Адыги - Новости Адыгеи, история, культура и традиции » Диаспора » Как кавказские горцы полтора века назад пришли на землю обетованную?

Как кавказские горцы полтора века назад пришли на землю обетованную?

Как кавказские горцы полтора века назад пришли на землю обетованную?
Диаспора
zara
Фото: Адыги.RU
09:16, 05 июнь 2020
6 596
0
Учебника по истории адыгской диаспоры в Израиле пока нет, но материалов для него собрано уже предостаточно. Книга о том, как кавказские горцы полтора века назад пришли на землю обетованную и чем живут здесь сегодня, может получиться весьма интересной и познавательной,считает житель аула Рихания, историк Риад Гиш Страшная штука – штамп. Не отпечаток на деловой бумаге, в паспорте, квитанции, конечно, или расхожее выражение в литературном тексте, навязчивое и назойливое, словно муха. Опаснее штамп наподобие ярлыка – от него не отмахнешься, свернутой газетой не прихлопнешь, да и в корзину не выбросишь. Он живет годами, десятилетиями, веками, ненавязчиво проникая в сознание людей, мирно дремлет до поры до времени, но всякий раз проявляется неожиданно и в самых извращенных формах. Тут ведь как: скажут, например, чукча – и рот
Как кавказские горцы полтора века назад пришли на землю обетованную?Учебника по истории адыгской диаспоры в Израиле пока нет, но материалов для него собрано уже предостаточно.
Книга о том, как кавказские горцы полтора века назад пришли на землю обетованную и чем живут здесь сегодня, может получиться весьма интересной и познавательной, считает житель аула Рихания, историк Риад Гиш

Страшная штука – штамп. Не отпечаток на деловой бумаге, в паспорте, квитанции, конечно, или расхожее выражение в литературном тексте, навязчивое и назойливое, словно муха. Опаснее штамп наподобие ярлыка – от него не отмахнешься, свернутой газетой не прихлопнешь, да и в корзину не выбросишь. Он живет годами, десятилетиями, веками, ненавязчиво проникая в сознание людей, мирно дремлет до поры до времени, но всякий раз проявляется неожиданно и в самых извращенных формах. Тут ведь как: скажут, например, чукча – и рот невольно расплывается в улыбке: в памяти сразу всплывает какая-нибудь фраза из скабрезного анекдота про недалеких умом и совершенно безобидных аборигенов Севера. Произносят слово "кавказец" – и в представлении большинства людей мгновенно срабатывает красная лампочка: нечестный торговец, безжалостный убийца, бородатый террорист. Говорят, таджик или молдаванин – другой аналогии, кроме как гастарбайтер и бесправный раб на стройке, ни у кого уже не возникает. Этот ряд засевших людском подсознании мерзких стереотипов нескончаем.

Так же целенаправленно – долго и настойчиво – в российском обществе формировался негативный образ черкеса. Повелось это еще с Кавказской войны. Поэтические вирши Пушкина и Лермонтова, романтично воспевавших горцев, как гордых и отважных людей, ценой жизни защищавших свою свободу и родную землю, тут не в счет. Литература – вещь специфическая, художественные образы, свойственные одной исторической эпохе, неизбежно вытесняются другими, более современными. Первое, что приходит на ум большинства россиян – черкес – это головорез. Все равно, значит, убийца. Из советских учебников истории каждый школьник мог усвоить еще много подобных ярлыков. Нынешние пособия по Кубановедению и, тем более, литературе Кубани – вообще полное собрание негативных штампов и стереотипов, культивируемых в молодом поколении. Черкес, мол, без воровства и обмана никак не проживет – с голоду сдохнет. Работать не умеет, да и не хочет. Ненадежен, зол, вероломен, так и ждет подходящего момента, чтобы всадить нож в спину. Исторически так повелось, может прочитать любознательный ученик, что горцы промышляли только набегами, войнами и торговлей – угнанным у соседей скотом и несчастными пленниками. Как эти безбожники окаянные здесь оказались никому не ведомо, всякий раз подчеркивают авторы. А выводы, дорогие ребята, делайте сами…

ЧЕРКЕСЫ-РАЗБОЙНИКИ БОРИСА АКУНИНА
Читаю недавно Бориса Акунина. Искренне люблю его книги: великолепный слог, яркие, колоритные образы, увлекательные сюжеты – душа просто отдыхает. В одном из романов писатель отправляет свою героиню – инокиню-детектива Пелагею, раскручивающую нить загадочного преступления, в землю обетованную, где на пути в Иерусалим она совершенно неожиданно встречается с черкесами. Так-так, радостно потирал я руки, предвкушая что-то интересное. В своем "Турецком гамбите" Акунин уже "трогал" черкесскую тему, отнесся к историческому аспекту очень уважительно и профессионально, но здесь ради зрелищности и динамики повествования пустился во все тяжкие. Ничего нового для себя у Чхартишшвили – это настоящая фамилия писателя – я, к сожалению, не увидел. Все в привычном духе: черкесы – разбойники, грабители, временами очень трусливые люди, которым совершенно нельзя доверять – обязательно продадут. В интересах сюжета автор впоследствии объединяет черкесов с евреями, которые единой силой выступают против общего врага – арабов, но на этом позитив писательского вдохновения Акунина, видимо, иссяк. Я сразу отбросил книгу – противно и очень муторно как-то на душе стало…

СТАРАЯ, КАК МИР, ИСТОРИЯ…
… – Нигде с распростертыми объятиями черкесов не встречали, – начинает наш разговор Риад Гиш. – Кому был нужен народ-изгнанник, лишенный родины? Так было в Турции, на Балканах, в Европе, Америке – везде наши предки были вынуждены выживать, бороться за жизнь, доказывать свое право на существование. Одни поколения адыгов это делали с оружием в руках, другие – своим трудолюбием, интеллектом, силой таланта.
Так же недружелюбно отнеслись к махаджирам и на Ближнем Востоке, подчеркивает собеседник. Частые вооруженные стычки с бедуинами и друзами еще в начале прошлого века были здесь вполне привычным явлением. Об этом, кстати, недавно снял свой фильм "Черкес" известный режиссер из Иордании Мухадин Кандур. Сложно пришлось адыгам и в более поздние времена, когда этот взрывоопасный регион раздирали войны и конфликты. Изначально, оказавшись в новых условиях, черкесам пришлось приспосабливаться к местному климату, природе, пище. Ослабленные долгой дорогой и голодом люди умирали от болезней и эпидемий
– Место, где сейчас находится Рихания, черкесы выбрали не сами – турецкие власти выделили эту землю для поселения большой группы кавказских горцев, скитавшихся по Османской империи в поисках лучшей доли, – подчеркивает Гиш. – Для жизни данная территория была малопригодна, но махаджиров привлек источник воды – обильный родник, бивший из-под земли. Кстати, на мой взгляд, своим названием наше селение обязано именно роднику: по-арабски родник – "бийрихан". Постепенно от производного слова осталось только "рихан", а потом и вовсе – "Рихания".
Постепенно, чтобы "разбавить" население нового аула, власти подселяли сюда турецкие и арабские семьи. Кстати, Риад и его брат Мамдух Гиш, несколько лет возглавлявший муниципальное Хасэ Рихании, ведут уникальную статистику изменения численности и национального состава жителей своего селения.
– Когда именно была основана Рихания, в точности никто не знает – письменных свидетельств на этот счет, к сожалению, не сохранилось, – говорит Риад. – Старики вспоминали, что наш аул появился годом позже Кфар-Камы, история которой ведется с 1878 года. Официальной же датой "рождения" Рихании считается 1882 год, когда аул впервые упоминается в документах. Первыми семьями, осевшими здесь, были черкесы из родов Шагудж и Тлиш. Позже появились другие – Гиш, Тетер, Турк, Гутэ, Шхагум, Шеуджен, Хапапш, Пшипий, Хунэ и другие. Так вот, в 1882 году в Рихании проживало 66 семей – 128 человек. В 1922 году – здесь было уже 211 человек, в 1987 году – 621, в 1992-ом – 813, еще через год – 847. По данным нынешнего года нас уже 1240 человек. Основная часть аульчан – адыги (черкесы), арабов – 265 человек.
В период становления государства Израиль, в 1948 году, 18 семей из Рихании перебрались в Сирию. Через пять лет туда же, за границу к своим родственникам, уехали еще восемь адыгских семей.
– Вообще же, если бы не наши братья из Кфар-Камы, подобное решение могли принять многие жители Рихании, – подчеркивает Гиш. – Тогда все были в растерянности. Сначала эта земля принадлежала Турции, потом – Англии. Когда здесь появилось новое государство, никто не знал, что их ждет в будущем, какой будет жизнь, не начнется ли война? Массовое переселение в Сирию и Ливан остановили черкесы из Кфар-Камы, воевавшие в израильской армии. Они успокоили соплеменников, сделали все, чтобы политические и социальные катаклизмы обошли аул стороной, поддержали риханийцев в самые трудные годы.
Тогда же, рассказывает Риад, старейшины Рихании обратились к властям с просьбой помочь им в переселении на историческую родину, но получили решительный отказ…

В ЖИЗНИ СЛУЧАЙНОСТЕЙ НЕ БЫВАЕТ
Риад – тихий интеллигент. В молодости окончил университет в Рамат-Гане, лет тридцать преподавал историю и родной язык в аульской школе. Односельчане уважительно называют его профессором, хотя при всех своих знаниях, Гиш научного звания пока не имеет. Не считает это главным в своей жизни.
– Я с детства много читаю, могу часами беседовать на интересующие меня темы, связанные с историей и культурой адыгов, научился внимательно слушать людей, но генетически не люблю писать, для меня это настоящее наказание, – признается он. – Многие знакомые говорят: тебе давно пора книги писать, мемуары, вон, столько знаний накопил, а кому передашь это богатство? Я не держу это в себе, делюсь с учениками, молодежью, тем более, интерес к нашему прошлому у подрастающего поколения год от года растет.
Сам Гиш увлекся историей своего народа не сразу, втягивался постепенно. Это сегодня, уже выйдя на пенсию, имея за плечами огромный опыт исследовательской и педагогической деятельности, он твердо считает, что ничего случайного в жизни не бывает, мол, нужен был просто толчок, а тогда, в молодости…
– Много лет назад в Риханию приезжал один американский профессор, – рассказывает Риад. – Его интересовал черкесский язык. До приезда сюда он знал всего десяток адыгских слов, но оказался настоящим полиглотом, поэтому, прожив в ауле несколько месяцев, вполне легко начал изъясняться по-нашему. Американец работал над каким-то исследованием в области кавказской филологии. Он был убежден, что язык черкесов является одним из древнейших на земле, не уступая "в возрасте" шумерскому. Я, как школьный учитель, помогал ему в работе и постепенно увлекся сам: начал искать новые книги о нашей истории, глубже изучал родной язык и литературу. С тех пор уже не могу остановиться, это стало важной частью моей жизни.
Новые знания в корне изменили мировоззрение Риада. Он стал мыслить более серьезно, глубоко, масштабно, словно переродился заново. Кардинально менять свою жизнь Гиш начал с главного. В паспортах большинства израильских черкесов до сих пор значатся не их родовые фамилии, а те, что их предки были вынуждены взять уже в Турции или "производные" от них. Например, братья Риада – Мамдух и Самир (он, к слову, сейчас возглавляет сельскую администрацию Рихании) – записаны в паспортах под фамилией Харун. Так звали их деда. Риад же настоял на том, чтобы в его паспорте была указана исконная фамилия – Гиш, а также национальность – черкес. В последнее время его примеру последовали многие местные жители – все постепенно возвращается на круги своя…
Гуляя по Рихании, я как-то увидел интересную табличку на заборе: "Разговаривать только на черкесском!". Сначала удивился, потом обрадовался – надо же! Как такое возможно, здесь, в Израиле, за тысячи километров от родного Кавказа?! Сразу вспомнил Турцию. В прошлом году, оказавшись в Дюздже, я был в гостях у своего давнего знакомого Хикмета Негуча. Рассказывая о том, что пришлось пережить адыгам в Османской империи, он показал мне железную табличку красного цвета с грозным предупреждением: "Разговаривать только на турецком!". Такие висели в черкесских селениях практически на каждом заборе и во всех общественных местах. Было это всего каких-то лет двадцать-тридцать назад…
Это тоже символ нового времени, подумалось мне. Народ, переживший страшные испытания в своей истории, искусственно расчлененный на несколько частей, вопреки всему возрождается. Не угасла искра жизни, кто сказал, что адыги (черкесы) исчезнут?!
– Нас спасет только осознание своих черкесских корней, сохранение культурной самобытности и родного языка, – убежден Риад. – Адыги живут в Израиле уже почти полтора века, что немало даже по историческим меркам, но как бы мы ни старались, евреями или арабами нам никогда не стать. То же самое – в Турции, Сирии, Иордании, Германии, Франции и США – везде. Это объективный факт, и его нужно учитывать. Мы, несмотря ни на что, должны оставаться самими собой со всеми нашими достоинствами и недостатками, и гордиться этим. Другого не дано…

С ЧЕРКЕССКИМИ ФЛАГАМИ ПО НАЗАРЕТУ
Таких благоприятных условий для сохранения своей национальной самобытности, как здесь, в Израиле, адыги (черкесы) не имеют больше нигде в мире. Это признают и сами черкесы, проживающие на земле обетованной, это всячески подчеркивают и власти страны. Конечно, так было далеко не всегда. Наши соотечественники были вынуждены долгое время доказывать свое право на существование в молодом государстве, уважение к себе они буквально завоевывали потом и кровью. Экономический подъем, наблюдаемый сейчас в Кфар-Каме и Рихании, начался не так давно, да и нынешний уровень благосостояния местных черкесов достигнут, в основном, лишь в последние десять-двадцать лет. Особого внимания, на мой взгляд, заслуживает другой факт: невольно оказавшись между двумя враждующими мирами – евреями и арабами, адыги (черкесы) сумели сохранить добрые отношения с соседями. Как им это удалось, не знаю, слишком уж непримиримые позиции занимают политические оппоненты, но очевидно то, что сегодня имидж черкесов, которых в Израиле всего около пяти тысяч, здесь необычайно высок и благоприятен, уважение к ним самое глубокое, в чем я неоднократно убеждался.
… Экскурсия в библейский город Назарет собрала около сотни человек. Компанию юным артистам народного ансамбля "Нэф", а также взрослой части представительной делегации из Адыгеи составила молодежь Кфар-Камы и Рихании. Местные черкесы, в одежде которых неизменно присутствует адыгская тематика, сразу вооружились зелеными звездными флагами. Непривычная это была, признаться, картина: по улицам большого города неторопливо шла солидная группа молодых людей с адыгскими флагами наперевес. В этот день мы обошли весь исторический центр Назарета, осматривали здешние достопримечательности, проходили восточные рынки и базары, многолюдные площади и деловые кварталы, обедали в ресторане – везде люди совершенно нормально и по-дружески реагировали на наше появление. Ни настороженных, косых и озлобленных взглядов со стороны, ни полиции. А теперь представьте, как воспримут появление подобной толпы молодежи с черкесскими флагами, например, в центре Краснодара, Ростова, Ставрополя или, скажем, Сочи, не говоря уже о Москве и Питере? Правильно…
– Отношение к нам действительно подчеркнуто уважительное, – подтверждает Риад Гиш. – Здесь любят нашу культуру, традиции, государство всестороннее поддерживает различные социальные, экономические, культурные проекты, с огромным вниманием относится ко всем волнующим нас вопросам. Вообще израильское общество при всех сложностях внутренних политических проблем, проявляет примерную для всех терпимость к национальным меньшинствам, что является очень важным показателем. В Кфар-Каме и Рихании часто бывают министры правительства страны, в разные годы в гости к нам приезжали и главы государства, а это, считаю, высшая степень доверия и уважения к черкесам. Мы, безусловно, очень ценим и дорожим этим.

КАК СОХРАНИТЬ ГЕНЕТИЧЕСККИЙ КОД НАЦИИ?
Государство, заинтересованно участвующее в жизни черкесской диаспоры, все же не способно решить одну из острейших проблем, с которыми в последние годы столкнулись адыги (черкесы) Израиля, считает Гиш. Тема эта сегодня актуальнейшая и затронула буквально каждую семью.
– Проживая двумя обособленными анклавами, мы пришли к тому, что неизбежно рано или поздно должно было произойти, – говорит Риад. – Сегодня создать семью стало наисложнейшим делом для нашей молодежи. Вопрос совсем не в финансовых трудностях – мы все в той или иной степени постепенно стали друг другу родственниками. Семейные и фамильные корни адыгов Израиля настолько тесно переплелись, что выбрать супруга или супругу здесь, в Кфар-Каме и Рихании, теперь весьма сложно. Эта проблема дала о себе знать после Шестидневной войны 1967 года, вследствие которой численность нашей диаспоры в Израиле существенно сократилась. Адыги, проживавшие на Голанских высотах, а их по разным данным было до пятнадцати тысяч человек, рассеяны по Сирии, Турции, Иордании и США, оставшихся же здесь непозволительно мало для полноценного развития общины. Знаю, с какими хлопотами сегодня родители пытаются устроить в жизни своих детей. У нас же это труднее втройне.
Еще лучше знает эту проблему невестка Риада – Иафа Гиш, супруга его брата Самира. Она врач-генетик, работает в одном из крупных медицинских центров, не один год занимается глубокими исследованиями в данной области. По ее мнению, уже в скором будущем последствия кровосмешения для диаспоры могут стать катастрофическими и необратимыми, под серьезной угрозой генетический фонд наших соотечественников в Израиле, а это неизбежно вызовет своего рода эффект домино – никогда не знаешь как и в каком поколении "аукнется".
На данный момент молодежь Кфар-Камы и Рихании пытается решать актуальную проблему посредством современных технологий: подходящую партию для создания семьи многие здешние юноши и девушки ищут… в адыгском интернете. Показательные примеры, когда местные черкешенки выходят замуж и уезжают в Турцию, Иорданию, Европу или на Кавказ, а черкесы привозят в свои селения невест из других стран проживания адыгской диаспоры и исторической родины, уже есть и их немало, но позволит ли это изменить ситуацию кардинально?

АДЫГИ ИЗ МОСКОБЫ

Отношение к исторической родине, к России вообще у израильских черкесов особое – искреннее, трепетное. Они, конечно, не забыли уроков прошлого, на генетическом уровне помнят все, что сотворила с нашим народом Кавказская война, но мыслят более мудро, прагматично, ответственнее что ли.
– Трепетно сохраняя все, что у нас осталось "за спиной", нужно научиться смотреть вперед, в будущее, – подчеркивает Риад Гиш. – Для нас Кавказ и Россия – единое целое, поэтому совершенно одинаково близки и дороги сердцу. Например, когда играет сборная России по футболу, мы поддерживаем ее так же горячо, как израильскую национальную команду. Радуемся успехам, сопереживаем неудачам. Точно также мы воспринимаем все, что происходит в России и на Кавказе. Так было, и так будет, это наша общая историческая судьба. Вы знаете, как в 19 веке арабы называли черкесов, оказавшихся на Ближнем Востоке? "Люди из Москобы". Другими словами – "из Московии". Это потом, уже много позже, нас уважительно стали звать черкесами. В этом, думаю, тоже есть свой особый знак…
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)


х