 03 февраль 2020
3 708
0
26—28 июня. Предприняли раскопки в 9 верстах от города, по Анапской дороге (за первым мостом) на потомственных участках, отведенных в 30-х годах первым поселенцам из малороссиян, пришедшим в этот край. Земля эта граничит с городскою и состоит из участков в 15, 20 и 40 десятин, которыми владеют мещане новороссийские, имеющие на них только временные, летние мазанки. Иные из этих участков разделаны, частью засеяны, иные представляют ту же неурядицу, как и городские земли. По дороге пришлось несколько раз переезжать в брод Цемес обыкновенно мелководный, но разлившийся и бурливый ныне, вследствие последних сильных дождей. Пролагает он повсеместно себе ложе по местному известняку, то голому и гладкому, как скала, то по компактной массе голышей, связанных и скрепленных в конгломерат той же разложившейся местной известью. [b] ©

26—28 июня. Предприняли раскопки в 9 верстах от города, по Анапской дороге (за первым мостом) на потомственных участках, отведенных в 30-х годах первым поселенцам из малороссиян, пришедшим в этот край. Земля эта граничит с городскою и состоит из участков в 15, 20 и 40 десятин, которыми владеют мещане новороссийские, имеющие на них только временные, летние мазанки. Иные из этих участков разделаны, частью засеяны, иные представляют ту же неурядицу, как и городские земли.
По дороге пришлось несколько раз переезжать в брод Цемес обыкновенно мелководный, но разлившийся и бурливый ныне, вследствие последних сильных дождей. Пролагает он повсеместно себе ложе по местному известняку, то голому и гладкому, как скала, то по компактной массе голышей, связанных и скрепленных в конгломерат той же разложившейся местной известью.
В Новороссийске немецкая компания устроила цементный завод для разработки этой местной эоценовой формации, состоящей из трех сортов известняка, из которых два сорта обращаются одним обжигом и размолом в лучший портландский и романский цемент; третий — серый годится на то же употребление при незначительной примеси кремнезема.
Раскопки начали мы на правом берегу Цемеса, на солнечной стороне горных откосов, частью совершенно лишенных растительности. Беловатый известняк кое-где прикрыт здесь только серым лишаем, травой того же цвета, да прелестным розовым конвольвулусом, который своими живыми красками придает еще большую прелесть местности. Курганов множество; похоронное поле раскинуто на нескольких десятинах, начиная с голых откосов и уходя в горы до самой их подошвы; они поросли частью лесом и кустарником, который, предохраняя почву от палящих лучей солнца, придает ей некоторую свежесть, прикрывая ее ежегодно своею опадающей листвой и, накопляя таким образом хумус, оплодотворяющий почву. Трава здесь снова высокая и пахучая; тысяча цветов пестреют кругом нас. Северному жителю не понять аромата, наполняющего воздух в подобной местности, силы солнечных лучей и живительности воздуха: для этого необходимо провести в ней, как мы, весь день, с 6 часов утра до 8 вечера, изучить ее при утренних лучах солнца, и в полуденный жар, и при вечерней прохладе.
В курганах на правой стороне Цемеса один гравий, или скорее земля, смешанная с известковым камнем, трескуном; на левом берегу — большие курганы, все из чернозема — ясное доказательство, что все они насыпались из земли, взятой тут же, на месте.
Три дня рыли курганы в первой местности, на участке малоросса Кравченко, два остальных дня, разделивши труд, на левом берегу реки, на участке Богословского. Эти последние курганы, числом 7, совершенно иного характера чем первые; расположены они как бы в низине, в укромном местечке у подошвы последних отрогов гор, куда, вероятно, годами сносилась весенними потоками лучшая растительная покрышка с соседних пригорков. Таким образом веками накопился глубокий чернозем, тучный, глубокий, покрывающийся травой выше пояса. Из этого чернозема насыпаны и описываемые курганы, которые во всей окружности обставлены торчком большими известковыми плитами, необходимыми, вероятно, главным образом для удержания легкой, рассыпчатой почвы и для скрапа курганного остова, назначающегося местом упокоения для целой семьи или целого рода. Плиты все очень большие, но верного размера трудно найти, так как все камни сняты поселянами и очень многие переломлены.
Дальше к югу, ближе к горам, замечаем большую группу курганов, подобных первому могильнику.
29-го июня. Посетили Графскую поляну, лучшее гулянье городских жителей, прозванную «Графской» в честь гр. Воронцова. Поляна эта ничто иное, как продолжение запущенной, заросшей городской земли, на которой, по Цемесу, сохранилось несколько великолепных ясеней, — новый образчик неряшливости, невзыскательности и неразвитости русской публики.
Вечером проехались по бухте при лунном свете.
30-го июня и 1-го июля. Посвятили поездке на хутор местного помещика чеха Гейдука.
Хуторок Гейдука приютился на левой стороне Цемеса, у последних отрогов Маркочи, вправо от большой Анапской дороги, между чешскими колониями Нефедовки, Кириловки и Владимировки и через дорогу от тех потомственных дарственных участков, о которых упоминалось выше. В лесу у Гейдука, или скорей на его участке, поросшем мелким кустарником, перевитом во всех направлениях диким виноградом и цветущей clematis, видели мы два долмена, не очень больших размеров и в полуразвалившемся положении. Видели мы здесь также, числом от шести до десяти, насыпи, которые необходимо подвергнуть раскопке с целью расследования —принадлежат ли они к искусственным насыпям, или следует видеть в них простую игру природы. Насыпи эти состоят из незначительных возвышений, по которым расположены в беспорядке и системы глыбы серого песчаника. Глыбы эти не принадлежат к эоценовой формации, из которой состоит почва долины Цемеса, но подобный им песчаник разрабатывается на ближайшей горе, называемой Гудзовой, и мог в былое время, быть принесен или разметан с соседних холмов напором горных вод и потоков. По моему мнению, подобные валуны послужили вероятно и для постройки долменов, которые встречаем на здешних горах, и постоянно в сопровождении подобных глыб.
Раскопки этих насыпей нам не удалось произвести на том основании, что, находясь в этой местности во время самого разгара сельских работ, мы не могли найти довольного количества рабочих, которые в состоянии были бы поднимать и перевертывать громадные глыбы, с которыми приходилось бы иметь дело. С Гейдуком осмотрели курганы на участке Кузьмина: первые — на левой стороне Цемеса, с виду подобные разрытым нами на земле Кравченко, но с каменным гробом внутри; вторые — на правом, нагорном берегу Цемеса, с такими же валунами, как у Гейдука. Из первых вынуты кувшинчики, железные сабли, ножи, бронзовый наперсток и пуговки, подобные нашим; при чем не могу не упомянуть о пазументе, тесненном из тонкой бронзовой проволоки, подобном нынешним растяжным филигранным пазументам, служащим к привешиванью у пояса разных необходимых туалетных принадлежностей. Замечу также, что в этих могилах нашлись железные ножи, прикрепленные к ручкам теме же способом, который так обыкновенен для ножей Мерянских могил, состоящего из тонкой двойной проволоки, намотанной вокруг стержня, и таким образом соединяющей обе части ножа.
По Анапской дороге, проехали через колонию Владимировку и, свернув налево, переехали Цемес и въехали в узкое ущелье между гор. У самой переправы, за огородами селения, налево от дороги, возвышается большой, круглый курган, поросший лесом и обложенный при основании правильной стенкой из плитняка, сложенной на цементе. Едем или скорее пробираемся каменистой дорожкой вдоль речки, прелестным буковым ущельем. Сильным подъемом поднимаемся на хребет горы. Пред нами, в весьма близком расстоянии вершины Гудзовой горы, горы Черкес и Глебовой; меж ними долина р. Озерейки; налево — чудно-синяя бухта; в тумане бухта Геленджика и море... Направо, — еще в более нежных голубоватых тонах Анапа с Азовским морем. По горе, по самому ее хребту, замечаем на равном расстоянии один от другого камни, врытые перпендикулярно в землю — может быть межи древних насельников черкесов.
Пред подъемом на Гудзову гору, обращаем внимание на перевал (через гору Маркотх), где идет в эту минуту деятельная работа по постройке туннеля для Екатеринодарской железной дороги.
Еще крутой каменистый подъем по тенистой буковой роще, и мы на Гудзовой горе. Гудзова гора у черкесов зовется также гора Гуд или Готф. У самой вершины замечаем ломку того песчаника, из которого сложены долмены и загадочные памятники на участке Гейдука, песчаник плиоценовой формации, к которому принадлежит и почва Анапы. Горная возвышенность, расположенная на вершине Гудзовой горы, принадлежит начальнику Новороссийской области, Никифораки. По ней, вдоль всего хребта, в виду синего моря, в направлении к Новороссийску, то есть с запада на восток, расположены 5 громадных долменов, из которых один сохраняется в целости, если не считать того, что передней плиты у него нет, а задняя хотя на месте, но отвалена. Верхняя плита имеет длины 4 арш. 7 верш., ширины 3 арш. 12 верш.; задняя плита имеет вышины (до земли) 1 арш. 15,5 верш., ширины 1 арш. 11 верш. Говорятъ, что через балку, в лесу сохраняется такой-же долмен.
Внизу, влево у ног наших, плодородная долина станицы Борисовки; за нею горы Черкес и Глебова. Правее долина реки Дюрсо. Вид с вершины этой прелестный.
На обратном пути, проехали на перевал, составляющий временное пристанище железнодорожных инженеров, от которых хотелось собрать сведения касательно археологических вещей, находимых при работах полотна железной дороги. Вещей в наличности не нашли, но получили обещание хранить все находимое и представлять оное по начальству в Екатеринодар.
Вечер провели в семье Гейдука в расспросах и рассказах о крае и его нуждах. Невольно чувствуешь себя здесь в гостях, временно пришлыми для заселения этого чудного края: никто — ни чехи, ни казаки, ни хохлы-поселенцы не знают ни преданий, ни даже названий тех рек, долин и гор, между которыми мы движемся, которые проезжаем, которые кормят и поят их. Нет той поэзии, той томительной тоски и ласки, которые чувствовались в рассказах Казбека о его родных ущельях и их прежних насельниках...
Из всего видно, что край нуждается в разумных поселенцах и в особенности в разумной администрации, направленной к сохранению, а не уничтожению богатств края: горы, когда-то покрытые сплошным лесом, превращаются мало-по-малу в пустыню, благодаря варварскому обращению строителей железной дороги и, в особенности, местных жителей-казаков, которые, очищая осенью поля от бурьяна и кустарника, выжигают огромные площади. Лес пылает тогда по всей окружности, и лесничий, приставленный правительством для его разумного сохранения, любуется с своего балкона пожарищем, как в былое время Нерон пожаром, уничтожавшим Рим. Истребление лесов в этой местности, равно как и на Кубани, зловредно действует на плодородие почвы и на местные урожаи: вот уж несколько лет, что фруктовые деревья Черноморского округа не приносят более плодов. Табаководство довольно распространено в крае, но табачная монополия и сильные налоги убивают ее; одесские же фабриканты-кулаки на столько прижимают производителей, что цена пала с 20 р. на 6 руб. Табак выделывается предпочтительно трех сортов: Трапезунт — высокий, с сильным ростом и более грубым листом; Самсон — более нежный сорт и Дюбек, самый ценный. Взялись и за виноделие, при чем Сотерн, Рислинг, Лафит и Бургундское удаются в наилучшем виде.



[b] © Адыги.RU[/b]
по материалам: © Адыги.RU[/b]
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)


Загрузка...
х