Адыги - Новости Адыгеи, история, культура и традиции » Новости » Интервью » О музыке и русской удали. Интервью с народным артистом Адыгеи Анатолием Шипитько

О музыке и русской удали. Интервью с народным артистом Адыгеи Анатолием Шипитько

О музыке и русской удали. Интервью с народным артистом Адыгеи Анатолием Шипитько
Интервью
zafe
Фото: Адыги.RU
16:37, 06 август 2020
529
0
Анатолий Шипитько — создатель и более двадцати лет бессменный руководитель уникального оркестра народных инструментов «Русская удаль» Госфилармонии, который по праву можно считать национальным достоянием страны. Дирижер и баянист, заслуженный работник культуры РФ, народный артист Адыгеи, заслуженный деятель искусств России и Кубани Анатолий Шипитько отпраздновал свое 80-летие. В своем интервью «СА» он рассказал о творческом пути длиною в шестьдесят лет, об образе русской удали, а также о музыке как душе народа.
О музыке и русской удали. Интервью с народным артистом Адыгеи Анатолием Шипитько
Анатолий Шипитько — создатель и более двадцати лет бессменный руководитель уникального оркестра народных инструментов «Русская удаль» Госфилармонии, который по праву можно считать национальным достоянием страны. Дирижер и баянист, заслуженный работник культуры РФ, народный артист Адыгеи, заслуженный деятель искусств России и Кубани Анатолий Шипитько отпраздновал свое 80-летие. В своем интервью «СА» он рассказал о творческом пути длиною в шестьдесят лет, об образе русской удали, а также о музыке как душе народа.

Как случилось, что вы стали музыкантом? В одном из интервью вы рассказывали, что в детстве поменяли кусок хлеба на возможность поиграть на балалайке…
— Я родился в сороковом году в кубанской станице Староминской. Началась война, какие там музыкальные инструменты?! Впервые познакомился с баяном в пятом или шестом классе, а вот гармошка была в ходу. Когда у соседа увидел балалайку, то действительно отдал хлебную карточку, чтобы побренчать на ней. Нотной грамоты тогда не знал, конечно, но тяга к музыке была всегда. Мать и ее пять сестер специально собирались по воскресеньям и пели. Народные кубанские песни трогали меня до слез. Пели и мы с сестрой: затянем на два голоса, а под окнами соседи собираются послушать, словно на концерт. Поэтому, когда вырос, и речи не могло быть о другой профессии. В девятом классе мама купила мне баян, а после выпуска из школы, которую окончил без единой тройки, не зная нот, поступил в Краснодарское культпросветучилище (сейчас — Краснодарский краевой колледж культуры. — Прим. ред.). Затем по распределению попал баянистом в станицу Каневскую, но понимал, что знаний мало, и поступил в майкопское музучилище. Здесь меня сразу заметили и после окончания оставили преподавать дирижирование. Я создал при училище большой оркестр из баянов и проработал здесь десять лет. А затем мой большой друг талантливый музыкант Индар Кочубеевич Хейшхо пригласил меня в Сургут на должность зам­директора музучилища.
В эти годы я познакомился с маэстро Николаем Калининым — художественным руководителем и главным дирижером Национального академического оркестра народных инструментов России им.Осипова. Эта встреча стала знаковой во многих смыслах. Когда Николай Николаевич впервые услышал созданный мной сургутский оркестр русских народных инструментов, который существует и сегодня, то сделал его спутником Государственного оркестра им.Осипова. Благодаря этому мы не только объездили с концертами крупные российские города, но неоднократно были и за рубежом. Большую роль Калинин сыграл и в становлении «Русской удали».
— Расскажите об истории создания Государственного оркестра народных инструментов Госфилармонии Адыгеи «Русская удаль» и о том, как родилось его название.
— Когда Адыгея получила статус республики, наряду с национальными адыгскими коллективами возникла необходимость создания русского коллектива. И меня пригласили в качестве дирижера и худрука оркестра. Это было время великих музыкантов, болеющих душой за свое дело, поэтому в сфере культуры был большой подъем.
В конце XIX века Василий Андреев основал первый в истории России оркестр русских народных инструментов — большое событие в русской музыкальной культуре. И все оркестры, что появлялись после, были похожи друг на друга.

А мне хотелось, чтобы при всей академичности звучала русская душа, всегда мечтал возродить именно тот оркестр, который был при Иване Грозном, — с литаврами, жалейками, рожками, гуслями, трещотками, бубнами.

Такой состав показан в эпизоде фильма «Иван Васильевич меняет профессию», но его не было в России. Уже позже Николай Осипов ввел баян, жалейки, вот и мы пошли по фольклорному пути. Танцуем и поем, играем и на косе, и на самоваре, и на печной задвижке — настоящая русская удаль, перед которой сложно устоять и не пуститься в пляс. Так появилось название, и мы ему соответствовали. Но ничего бы не получилось, если бы не коллектив, необыкновенный талант и энергия каждого: Андрей
Полун (баян), Андрей Ковешников (музыкант-универсал), Юрий Сергеев (баян), Ольга Подцепилова (домра), Андрей Ефименко (балалайка), Валерий Просандеев (музыкант-универсал). Сегодня все они заслуженные артисты Адыгеи.
В 1994 году в Москве состоялся первый Всероссийский фестиваль профессиональных коллективов русских народных инструментов, а после нашего выступления Николай Николаевич Калинин сказал: «На небосклоне музыкального мира вспыхнула звезда, не похожая на другие. И имя звезде — «Русская удаль».
— Несколько лет как вы вышли на пенсию — есть ли чувство удовлетворения от проделанной работы, все ли успели воплотить в творческой жизни?
— У меня хранятся видеозаписи всех последних концертов. Пересматриваю их периодически и говорю: «Ах, вот здесь я бы сделал не так!» А в целом испытываю большое удовлетворение от проделанного. Мы выступали в самых престижных залах страны: концертном зале им.Чайковского, КЗ «Россия», Российской академии им.Гнесиных, Колонном зале Дома союзов. И впервые оркестр русских народных инструментов прозвучал в Кремлевском дворце.
В сопровождении оркестра выступали народные артисты России, такие как Леонид Сметанников, Анатолий Сафиуллин, Екатерина Молодцова, Анна Литвиненко, народный артист Адыгеи, заслуженный артист России Вячеслав Анзароков, заслуженная артистка Адыгеи и Абхазии Тамара Нехай, солист Петербургской филармонии Аслан Намиток, заслуженный артист России Василий Пьянов и многие другие.
Получали самую высокую оценку от великих музыкантов, среди них — Михаил Рожков, Вера Городовская. Иногда думаю: «Неужели никогда больше этого не будет? Дайте мне еще!»
Заниматься всю жизнь тем, что любишь, — большое счастье. Великий китайский философ Конфуций сказал: «Займись тем, что тебе нравится, и ты никогда не будешь работать». Я никогда за 60 лет не опаздывал на работу, всегда приходил к 7.30, редко болел и не уходил на больничный. Горел своим делом, а ведь состояться как профессионал — одна из главных потребностей человека.
— Важно ли для творческого развития ребенка начинать учить его музыке с ранних лет? Или же если у человека талант, то он реализует его в любом возрасте?
— Талант найдет выход в любом возрасте. Например, Шостакович музыкой начал заниматься поздно и достиг больших высот. А можно играть с пяти лет и потом стать механизатором. И тут главное даже не любовь: мой отец любил музыку и мог часами слушать гармониста, но сам не играл. Самое главное — это страсть, с ней надо быть настолько близко, чтобы музыка стала твоей душой. Однажды я двенадцать часов напролет просидел за баяном. Все зависит от таланта, страсти к делу, от того, как упорно ты будешь заниматься и сколько вкладывать сил.
Но проблема в другом — упал престиж народных инструментов. В музыкальных школах нет классов баяна, домры, в классе балалайки — два-три человека. В колледже искусств раньше на курс мы принимали по двадцать баянистов, а сейчас молодежь не выбирает это направление. Некому приходить на смену в оркестр. И это беда не только Адыгеи, но в целом всей страны. Страдают и симфонические оркестры, где не хватает духовых инструментов. Культура ярко вспыхнула в послевоенное время. Тогда, чтобы, к примеру, научиться играть на баяне, стояли очереди. Я, еще молодой, преподавал в музыкальной школе, и к нам приходили взрослые мужчины тридцати-сорока лет, прошедшие войну, чтобы в частном порядке освоить баян. А сейчас ценности стали другие. Мы своим детям сумели привить любовь к музыке, оба сына получили музыкальное образование, внук играет на гитаре.
К сожалению, не ценится сегодня народная музыка, а трудность ее постижения колоссальная. Надо день и ночь корпеть, чтобы научиться играть виртуозно. На мой взгляд, легче сохранить певческую народную культуру, танцевальную, а от них может уже оттолкнуться и инструментальная музыка.
 
  Источник: Газета Советская Адыгея
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)


х