Адыги - Новости Адыгеи, история, культура и традиции » Статьи » История » Поэтический мир и «огонь нартов» Аскера Гадагатля

Поэтический мир и «огонь нартов» Аскера Гадагатля

Поэтический мир и «огонь нартов» Аскера Гадагатля
История
zafe
Фото: Адыги.RU
11:17, 23 апрель 2020
428
0
Тихий и уравновешенный, вроде медлительный, но очень стеснительный, всегда аккуратный, взвешенный, терпеливый, самоуглубленный Аскер Магамудович был для нас – одновременно принятых в Адыгейский научно-исследовательский институт нескольких молодых коллег, которые работали с ним в одном кабинете – примером для подражания...

Поэтический мир и «огонь нартов» Аскера Гадагатля

Тихий и уравновешенный, вроде медлительный, но очень стеснительный, всегда аккуратный, взвешенный, терпеливый, самоуглубленный Аскер Магамудович был для нас – одновременно принятых в Адыгейский научно-исследовательский институт нескольких молодых коллег, которые работали с ним в одном кабинете – примером для подражания.

Аскер Магамудович Гадагатль являлся доктором филологических наук, народным поэтом Республики Адыгея, заслуженным работником культуры Российской Федерации, заслуженным деятелем науки Республики Адыгея, лауреатом Государственной премии Республики Адыгея в области науки, членом общества кавказоведов Европы, академиком Адыгской (Черкесской) международной академии наук (АМАН), членом Союза писателей России.

Начальной ступенью творческого пути Аскера Магамудовича было окончание Хатукайской школы и поступление в Адыгейское педагогическое училище. И где бы он не учился, в школе, училище, всегда оказывался в числе лучших. У адыгов поэтому поводу есть пословица: «Того кто будет настоящим волом, видно ещё по телёнку».

В студенческие годы Аскер Магамудович с увлечением пишет стихи, активно участвует в выпуске студенческих газет и рукописных журналов, нередко выступает на страницах областных газет и журналов со своими стихами и публицистическими статьями, появляется интерес к творческой деятельности. Продолжение учебы в вузе прервала война, но в годы войны он писал и посылал свои стихи в областную газету. Так, в июне 1941 года в газете «Социалистическэ Адыгей» была опубликована его стихотворение «А «зиусхьанхэр» зэряфэшъуашэу джы «тхьакIэных» (Этих «господ» мы теперь достойно «угостим»). Содержание и стиль можно было определить героическим началом этого стихотворения, самого распространенного в этот период жанра поэзии. Поэт не обращается к конкретным картинам войны, не пытается индивидуализировать, а обобщает образ, подчеркивая героический характер советского человека.

Разной, естественно, была мера личностного участия поэтов и писателей в войне. С 1942 по 1946 год Аскер Гадагатль служит в рядах Красной армии офицером.

В солдатской форме без погон офицера А. Гадагатль пришел на работу в Адыгейский научно-исследовательский институт и был зачислен научным сотрудником сектора литературы и фольклора. Наряду с научно-исследовательской деятельностью он продолжил творческую работу. Основным делом его жизни становится литература.

Аскер Магамудович печатался с 1940 года. За это время им изданы на адыгейском языке 15 сборников поэм и стихов и 9 поэтических сборников на русском языке.

В послевоенные годы написанная правда о жизни народа и о войне осталась «в столе» писателей на долгое время. В эти годы вся идеологическая работа была подчинена интересам административно-командной системы. Возобновилось наступление на личность, на интеллигентность, на формируемый ею тип сознания. Творческая интеллигенция представляла повышенную опасность для партноменклатуры. Война оказала большое влияние на духовный климат общества. Сформировалось поколение, ощутившее в связи с победой чувство собственного достоинства. Люди жили надеждой на то, что с окончанием войны все изменится к лучшему, но этого не произошло. Правящая партийная элита установила жесткий контроль над умами творческой интеллигенции. В партийных постановлениях содержались декларативные призывы к творческой интеллигенции – создавать высокоидейные произведения, отражающие героические и трудовые свершения советского народа. Они вынуждены были подчиниться этим постановлениям. Одной из общих тем отечественной литературы послевоенных годов стала тема возвращения бывших фронтовиков к мирной жизни. Видное место в поэзии заняли мотив возвращения и тема мирного, созидательного труда. Об этом свидетельствуют поэтические книги А. Гадагатля «Светлые дни» (1950) и «Мой аул» (1953). В стихотворениях А. Гадагатля просматриваются внешние контуры реальности, ему удается отдельные наброски характеров, но сложная реальность, с противоречиями остается невостребованной.

Жизнь, конечно, была другой – тяжелой, многогранно трудной, противоречиво сложной, идеологически запутанной, а человек, отстоявший её, сохранивший для будущего, для детей, внуков, превратился в никому не интересную пылинку. В глазах партии и государства, в произведениях литературы и искусства личность потеряла себя. Нет человека – нет проблем.

Из этого духовного тупика был один единственный выход – писать правду. Надежда была только на перемены в общественной жизни, на идеологическую ее переориентацию, на резкий поворот лицом к человеку. А пока что многие стихи безжизненно мертвые. Общественно-литературная ситуация «центра» вызывала всегда более обостренную реакцию «на местах» – есть установка съезда писателей, установки партии – и никаких других отклонений от общеназначенного курса. Оригинальному голосу прозвучать было почти невозможно в контексте всей мажорно-плакатной поэзии. Например, стихотворение А. Гадагатля «Песня победы»:

Да здравствует Родина,

К победе нас привела,

Да здравствует наши сыновья-батыри,

Уберегли нас от поднятой сабли.

По случаю «торжества нашего оружия» радостные строки пишет молодой поэт.

А в другом стихотворении поэт пишет: «счастливую жизнь мы обустраиваем, наша большая страна о добре думает, к миру дорогу выбирает». Произошла полная деградация поэтического художественного слова. Поэт полностью зависим от власти и идеологических схем. Именно такого рода литература объявлялась литературой подлинно народной. Так писали все поэты, которые жили и творили на бывшем союзном пространстве.

Поэмы «Счастье человека» («Мой аул») и «Моя учеба» – составляют по сути дела, одно произведение, построенное на основании показа социальных явлений в аульской действительности, на сравнении социального прошлого с настоящим. Судьба молодого человека вышедшего к новым берегам действительности и судьба родного аула, строящего новую жизнь в послевоенный период.

Поэмы создавались довольно долго. Временная дистанция обусловила существенное различие между отдельными главами. Декларативные и несколько растянутые страницы сочетаются с написанными свежо и блестяще. Неповторимые черты личностного взгляда, особенно ярко и обаятельно, когда воспроизводится то, что было особенно остро и глубоко пережито. Параллель личной и общенациональной судьбы развертывается в произведениях с каким-то внутренним спокойствием. Автор тепло вспоминает дом, простые человеческие отношения, дорогие с ранних лет.

Поэмой «Дочь адыга» А. Гадагатль обращается к истории адыгов. В основу повествования лежит трагическая история адыгейки из бедной семьи, проданной и насильственно вывезенной в Турцию. Поэма показывает расслоение адыгского народа на богатых и бедных, обращая при этом внимание на движение народного сознания в сторону социального и национального освобождения. Поэма близка по масштабам и построению повести в стихах, ясно выражены социально-классовые ориентиры, ярко отражены контрасты эпохи, человек представлен как общественное явление. Одно из самых лучших произведений не только поэта, но и адыгейской литературы. Заметный след в адыгейской литературе оставил А. Гадагатль по идейно-тематической направленности поэтического слова. Он никогда не отходил от традиционного адыгского стихосложения, хорошо знал историю народа и сложные проблемы новой жизни и все это перекладывал на поэтический язык легким и доступным слогом.

Характерной чертой поэм А. Гадагатля было соединения лиро-эпических и драматических начал. Стихи поэта по тематическим признакам разные: окружающая природа, теплота души человека, раздумья о жизни, о людских радостях, трудовых буднях и т. д. Особенности его лирики не только в стихах, но и в песнях. Многие стихи Гадагатля переложены на музыку.

Вопросы народного творчества, тесно связанные со всеми литературно-эстетическими воззрениями поэта, находят в его критических статьях всестороннее отражение. В ряду художественных произведений Гадагатля, во многих статьях содержится не только богатый фактический материал, связанный с устно-поэтическим творчеством, но и интересные суждения о художественном творчестве народа.

Нартскому эпосу А. Гадагатль посвятил почти всю свою жизнь. Написано более 250 научных статей и ряд монографических исследований «Героический эпос «Нарты» и его генезис» (Краснодар, 1967), «Героический эпос «Нарты» адыгских (черкесских) народов» (Майкоп, 1987), «Память нации» (Майкоп 1997, 2004); систематизировал и опубликовал на языке оригинала адыгский народный эпос «Нарты» в семи томах (Майкоп, 1946 – 1971). В 1974 году в московском издательстве «Наука» вышел однотомник «Нарты», подготовленный А.М. Гадагатлем (совместно с З.П. Кардангушевым). В 1997 году, в городе Краснодаре на втором Международном конгрессе «Эпосы народов мира» ученые Северного Кавказа выдвинули семитомник «Нарты» на соискание Государственной премии Республики Адыгея в области науки.

Смысл жизни мыслящего человека в том, чтобы, перестав существовать физически, продолжить жизнь на земле не только в качестве бессмертного духа, но и в оставленной о себе памяти. Добрую память о себе оставил Аскер Магамудович на земле. О некоторых воспоминаниях о нем позволю себе рассказать.

Уроки старших ученых формировали нашу поведенческую этику. Специфика их трудовой деятельности помогла обрести особую жизненную смелость, в наших поступках.

Аскеру Магамудовичу не безразличены были жизненные ценности и нравственный багаж молодого исследователя, и он всегда ими интересовался. Его усердности и спокойствию можно было позавидовать. Он, как старший товарищ, выведывал тихомолком наши планы, чтобы помочь незаметно, чтобы мы действовали осознанно, не опуская крылья, а те, которые строили из себя ученого, осознавали потом, что, ох, как много дорог ещё надо пройти, чтобы прийти к научному плодовитому дереву – глубоким знаниям.

Однажды Аскер Магамудович поехал в очередной раз за границу на Международный симпозиум кавказоведов. И вернулся оттуда весь сияющий и говорить, что следующее научное собрание состоится в городе Майкопе по его инициативе и, что, мы все должны выступать на Международном коллоквиуме по эпосу «Нарты». Мы, испугавшись, переглянулись, потому что никто ещё не имел степень ученого. К тому же эта новость нас очень обрадовала, и мы стали готовится серьезно, а Аскер Магамудович нас подбадривал. Когда нас включили и в оргкомитет – это было высшим испытанием и целой сенсацией, но мы старались и оправдали доверие старших – все мы сделали правильно, и все было в норме. С помощью старших мы смело входили в научный мир и высказывали свои мировоззрения открыто.

Расскажу, как я придумала ему тему «Пусть не гаснет огонь нартов». Приближалась дата 25летие со дня выпуска семитомника «Нарты». Аскер Магамудович хотел пригласить зарубежных ученых кавказоведов, но его убеждали, что денег нет на проведение Международной конференции. Так он сидел в кабинете и обижался на руководителей, а я ему предлагаю другой вариант – встречи с учащимся школ, техникумов, училищ, конкурсы среди юных чтецов, художников, скульпторов, певцов о нартах, с вручением небольших наград – книги о «Нартах», сборники стихов, эмблемы и значки о нартах и другие. Сначала он не хотел слышать об этом, потом как-то, каждый был занят своим делом, спрашивает: «Повтори, пожалуйста, Шамсет, что ты говорила мне. Извини, я тогда не услышал тебя. «Человек не вечен, – я говорю, – дай бог, чтобы вы прожили много-много лет, молодежь потом будет помнить об этих встречах, может в чью-то душу попадет литературное творческое зерно или у кого-то обнаружатся ростки по исследованию эпоса «Нарты», он согласился со мной и стал проводить такие интересные встречи и конкурсы в школах.

А. Гадагатль всегда вдохновлял на написание новой работы. Он мне подарил очередную новую книгу с надписью: «Дарю в долг, не спеши возвратить, жду через 2-3 года». Проходит год, я подписываю свою книгу «Слово о Нартах» и дарю ему: «Возвращаю с благодарностью к Вам свой долг, благодаря Вам постаралась закончить начатую монографию о нартах. Крепкого здоровья и творческих успехов!» Подписываюсь: «Младшая коллега по ученому цеху – Шамсет Шаззо». Как он обрадовался и сказал, что готовит книгу о своей работе над «Нартами» и обязательно опубликует мою надпись на монографии.

Вот как он помогал найти собственную дорогу в большую науку.

Накопленный опыт жизненный, творческий и научный к которому мы были причастны щедро и духовное наследие в статьях и книгах не будут забыты, пока жив адыгский народ.

Шамсет Шаззо – доктор филологических наук, зав. отделом литературы АРИГИ.

Источник
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)


х