Адыги - Новости Адыгеи, история, культура и традиции » Статьи » Культура » Занятия: скотоводство, земледелие и война как ремесло

Занятия: скотоводство, земледелие и война как ремесло

Занятия: скотоводство, земледелие и война как ремесло
Культура
zara
Фото: Адыги.RU
15:38, 29 февраль 2020
5 478
0
Историк Кубанского казачьего войска Ф. А. Щербина, «хорошо знавший литературу вопроса и соответствующие архивные доку-менты»26, дал общую оценку экономике черкесов. Он полагал, что в конце XVIII - первой половине XIX в. «черкесов ни в коем случае нельзя было назвать народом земледельческим», они «были бедны и нуждались в самых необходимых предметах. В громадном большинстве случаев у них не хватало хлеба», «руки же он (черкес - М.Б.) берег для войны»27. По мнению военного историка Н. Ф. Дубровина, у черкесов «земледелие вообще находилось в первобытном состоянии». Главным их богатством он считал «огромные табуны лошадей и отары овец»28.
Занятия: скотоводство, земледелие и война как ремесло
Историк Кубанского казачьего войска Ф. А. Щербина, «хорошо знавший литературу вопроса и соответствующие архивные доку-менты»26, дал общую оценку экономике черкесов. Он полагал, что в конце XVIII - первой половине XIX в. «черкесов ни в коем случае нельзя было назвать народом земледельческим», они «были бедны и нуждались в самых необходимых предметах. В громадном большинстве случаев у них не хватало хлеба», «руки же он (черкес - М.Б.) берег для войны»27.
По мнению военного историка Н. Ф. Дубровина, у черкесов «земледелие вообще находилось в первобытном состоянии». Главным их богатством он считал «огромные табуны лошадей и отары овец»28.
В советское время первым обратил внимание на хозяйственную жизнь черкесов Северо-Западного Кавказа М. Н. Покровский. По его оценке, в конце XVIII в. экономике черкесов наблюдался некоторый подъем. Он четко разграничил хозяйства жителей равнинных и горных. Первые успешно развивали земледелие: «... насколько интенсивна была земледельческая культура - показывают и до сих пор остатки искусственного орошения, фруктовых садов и виноградников около развалин черкесских аулов»29. Что касается горцев, то они главным образом занимались скотоводством. «Как и следовало ожидать от горных местностей, - подчеркивал М. Н. Покровский, - основу богатства составляло скотоводство»30. Вслед за М. Н. Покровским, в духе дореволюционной историографии, проблему освещали и другие советские авторы.
К скотоводческому типу хозяйства была приспособлена общественная организация всех «демократических племен» СевероЗападного Кавказа. Эта особенность жизни горцев достаточно широко проиллюстрирована В. К. Гардановым в его монографии о черкесах. Данные В. К. Гарданова позже дополнены материалами Б. М. Джимова31 и М. А. Меретукова32. Этнографам удалось обосновать тезис о сохранении у «демократических племен» патронимической семьи и объяснить причины ее консервативности. Так, по сведениям М. А. Меретукова, у шапсугов встречались семейные общины, насчитывавшие по 40, 50, 60, а иногда более 100 человек. В таких общинах родство доходило до четвертого поколения. Наличие столь крупных семейных общин и устойчивость в них родовых порядков обусловливались скотоводческим типом хозяйствования, требовавшим применения коллективного труда крупных родовых союзов. М. А. Меретуковым опубликован полевой материал, согласно которому патронимические семьи шапсугов держали скот в больших количествах; семья Тлиф Сафчах из 34 душ имела 400 овец, 60 коз, 30 коров, 6 быков, а семья Непсэу Мшеост из 24 членов содержала 300 овец, 50 коз, 20 лошадей, 5 быков, 4 коровы и т.д. На основании изучения патронимической семьи, ее внутренней организации М. А. Меретуков пришел к выводу о скотоводческом направлении хозяйственной деятельности этой семьи33.
Подводя итог, отметим, что в XVIII - первой половине XIX в. в «вольных» обществах Северо-Западного Кавказа основная роль в экономике принадлежала скотоводству. В условиях горной зоны Большого Кавказа эта отрасль консервировала отсталые формы хозяйствования, являлась носительницей патриархально-родовых начал в общественной жизни. Вместе с тем в «вольных» обществах Большого Кавказа в скотоводстве были скрыты потенциальные силы, которым при определенной историко-экономической ситуации суждено было изменить коренным образом облик горских обществ. Начало преобразований этих обществ лежало в появлении частной собственности на стада, ведшей «к обмену между отдельными лицами, к превращению продуктов в товары»34.
В отличие от скотоводства горское земледелие - второстепенный вид хозяйствования - обнаруживало интенсивные формы труда, но оно лишено было главного - экономического эффекта. Кроме того, земледелие не обладало социальной потенцией, которую таило в себе скотоводство: оно не являлось сферой формирования частной собственности, способной привести общество к кардинальным социальным переменам. В рассматриваемое время и скотоводство, и земледелие в условиях гор и высокогорья не были рассчитаны на производство излишков продукции, что сдерживало поступательное хозяйственное развитие «вольных» обществ, обеспечивая общинно-родовым отношениям достаточную устой-чивость35. В этом, казалось, замкнутом круге, не дававшем «вольным» обществам стать на путь прогресса, выход виделся в двух предпосылках: в обнищании и набегах («завоеваниях»), которые подорвали бы общинно-родовую связь - основу господствовавшего общественно-экономического уклада.
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)


Загрузка...
х