Адыги - Новости Адыгеи, история, культура и традиции » Статьи » История » Самура и черкесы один кодекс рыцарства

Самура и черкесы один кодекс рыцарства

Самура и черкесы один кодекс рыцарства
История
admin
Фото: Адыги.RU
03:03, 10 февраль 2020
115
0
Несовместимым с образом рыцаря считались излишнее любопытство, суетливость, назойливость, малейшие признаки уныния, растерянности, отчаяния. Постоянно рискуя своей жизнью во имя идеалов рыцарства, воины обязаны были демонстрировать спокойную уверенность в своих силах, стойко переносить любые тяготы и лишения, не ожесточаясь, не теряя контроля над собой, оставаясь во всех ситуациях подчеркнуто вежливыми, щедрыми, великодушными, передавая окружающим свой оптимизм и боевой настрой...
Самура и черкесы один кодекс рыцарства

Несовместимым с образом рыцаря считались излишнее любопытство, суетливость, назойливость, малейшие признаки уныния, растерянности, отчаяния. Постоянно рискуя своей жизнью во имя идеалов рыцарства, воины обязаны были демонстрировать спокойную уверенность в своих силах, стойко переносить любые тяготы и лишения, не ожесточаясь, не теряя контроля над собой, оставаясь во всех ситуациях подчеркнуто вежливыми, щедрыми, великодушными, передавая окружающим свой оптимизм и боевой настрой.

Величайшим пороком считалось хвастовство. О победах над противником следовало сообщать, используя специально для этого созданные вежливо-скромные выражения. Вместо того чтобы сказать: «Я выстрелил из ружья, и противник упал», говорили: Си 1зм 1эщ1элъ фочыр узри, л1ыр Джзлащ «Ружье, что было в моей руке, выстрелило, и человек упал». Неприличным считалось сказать о повергнутом сопернике: «Я выхватил кинжал и поразил (убил, ранил) его». Взамен таких выражений этикет предлагал эвфемизмы и куртуазные высказывания: Си 1зм 1эщ1элъ къамзр ехузхри, л1ыр у1эгъэ хъуащ «Кинжал, что был в моей руке, опустился и ранил человека».

Венчает возвышенный образ черкесского рыцаря отношение к смерти - готовность как большое благо принять смерть на поле боя, в схватке с врагом. Жизнь представлялась адыгским воинам цепью благородных поступков, подвигов, сражений, заканчивающейся смертью, достойной рыцаря. И отсюда понятие рыцарства и рыцарской этики - узркъыгъз, которое по своей направленности не только сходно, но порой даже в деталях повторяет «путь воина» или бусидо в японской культурной традиции. С 15 лет полагалось вести жизнь, полную опасных приключений, чтобы, в конце концов, с честью погибнуть, исполняя свой воинский долг. Поэтому жить долго, до седин, казалось неприличным. В современной Черкесии рассказывают, что однажды, увидев на празднестве седобородого князя, одна из женщин с притворным удивлением воскликнула: Пщы жьак1з хужьт иДжы сымылъзгъужар «Седобородый князь! Такого я, отродясь, не видывала!»

Известен и другой аналогичный случай. Скончался один из кабардинских князей, не отличавшийся большим мужеством и, когда его жену спросили, при каких обстоятельствах он умер, та ответила: «Умер своей смертью без единой пробоины, хороший вышел бы из него бурдюк».

В этом контексте вполне объясним пиетет, с которым относились, например, к княжеской ветви Татлостан - самой малочисленной в Кабарде. Согласно преданиям, мужчины этого рода были особенно храбры и рано, еще в молодом возрасте погибали в сражениях. Отсюда стандартные характеристики: Талъостанхэ л1ы закъуэрэгушхуэщ «Татлостановы - род одиноких воинов с большим (храбрым) сердцем».

Подобные сюжеты, как мы видим, обыгрывают так или иначе тему финальной части того пути, который в идеале должен пройти каждый воин. Это героическая смерть в самом расцвете сил. Отсюда известное изречение бесленеевских князей Каноковых: Дэ, Къэнокъуэхэ, гъащ1эу зэхуэдгъэувыжыр илъэс тощ1ырэ тхурэщ «Мы Каноковы, планируем жить не более 25 лет».

В том же духе, как мы знаем, высказывались японские воины. К примеру, японский самурай Юдзин Дайдодзи говорит: «Самурай должен прежде всего постоянно помнить о смерти - помнить днем и ночью, с того утра, когда берет в руки палочки, чтобы вкусить новогоднюю трапезу, до последней ночи старого года, когда он платит свои долги - что он должен умереть. Вот его главное дело».

Другой самурай Дзете Ямамото в ситуации «или-или» рекомендует без промедления выбирать смерть. Аналогичным образом, но, впрочем, несколько иначе - с заметным этическим акцентом - выражали эту же мысль адыгские воины: Псэр щэи, напэр щэху «Жизнь отдай и возьми честь». В системе рыцарской этики представление о воинской, уоркской чести - уэркъ напэ стояло на первом месте.

Читайте, это интересно

Если должно бы быть не более 10 стран в Европе, какие бы остались?

Русская версия происхождения этнонима "адыгэ"

Какие блюда грузины обязательно готовят на новогодний стол?

Скромность ненужное в 21 веке качество для девушки!

Счастливая женщина - это, чаще всего, бессовестная женщина!

Матвиенко предложила наказать Новака из-за задержки закона о счетчиках

Источник
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)


х