Адыги - Новости Адыгеи, история, культура и традиции » Новости » Общество » Лев Волков: «Если сложить все километры, что прошел со дня призыва на службу, то получится, что я обогнул земной шар»

Лев Волков: «Если сложить все километры, что прошел со дня призыва на службу, то получится, что я обогнул земной шар»

Лев Волков: «Если сложить все километры, что прошел со дня призыва на службу, то получится, что я обогнул земной шар»
Общество
zafe
Фото: Адыги.RU
13:49, 29 март 2021
1 275
0
Мы встретились с ветераном Великой Отечественной войны полковником запаса Львом Николаевичем Волковым. В этом году он отметил 95-летний юбилей. О его жизненном и боевом пути — в материале «СА».
Лев Волков: «Если сложить все километры, что прошел со дня призыва на службу, то получится, что я обогнул земной шар»
Мы встретились с ветераном Великой Отечественной войны полковником запаса Львом Николаевичем Волковым. В этом году он отметил 95-летний юбилей. О его жизненном и боевом пути — в материале «СА».

Воспоминания из детства
— Я подготовился к вашему визиту, — признался ветеран, раскладывая на столе пухлые папки с документами, фотоальбомы, вырезки из газет, похвальные грамоты, детские поделки — подарки от внуков.
Несмотря на столь солидный возраст, у Льва Николаевича прекрасная память. Он четко помнит не только все даты, но и названия железнодорожных станций и населенных пунктов, в которых ему пришлось побывать во время воинской службы.
— Если сложить все километры, что прошел начиная со дня призыва на воинскую службу, то получится, что я обогнул земной шар! — улыбаясь, говорит ветеран.
Лев Николаевич — удивительный рассказчик. Его воспоминания о том, откуда пошел род Волковых, можно не только слушать с большим интересом, но и записывать. Его дед родом из деревни Мухановка, перебрался в город Калугу, выстроил добротный дом, вырастил одиннадцать детей.
— Мы с братом близнецы, он родился первым, — рассказывает Лев Николаевич. — С его именем у родителей вопросов не возникло — конечно же, Виктор. Со мной вышла заминка — как назвать? Никто ведь не думал, что нас будет двое. Тогда рассудили так: недалеко от тех мест, где я родился, было имение Льва Николаевича Толстого, вот меня и назвали Львом, — говорит ветеран.
Его воспоминания о детстве самые радужные. Отец был ведущим инженером железнодорожного машиностроения паровозостроительного завода, мама — врач, прошла финскую войну, работала директором в одном из санаториев.
— Места, где располагался санаторий, были удивительные — сосновый лес на берегу Оки, чистый воздух! Здесь поправляли здоровье люди с заболеваниями легких, — говорит Лев Николаевич.
Наступила война
Вот в этот санаторий в выходной день — 22 июня 1941 года — и направлялись Волковы — отец и оба сына Виктор и Лев. Редкое в то время транспортное средство — велосипед — уже ждало седоков у калитки дома, как вдруг по радио объявили о вероломном нападении фашистской Германии на нашу страну. Поездка, естественно, была отменена, и отец тут же отправился в военкомат. Его просьбу о призыве на фронт в военкомате отклонили, выдали «бронь», ему была поставлена задача готовить завод к эвакуации. Вскоре домой приехала мама и, как военврач, сменила гражданскую одежду на военный мундир. Перед ней была поставлена задача развертывания военного госпиталя.
Кресты на крыльях самолетов
23 июня 1941 года в небе над Калугой появились самолеты с крестами на крыльях и началась бомбежка города.
— Мы с Виктором побежали в школу и там узнали, что многих ребят, старшеклассников, забрали на фронт, — вспоминает Лев Николаевич. — Нам было велено дежурить по городу и тушить зажигательные бомбы, их еще называли «зажигалками». Мы, мальчишки, поднимались на крыши дома и сбрасывали большими железными щипцами бомбы вниз. А наши одноклассницы эти бомбы тоже щипцами бросали в металлические бочки с песком. Потом фашисты стали сбрасывать на город уже фугасные бомбы. Одна такая при попадании в много­этажное здание превращала его в руины, — вспоминает ветеран.
В Калуге еще работали заводы, фабрики, и люди утром шли на работу, а вечером возвращались домой. Фашисты, когда поток людей на улицах города был плотным, на бреющем полете расстреливали граждан из пулеметов…
По словам ветерана, они с братом, как и вся оставшаяся в городе молодежь, участвовали в рытье оборонительных окопов, укреплений, прятались от фашистских самолетов.
Эшелоном — ­ в эвакуацию
В начале октября 1941 года немецко-фашистские войска уже были на подступах к Калуге. Завод был эвакуирован в Красноярск. Волков-старший, как и подобает руководителю эвакуации предприятия, проследил за отправкой состава с железнодорожной станции и только после этого сам со своей семьей и еще несколькими семьями сотрудников завода погрузился в товарный вагон. Так на маневренном паровозике они пустились вслед за составом. К тому времени немцы уже вошли в Калугу — родину великого Циолковского.
— Эшелон мы догнали уже под Каширой, — вспоминает ветеран. — И тут же началась бомбардировка… Зрелище было страшное, много убитых, раненых. Мы с братом выпрыгнули из вагона и кубарем скатились по насыпи. Девочку, дочь папиного коллеги, из семьи, с который мы ехали вместе, на наших глазах убило — попал осколок снаряда. Мама и другие женщины стали оказывать раненым помощь. Для нас с братом это была первая страшная картина смерти на войне.
Служба
Уже на следующий день они добрались до Москвы, где остановились у своих родственников, а затем уже вместе с составом продолжили свой путь в Красноярск, где разместился эвакуированный из Калуги завод. Их поселили в бараках, в таежном поселке, куда раз в месяц приезжал отец. Ребята-комсомольцы в составе агитбригады ходили в соседние поселки, читали лекции, проводили беседы с местным населением. И, как и все подростки, рвались на фронт!
— Нам с братом было по семнадцать с половиной лет, когда нас призвали в ряды Красной армии. Первым нашим испытанием в составе 327-го стрелкового полка Дальневосточного фронта стал ночной марш-бросок через сопки Даурии. Это близ границы с Маньчжурией. Службу мы с братом Виктором несли в пулеметном расчете, — вспоминает Лев Николаевич.
Вскоре их часть перебросили на Урал, где они стали курсантами Одесского артиллерийского училища имени Фрунзе. Спустя несколько месяцев училище вернулось из эвакуации в освобожденную от фашистов Одессу. Курсанты в свободное от лекций время разбирали завалы на месте разрушенных корпусов училища.
— В сентябре 1945 года мы после окончания училища были направлены для прохождения службы в Центральную группу советских войск в Австрию, — вспоминает ветеран. — Несмотря на то, что война уже завершилась полной капитуляцией фашистской Германии, обстановка в Австрии, Венгрии была очень неспокойной. Случались нападения на наших солдат, офицеров, стреляли из-за каждого угла. Был случай, когда в окно квартиры, которую мы снимали у местного жителя, кто-то бросил гранату. К счастью, никого не было дома и никто не пострадал. Во время одного из ночных дежурств мы патрулировали город. Кто-то из приспешников фашистов зарезал нашего товарища. Нападавших мы тут же задержали и передали сотрудникам СМЕРШа.
В мирное время
В 1947 году 123-ю артиллерийскую бригаду, в которой проходил службу Лев Волков, перевели в город Котовск. Это дорогой для сердца ветерана город, ведь именно здесь он познакомился со своей будущей супругой Тамарой.
— Как молоды мы были, как искренне любили, как верили в себя! — с воодушевлением процитировал строки из песни Лев Николаевич. — Мы, офицеры, снимали жилье у родственников Тамары — так познакомились. А вскоре поняли, что хотим навсегда связать свои судьбы. Тамаре было девятнадцать, я на год старше. Расписались, устроили застолье. Времена были тяжелые, послевоенные. На праздничном столе коронным блюдом была… вареная картошка! Но этот факт ничуть не омрачал наше счастье. Мы прожили с супругой прекрасные 67 лет…
В артиллерийских войсках Лев Николаевич прослужил еще двенадцать лет. Дважды его направляли на службу в ГДР. В 1960 году их с братом Виктором, а они так и продолжали служить в одной части, направили в Махачкалу, где предложили продолжить службу, но уже в новых инженерных войсках, в ракетной батарее.
— Мы, конечно же, согласились, — вспоминает ветеран. — Вместе с группой офицеров прибыли для прохождения дальнейшей службы в 479-й ракетный полк, в Майкоп. В это время полным ходом шло строительство по созданию базы полка. В нем участвовали свыше 1500 человек, работы велись днем и ночью. Наконец летом 1963 года строительство было завершено, и 479-й ракетный полк заступил на боевое дежурство. На территорию можно было попасть только по специальному допуску особой категории важности. К тому времени я уже окончил военную академию и был начальником стартовой группы — это те, кому доверено было «нажимать кнопку». Кстати, во время Карибского кризиса мы два месяца неотлучно находились на боевом дежурстве. Наши ракеты были готовы к запуску. Затем я был направлен на службу в новый вид ракетных войск. Он так и назывался — «отдельный старт» и находился в районе Семипалатинского ядерного полигона.
В 1972 году Лев Николаевич Волков в звании полковника завершил свою воинскую службу, но продолжил работать. Трудился на заводе ЖБИ, затем почти четверть века был старшим инженером по охране труда на Майкопском машзаводе.
— Сын Валерий окончил МТУ имени Баумана, был начальником экспедиции на Байконуре, участником запуска знаменитого космического корабля «Буран», — с гордостью рассказывает ветеран. — У меня замечательный внук, он часто приезжает в Майкоп, мы все вместе принимаем участие в шествии «Бессмертного полка». К сожалению, ушла из жизни моя супруга. Эту утрату помогли пережить мои близкие — сын, внук, правнуки. Я в меру своих сил веду патриотическую работу, являюсь частым гостем в школе №3 Майкопа, в других учебных учреждениях. На свой юбилей — 95-летие получил прекрасный подарок — настоящий концерт! Меня пришли поздравить артисты домой. В подъезде звучали песни военных лет. Это стало настоящим праздником не только для меня, но и для всех моих соседей!
  Источник: Газета Советская Адыгея
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)


х