Адыги - Новости Адыгеи, история, культура и традиции » Статьи » История » ГАЙДАР БАММАТОВ И ПРОБЛЕМА ГОРСКОЙ НЕЗАВИСИМОСТИ

ГАЙДАР БАММАТОВ И ПРОБЛЕМА ГОРСКОЙ НЕЗАВИСИМОСТИ

ГАЙДАР БАММАТОВ И ПРОБЛЕМА ГОРСКОЙ НЕЗАВИСИМОСТИ
История
admin
Фото: Адыги.RU
09:34, 04 сентябрь 2022
583
0
А.Х. КАРМОВ В статье впервые предпринимается попытка всестороннего анализа деятельности правительства Горской (Северо-Кавказской) республики на международной арене, направленной на признание ее независимости на Парижской мирной конференции. В реализации данного проекта ведущую роль играл один из признанных идеологов горской независимости министр иностранных дел Горской республики Гайдар Бамматов. В работе показаны его многочисленные встречи с западными дипломатами в Константинополе, Берне, Париже и в других европейских столицах для обеспечения международного признания независимости северокавказских горцев. Особое внимание обращается на причины краха идеологии горской независимости.
ГАЙДАР БАММАТОВ И ПРОБЛЕМА ГОРСКОЙ НЕЗАВИСИМОСТИ
А.Х. КАРМОВ

В статье впервые предпринимается попытка всестороннего анализа деятельности правительства Горской (Северо-Кавказской) республики на международной арене, направленной на признание ее независимости на Парижской мирной конференции. В реализации данного проекта ведущую роль играл один из признанных идеологов горской независимости министр иностранных дел Горской республики Гайдар Бамматов. В работе показаны его многочисленные встречи с западными дипломатами в Константинополе, Берне, Париже и в других европейских столицах для обеспечения международного признания независимости северокавказских горцев. Особое внимание обращается на причины краха идеологии горской независимости.

Союз объединенных горцев Северного Кавказа и Дагестана с момента его образования в мае 1917 г. провозгласил свою политическую программу, в основе которой лежало обеспечение развития горских народов в составе Российской Федеративной Демократической Республики. Однако Октябрьская революция и Гражданская война заставили лидеров горского движения взять курс на отделение от России и создание самостоятельной республики. По мнению Горского правительства, созданного в ноябре 1917 г., реализация этого проекта была возможна только при мобилизации экономического и военно-политического потенциала всего Кавказа, для чего необходимо было создание Кавказской Федерации в составе Азербайджана, Армении, Грузии и Северного Кавказа. Это обстоятельство породило ряд неотложных вопросов, требовавших немедленного разрешения в тесном сотрудничестве с Закавказьем. В связи с этим делегация Союза объединенных горцев в составе Абдул-Меджида (Тапа) Чермоева, Зубаира Темирханова, Гайдара Бамматова и Магомед-Кади Дибирова 19 марта 1918 г. выехала в Трабзон на конференцию мира с участием Закавказья и Турции, проходившую с 12 марта по 13 апреля, на которой рассматривались итоги Брест-Литовского мирного договора относительно Османской Турции и Закавказья.

Задача делегатов Союза объединенных горцев заключалась в том, чтобы ознакомить участников мирной конференции с проектом создания Кавказской Федерации и добиться его одобрения с их стороны.

Союз объединенных горцев исходил из того, что «кавказский перешеек образует географическое и экономическое единство, и опасно делить районы на отдельные государства, используя только этническую разницу в самом узком значении как основу». По мнению его руководителей, «... если все народы Кавказа будут работать вместе, они смогут защитить регион стратегического значения от атак и распорядятся своими богатствами, неравномерно распределенными». И, что самое главное – «...создание политического единства поможет народам Кавказа избежать территориальных раздоров, источника большинства конфликтов и затруднений».

По пути в Трабзон делегация остановилась в Баку и Тифлисе – центре Закавказского комиссариата1 для переговоров с национальными советами и другими политическими организациями Грузии, Азербайджана и Армении по поводу создания Кавказской Федерации. В результате переговоров, для поддержания постоянного контакта с национальными советами Закавказья, Зубаир Темирханов был оставлен в Тифлисе, а остальные члены делегации отправились в Трабзон. Здесь делегация Закавказского комиссариата не достигла желаемой цели, так как турки в ходе боевых операций на Кавказском фронте взяли Карскую и Батумскую области, на которые они претендовали по итогам Брест-Литовского мирного договора России со странами Четверного Союза2. Грузия категорически выступала против присоединения этих областей к Турции, а Азербайджан, хотя и находился в федеративных отношениях с Грузией, не поддержал ее.

Из Трабзона делегация Союза объединенных горцев отправилась в Константинополь, куда она прибыла 25 апреля. Ее встречи с влиятельными лицами в Турции дали уверенность, что последние окажут горцам Северного Кавказа военную помощь и признают их независимость.

Между тем была достигнута договоренность о возобновлении мирной конференции, прерванной в Трабзоне, и местом ее проведения был избран Батуми. Для участия в ее работе Г. Бамматов выехал в Батуми вместе с делегацией Оттоманской Турции. Здесь к Г. Бамматову присоединился прибывший из Тифлиса Зубаир Темирханов. Магомед-Кади Дибиров и Тапа Чермоев остались в Константинополе.

Следует подчеркнуть, что до начала Батумской конференции и в ходе ее работы члены делегации Союза объединенных горцев развернули активную дипломатическую деятельность по признанию независимости северокавказских горцев. Так, ее глава Г. Бамматов обратился к поверенному в делах Австро-Венгрии в Турции барону Чилаки с мотивированной просьбой признать независимость Горской республики и просил его «уведомить ..., в какой мере Республика народов Северного Кавказа может рассчитывать на помощь и поддержку Высокочтимого Императорского и Королевского правительства АвстроВенгрии».

С аналогичным письмом о признании независимости Горской республики к председателю германской делегации на Батумской мирной конференции генералу фон Лоссову обратился член Горского правительства Зубаир Темирханов.

9 мая в Батуми состоялось предварительное заседание представителей закавказской и северокавказской делегаций по вопросу допуска последней на конференцию, равно как и определения механизма объединения Северного Кавказа и Дагестана с Закавказской Федеративной республикой. Закавказская делегация полностью поддержала эту инициативу. Германская и турецкая делегации согласились с этим решением.

11 мая 1918 г. открылась Батумская мирная конференция в том же формате, что и Трабзонская в марте 1918 г. В тот же день официально было провозглашено образование Горской (Северо-Кавказской) республики. Появление нового государства вызвало широкий международный резонанс как среди сторонников, так и среди противников. В день провозглашения республики был подписан договор об установлении дружественных отношений между императорским Германским правительством и правительством Горской республики.

15 мая 1918 г. правительство РСФСР обратилось с нотой к германскому послу в Москве графу Мирбаху, в которой был выражен решительный протест против отделения Северного Кавказа от Советской России и провозглашения Горской республики.

После прокламации горской независимости в Константинополе было образовано Временное правительство во главе с А-М. (Тапа) Чермоевым. 8 июня 1918 г. оно заключило договор о дружбе с Турцией и просило военную помощь. К этой просьбе Оттоманская Турция отнеслась с пониманием. В то же время объединение Северного Кавказа и Дагестана с Закавказской Федеративной республикой не состоялось вследствие ее распада 26 мая 1918 г. на составные части.

Делегаты Горской республики, возвращавшиеся из Константинополя и Батуми, остановились в Тифлисе для обсуждения двусторонних отношений между Грузинской и Северо-Кавказской республиками. В ходе переговоров к председателю Временного правительства А-М. Чермоеву приехали кабардинец Пшемахо Коцев и ингуш Вассан-Гирей Джабагиев, которые тут же были назначены министрами. После возвращения делегатов на Северный Кавказ завершился процесс формирования правительства Союза объединенных горцев.

В этот период на авансцену политической жизни новой республики в роли идеолога горской независимости выступил Гайдар Бамматов, который стал министром иностранных дел Горской (Северо-Кавказской) республики в июне 1918 г. Человек с блестящим гуманитарным образованием, большим опытом работы в качестве чиновника по особым поручениям при наместнике Кавказа и владеющий несколькими восточными и европейскими языками как нельзя лучше подходил к этой работе.

В соответствии с договором от 8 июня 1918 г. Турция приступила к отправке войск на Кавказ. В это время делегация Северного Кавказа в составе ген. М. Халилова, Х-М. Магомедова, А. Кантемирова во главе с Г. Бамматовым выехала в Константинополь, где она находилась до окончания первой мировой войны. В Константинополе глава делегации ощутил изменение политики Германии по отношению к Горской республике. Это обстоятельство он связывал с положением России в условиях разворачивавшейся Гражданской войны: началом интервенции на Севере, выступлением чехословаков на Востоке, убийством Мирбаха в Москве и т.д. Но главную причину этого изменения он видел в соглашении, подписанном между Германией и Россией, в результате которого первая получила свободу действия в Закавказье взамен невмешательства в дела Горской республики. Такое изменение позиции лидера Четверного Союза не осталось незамеченным правительством Турции. По этому поводу Г. Бамматов сообщал: «Был момент, когда все были против нас:

Комитет младотурок, Талаат-Паша, Пессими бей, Джамал-Паша и все прочие за исключением Энвера. В общем, нет программы, ни даже мало-мальски устойчивых симпатий к нам в Совете министров». Но этот момент прошел после вооруженного выступления антибольшевистских сил во Владикавказе в ночь с 5 на 6 августа и освобождения его от большевиков. Тем не менее, Бамматов предупреждал, что «правительство Горской республики не может решительно надеяться ни на что, если ... наши народы не покажут своими действиями, что с ними нужно считаться". Он настоятельно рекомендовал председателю правительства А-М. Чермоеву сделать все для того, чтобы убедить фон Кресса в необходимости поддержки Горской республики и признания ее независимости.

В ноябре 1918 г. между Великобританией (от имени Антанты) и Турцией было подписано Мудросское перемирие, в результате которого последняя была вынуждена эвакуировать свои войска, дислоцированные в Закавказье, Иране и Киликии. Их сменили английские войска, и они появились на Кавказе в середине ноября 1918 г. С этим событием было связано образование первого коалиционного правительства П.Т. Коцева в конце ноября 1918 г. по рекомендации командующего британскими войсками в Баку ген. В.М. Томсона, признавшего Горскую республику до разрешения этого вопроса мирной конференцией союзников.

После окончания первой мировой войны Г. Бамматов уехал в Берн, а затем в Париж, а другие члены делегации вернулись на родину.

В первом шифрованном телеграфе Г. Бамматов сообщил, что он прибыл в Берн 24 ноября 1918 г. и сразу же вступил в переговоры с миссиями Англии, Франции, Америки, Италии, Японии и другими. Однако эти переговоры ни к чему не привели. Он просил разрешения проехать в Париж и Лондон, но и в этом ему было отказано. Г. Бамматов понял, что западные страны не окажут помощь Горской республике. В беседе с английским посланником он выразил недоумение по поводу того, что армянская и грузинская миссии находятся в Лондоне, а его туда не пускают. В связи с этим он настоятельно просил «определенного ответа на просьбу горцев об оказании им политического и материального содействия в целях обеспечения их независимости и в борьбе с большевиками». По мнению Г. Бамматова, в случае отказа в помощи Горская республика будет вынуждена искать пути примирения с большевизмом.... Вопрос заключается в том, ‒ сообщал Г. Бамматов в упомянутом телеграфе, ‒ «чтобы наше отделение от России было гарантированно в международном порядке, только при этом условии мы можем бороться с большевизмом ...». В противном случае Г. Бамматов предлагал заключить союз с большевиками с тем, чтобы «требовать у них возможный максимум политических вольностей». В то же время он подчеркивал абсолютную необходимость создания Кавказской федерации и писал, что вопрос нашей независимости вне всякой зависимости от Закавказья обречен на провал.

В дополнении к первой шифровке 5 января 1919 г. Г. Бамматов сообщил Горскому правительству новые сведения, характеризирующие расстановку политических сил в Европе. Особенность сложившейся ситуации он видел в формировании двух противоположных концепций, выработанных Францией с одной стороны, и англо-американцами – с

другой. Французская концепция, по мнению Бамматова, строилась на недопущении распада Российской империи, так как она рассматривалась Францией как противовес Германии в послевоенной Европе, а англо-американская концепция допускала на основе реализации 14 пунктов В. Вильсона появление новых государственных образований на российском постимперском пространств.

В аналитической справке, присланной из Берна 17 февраля 1919 г., Г. Бамматов акцентировал внимание на изменении политики Англии по отношению к Горской республике. Оно было связано с началом активных военных действий армии ген. Деникина на территории Горской республики. В этой же справке он сообщал о готовящейся международной конференции на Принкипо (Принцевы острова в Мраморном море – А.К.) с участием представителей всех существовавших на территории постмонархической империи правительств для поиска путей прекращения Гражданской войны в России, в работе которой он дал согласие участвовать.

Г. Бамматов настоятельно рекомендовал послать солидную делегацию в Европу, особенно в Принкипо для отстаивания интересов горцев Северного Кавказа. Однако президент Франции Клемансо и его представители в войсках белой армии в союзе с руководителями белого движения провалили эту конференцию.

В последующих сообщениях он анализировал политику, определившую переход английского правительства в сторону поддержки А.И. Деникина. Одной из главных ее составляющих с точки зрения Г. Бамматова явился раздел Северного Кавказа на сферы влияния.

По этому поводу он писал: «...Как ты увидишь из прилагаемой карты, Англия разделила Кавказ на сферы своего и деникинского влияния, причем в сфере английского влияния оказывается Дагестан до Сулака. Нашего правительства англичане признавать не хотят. Им хотелось бы просто отнести Дагестан к Закавказью. Этим объясняется вся лживая и бесчеловечная политика английского командования на нашей территории».

В середине января 1919 г. делегация Союза объединенных горцев во главе с бывшим премьер-министром Горской республики А-М. Чермоевым отправилась в Париж для участия в работе мирной конференции.

21 января 1919 г. она прибыла в Константинополь. Приблизительно в это же время в Константинополе собрались делегации закавказских республик, а украинцы, донцы и кубанцы появились там во второй половине февраля 1919 г. Как явствует из письма члена делегации Союза горцев Кавказа на Парижской мирной конференции Хасана Хадзарагова председателю правительства П. Коцеву, все делегации новых государственных образований на Юге России застряли в Константинополе. Одна лишь делегация Армении и два представителя делегации Грузии – Чхеидзе и Церетели были пропущены Союзным командованием в Париж.

В указанном письме Х. Хадзерагов рисует картину удручающего положения всех делегаций. Абсурдность ситуации отягощалась еще и тем, что их не только не пускали в Париж, но и запретили вернуться на родину. По существу, делегаты стали арестантами. В таком подвешенном состоянии делегация горцев Кавказа, равно как и другие, находилась два месяца, после чего им разрешили поехать в Париж. По этому поводу Г. Бамматов писал: «Я приехал из Швейцарии вместе с Меккером2 21 апреля, ровно через месяц после прибытия Чермоева с делегацией в Париж. До моего приезда делегация никаких шагов не предпринимала».

По прибытии в Париж Г. Бамматов вступил в непосредственный контакт с представителями держав Антанты. Так, в начале мая 1919 г. делегация была принята председателем территориальной комиссии Парижской конференции г-ном Тардье. Он заверил делегацию в предстоящем признании конференцией независимости Северного Кавказа. На конференции Г. Бамматов выразил протест союзным державам, прежде всего министру иностранных дел Англии по поводу действий ген. Деникина, направленных против независимости Союза горских народов.

Между тем 27 апреля 1919 г. в Тифлисе открылась Кавказская конференция, которая работала до 10 июня. На конференции обсуждался вопрос создания Кавказской федерации и взаимодействия Закавказья и горских народов Кавказа в борьбе за сохранение государственной независимости.

В это же время в Париже проходили объединенные заседания делегаций республик Закавказья и Союза объединенных горцев Северного Кавказа и Дагестана. Вопросы, которые рассматривались на Кавказской конференции в Тифлисе, оказались в центре внимания объединенного заседания. Однако эти форумы завершились безрезультатно. К тому же под ударами Добровольческой армии 23 мая 1919 г. Парламент Горской республики объявил о самороспуске. Горская республика была ликвидирована, и уже не могла быть субъектом представительства на международной конференции.

По времени это совпало с заявлением председателя Парижской мирной конференции Президента США В. Вильсона по вопросу признания независимости республик Кавказа. Смысл выступления Вильсона сводился к следующим положениям: 1. Державы Согласия не хотят делить мир на мелкие части. 2. Для них было бы лучше, если бы кавказцы прониклись идеей образования на Кавказе федерации. Эта федерация могла бы находиться под покровительством какой-нибудь державы по поручению Лиги наций. 4. Вопрос Закавказья не может быть разрешен раньше русского вопроса. Итак, круг замкнулся.

Стремление держав Согласия к недопущению образования карликовых государств на пространстве постимперской России было обусловлено необходимостью создания системы сдержек и противовесов под эгидой Лиги наций.

Что же касается идеи образования федерации, то руководители Горской республики были проникнуты ею с первых дней объявления независимости. Однако после распада Закавказского комиссариата закавказские республики, особенно Грузия и Армения, выступили против создания не только федерации, но и конфедерации по типу швейцарских кантонов. С их точки зрения «постановка вопроса о едином политическом Кавказе преждевременна и является ненормальным форсированием исторического процесса». И, наконец, тезис о невозможности разрешения проблемы независимости Кавказа раньше, чем разрешится «русский вопрос» ставил непреодолимое препятствие: какая бы сила ни пришла к власти в России, большевистская или «единонеделимческая», она ни при каких обстоятельствах не согласилась бы на независимость Кавказа в силу его огромной политико-экономической и военно-стратегической важности.

Очевидность сложившейся ситуации не остановила Г. Бамматова, и он настойчиво продолжал работу по достижению поставленных целей. Об этом свидетельствует его заявление, опубликованное во французской газете «Время» 4 июня 1919 г. по поводу обсуждения вопроса о признании правительства Колчака на Парижской мирной конференции. С большой вероятностью можно предположить, что в этом заявлении Г. Бамматов изложил основные тезисы, с которыми он выступил на Парижской мирной конференции. В заявлении утверждалась мысль о том, что признание правительства Колчака не приведет к решению сложной российской проблемы без разрешения национального вопроса в соответствии с 14 пунктами В. Вильсона. Он видел выход из создавшейся ситуации в том, что если международная конференция признает правительство Колчака, то она должна признать правительства коренных народов под эгидой Лиги Наций.

Г. Бамматов напоминал участникам конференции о признании правительства Горской республики союзными силами (Антанта) в лице генерала Томсона в письме от 27 ноября руководителям Горской республики, об успехах северокавказских антисоветских сил в борьбе против большевиков до занятия их территории Добрармией, которая «разрушила наши села ...; безжалостно уничтожала женщин и детей». Он также приводил интересные сведения о помощи антибольшевистских сил Северного Кавказа генералу Алексееву, идеологу «белого движения», когда он пробивался на Юг России со своим отрядом в 300 казаков, а также тысячам аристократических семей, нашедшим приют и гостеприимство у горских народов Кавказа. В упомянутом заявлении отмечалось, что за эту помощь «белому движению» народы Северного Кавказа поплатились дорого. Восемь черкесских аулов были разорены, а командир одного из отрядов Горской республики полковник Султан Крым-Гирей был заживо сожжен большевиками. Г. Бамматову непонятны мотивы агрессивного поведения Деникина против Горской республики, которая вела ожесточенную борьбу против большевиков.

В исторической перспективе Г. Бамматов не исключал возможности образования Российского Федеративного государства на основе межгосударственных договоров свободных национальных демократических республик. Для этого, по его мнению, необходимо было признать их независимость на конференции мира и помочь им в строительстве новых национальных государств. Г. Бамматов был уверен, что с таким богатым социальноэкономическим и интеллектуальным потенциалом народы Северного Кавказа с помощью демократических стран Запада построят вторую Швейцарию. Однако в условиях Парижской мирной конференции реальность оказалась сильнее веры. Несмотря на разные точки зрения государств ‒ участников конференции на «русский вопрос», в целом Запад выбрал путь сохранения единого Российского государства на территории бывшей Российской империи.

Убедившись в окончательном провале своей миссии, делегация Горской республики вернулась на Северный Кавказ и подключилась к работе Союзного Меджлиса (Нового Парламента), избранного на конференции Горских народов Северного Кавказа 2 сентября 1919 г.
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)