Адыги - Новости Адыгеи, история, культура и традиции » Статьи » История » ДИНАСТИЧЕСКИЕ БРАКИ МЕЖДУ ПРЕДСТАВИТЕЛЯМИ ГРУЗИНСКИХ И ЧЕРКЕССКИХ ЗНАТНЫХ РОДОВ

ДИНАСТИЧЕСКИЕ БРАКИ МЕЖДУ ПРЕДСТАВИТЕЛЯМИ ГРУЗИНСКИХ И ЧЕРКЕССКИХ ЗНАТНЫХ РОДОВ

ДИНАСТИЧЕСКИЕ БРАКИ МЕЖДУ ПРЕДСТАВИТЕЛЯМИ ГРУЗИНСКИХ И ЧЕРКЕССКИХ ЗНАТНЫХ РОДОВ
История
zafe
Фото: Адыги.RU
15:40, 22 март 2021
601
0
По сведениям, дошедшим до наших дней, впервые княжна из знатного черкесского рода вступила в брак с представителем династии Багратионов (по-грузински — Багратиони) в XVI веке. Добавим здесь же, тысячелетняя царская династия Багратионов правила Грузию с IX века — до начала XIX века. В 1563 году дочь одного из кабардинских князей — Русудан, вступила в брак с наследником престола Имеретии (на грузинском языке — Имерети), впоследствии царем Георгием II (царствовал в 1565—1583 гг.). Об указанном историческом событии известный грузинский ученый, царевич Вахушти Вахтангович Багратиони (1696— 1756) писал: «Взял в жены царь Георгий дочь черкесского князя — Русудан и вступил с ней в брак». Имеретинская царица Русудан (скончалась в 1578 году) родила двух сыновей — царевичей Баграта (1565—1578) и Левана (1573—1590). Леван вступил на
ДИНАСТИЧЕСКИЕ БРАКИ МЕЖДУ ПРЕДСТАВИТЕЛЯМИ ГРУЗИНСКИХ И ЧЕРКЕССКИХ ЗНАТНЫХ РОДОВ

По сведениям, дошедшим до наших дней, впервые княжна из знатного черкесского рода вступила в брак с представителем династии Багратионов (по-грузински — Багратиони) в XVI веке. Добавим здесь же, тысячелетняя царская династия Багратионов правила Грузию с IX века — до начала XIX века.

В 1563 году дочь одного из кабардинских князей — Русудан, вступила в брак с наследником престола Имеретии (на грузинском языке — Имерети), впоследствии царем Георгием II (царствовал в 1565—1583 гг.). Об указанном историческом событии известный грузинский ученый, царевич Вахушти Вахтангович Багратиони (1696— 1756) писал: «Взял в жены царь Георгий дочь черкесского князя — Русудан и вступил с ней в брак».

Имеретинская царица Русудан (скончалась в 1578 году) родила двух сыновей — царевичей Баграта (1565—1578) и Левана (1573—1590). Леван вступил на престол после смерти отца (1583) и правил Имеретию до 1590 года.

Известно, что при межфеодальном противостоянии, отношения отдельных грузинских царств и княжеств с Кабардой имели определенное значение.

В конце 70-х годах XVI века враждовавшие между собой царь Имеретии и владетельные князья Западной Грузии — Мегрелии (на грузинском языке — Самегрело или Одиши) — Дадиани и Гурии — Гуриели заключили мир, именно благодаря черкесским княжнам. В этот период сестра супруги вышеупомянутого царя Георгия II — «дочери кабардинского князя», имеретинской царицы Русудан, была замужем за владетельным князем Гурии — Георгием II Гуриели, который правил в 1564—1583 годах. В 1573 году Георгий II Гуриели сверг с престола владетельного князя Мегрелии Георгия III Дадиани (годы правления: 1572—1582) и посадил на трон его младшего брата — Мамия. Георгий III Дадиани обратился за помощью к имеретинскому царю Георгию II, который попытался примирить князей.

О вышеприведенном факте В. Багратиони рассказывает, что Георгий Дадиани «попросил у Георгия руки сестры его жены, которую тот воспитывал у себя при дворе, чтобы отдать ему её в жены и быть в нем уверенным. И для того, чтобы быть уверенным в князе царь отдал Дадиани в жены сестру своей супруги… Благодаря этому, между княжествами воцарился мир».

Те же сведения подтверждает грузинский историк XVIII века, Бери Эгнаташвили, который пишет: «Георгий Дадиани прибыл просителем ко двору Имеретинского царя Георгия. Он обратился к царю Георгию за помощью, а также просил отдать ему в жены «незамужнюю дочь черкесского князя», которая была младшей сестрой жены царя, а также жены Георгия II Гуриели, и воспитывалась при дворе. Так Георгий Дадиани просил у царя Георгия руки младшей дочери черкесского князя… И отдали ему в жену дочь черкесского князя, и так, посредством жен, эти три владетеля объединились».

Так, царь Имеретии Георгий II принял верное решение и отдал сестру своей супруги-черкешенки, воспитывавшейся в Кутаисском дворце, замуж за Георгия III Дадиани, тем самым установив мир в Западной Грузии.

По мнению специалистов, кабардинская княжна, даже в условиях самой кровавой борьбы, представляла собой своеобразную гарантию мира, так как грузинские цари и владетельные князья были больше заинтересованы в союзе с черкесами. По материалам можно судить о том, что после брака царя имеров Георгия на дочери кабардинского князя, за ней в Имеретию последовали и её сестры, которые, возможно, были младше неё по возрасту и воспитывались при царском дворе, откуда они и вышли замуж. Не исключено, что дети кабардинских великих князей воспитывались и при дворах Карталинско-Кахетинского царства и других княжеств. Такое сближение между сторонами и установление родственных связей было основой тех добрососедских отношений и связей, которые, со своей стороны, способствовали свободному экономическому сотрудничеству.

Установить связи с кабардинцами пытался и владетельный князь Мегрелии Леван II Дадиани (1591—1657), который правил на протяжении почти полувека (1611— 1657 гг.). В истории этого княжества как с военно-политической, так и с экономической точки зрения, это был один из самых сильных правителей, и он стремился распространить свою власть на всю территорию Западной Грузии. В связи с этим, установление связей с владетельным князем Мегрелии входило и в интересы великого князя Кабарды. И породнились они именно с этой целью.

1 марта 1640 года к великому князю Кабарды Алегуко Шогенукову прибыл посол из Мегрелии, просил руки его дочери для старшего сына Левана II — Александра. Алегуко дал на это свое согласие. Об этом браке рассказывает итальянский миссионер Арканджелло Ламберти, проживавший в Мегрелии в 1633—1649 годах.

В 1657 году Леван II объявил малолетнего сына вышеупомянутого Александра наследником престола, однако взойти на трон тому не удалось.

Установлению военно-политического союза с черкесами служил и брак внука Карталинского (Картлийского) царя Вахтанга V (царствовал в 1658—1676 гг.) — царевича Вахтанга Левановича (1675—1737) на дочери великого князя Кабарды. Этот факт был важным историческим событием из-за того, что грузинский зять кабардинцев, царевич Вахтанг (будущий Вахтанг VI) был видным государственным деятелем. Он на протяжении девяти лет (в 1703—1712 годах) правил Карталинским царством как регент, вместо находившегося в Персии царей Георгия XI (в 1703—1709 годах), потом — Кайхосро I (в 1709—1711 годах), а в 1719—1724 годах он уже занимал престол как царь. Добавым здес-же, что с 1712 года, по приглашению Шахиншаха Хуссеина I Сефевида, Вахтанг служил у него. До возвращения Вахтанга царством правили: в 1712— 1714 годах — его младший брат Свимон, в 1714—1716 годах — его младший брат Иессэ, а в 1717—1719 годах — его сын и наследник Бакар.

Интересно, кем была эта благословленная, как карталинская царица, дочь черкесского князя и почему её избрали для такой почетной миссии?

Примечательно, что дочь кабардинского князя — Русудан, была привезена в Грузию как невеста сына царя Карталинии (Картли) Георгия XI — царевича Баграта. Этим политическим браком царь Георгий планировал породниться с правителями Кабарды. Несмотря на кончину Баграта (1694), находившегося в Персии, Георгий XI свою невестку назад не вернул, а в том же году выдал её замуж за своего племянника — Вахтанга.

История этого бракосочетания рассказана в сочинении В. Багратиони, в котором читаем: «Дочь черкесского князя — Русудан, привезенную для сына Баграта, он тотчас отдал за Вахтанга, который после Кайхосро забрал её, свою мачеху и своих братьев и прибыл в Харагаули, где по царской милости была свадьба».

О происхождении царицы Русудан все известные нам исторические источники однозначно сообщают, что она была дочерью черкесского феодала, а в частности, черкеса (кабардинца), однако сведения о её фамилии разнятся.

Известно, что с древнейших времен Кабарда делилась на две части: Большую и Малую. И эти части, со своей стороны, делились на отдельные феодальные владения. Среди знатных родов в указанный период в Большой Кабарде были: Мисостовы, Джамбулатовы (позже от этого рода произошло Бекмурзины и Кайтукины), Атажукины, а в Малой Кабарде — Гелехстановы (Мударовы) и Таусултановы15. Общим предком кабардинских феодалов считался легендарный князь — Инал. Поэтому они считались друг другу родственниками. Несмотря на это, каждый феодальный род избирал своего «старшего князя», а порой не стеснялись и воевать друг с другом. Родство кабардинских феодалов проявлялось в том, что они избирали «великого князя» Кабарды. Это происходило на собраниях князей и знатных дворян, где достойную личность для этой почетной должности избирали из каждого рода поочередно.

Порой власть «великого князя» Кабарды носила номинальный характер. Это было обусловлено тем, что «старшие князья» отдельных владений не всегда ему подчинялись.

нялись. По сведениям историка Петра Буткова, царица Картлийского царства была дочерью князя Большой Кабарды Мисостова, которая после прибытия в Грузию и принятия христианства получила имя — Русудан.

Род крупных кабардинских землевладельцев, князей Мисостовых, всегда был известен на Северном Кавказе. В середине XVIII века из-за трех сел, расположенных в Карагачском районе, у князя Касая Мисостова возник конфликт с Жанболатом Кайтукиным. «Указанные деревни принадлежали мелким уоркам Атухову и двум братьям Кучмазоковым — вассалам князя К. Мисостова».

По другим сведениям, предоставленным тем же П. Бутковым, возможно, что Русудан была родом из семьи князя Малой Кабарды Таусултанова.

Правильность обеих версий русского исследователя о фамилии царицы Русудан, содержащихся в его труде, признана «равнодопустимой».

Есть также сведения, что Русудан была дочерью черкесского владетельного князя Келчика Бакишвили.

По предположению исследователя Н. Тарсаидзе, версия П. Буткова о том, что царица Русудан была дочерью князя Малой Кабарды Таусултанова, может быть объяснена тем, что данная территория была ближе расположена к Картлийскому царству, чем Большая Кабарда. По его же мнению, необходимо учитывать и тот факт, что во владения родного брата царицы Русудан — Адиля-Гирея, входили Дигори и другие осетинские села, граничащие с Малой Кабардой.

Внешне Русудан была прекрасной, и в то же время, она была добродетельным и умным человеком. Она была верной и надежной спутницей своего венценосного супруга, деля с ним горе и радости.

Из-за этого царица Русудан добилась большого авторитета среди грузин. Именно это обусловило то, что в грузинских исторических источниках её имя упоминается с особым благоговением. Например, в сочинении грузинского историка первой половины XVIII века — Сехниа Чхеидзе указано, что когда Вахтанг VI «сел на царский трон, он посадил рядом с собой солнцеподобно сияющую царицу Русудан».

В сочинении О. Опрышко указано, что супруга царя Вахтанга VI была дочь князя Малой Кабарды Гиляхстанова. Её братьями были: Адиль-Гирей, чьи владения находились в Татартупе и Канчоко. Их двоюродным братом был князь Кази Минболатов. О. Опрышко пишет: «Княжна Гиляхстанова стала женой наследника картлийского престола, а потом и царицей Картли. Грузинские современники называли её «солнцеподобно сияющей царицей Русудан». Она была верной и надежной спутницей в нелегкой жизни Вахтанга VI, деля с ним горести и тревоги того неспокойного времени».

Прозорливость и гуманизм царицы Русудан проявились после её непосредственного вмешательства в дело освобождения от тяжелого наказания братья Вахтанга VI — сначала католикос-патриарх Доментий (умер в 1742 году), а затем Иессэ (1680— 1727), занимавшему карталинский трон в 1714—1716 годах. По этому, имя Русуданы с большим уважением упомянуется в грузинских исторических источниках.

Русудан вырастила для своей второй родины — Грузии, достойное потомство. Среди них были: Ростом (1695—1698), Тамара (1696—1746), Анна (1698—1746), Бакар (1700—1750) и Георгий (1712—1786). Особо выдающимися из них были: Бакар, который как уже отметили выше, во время пребывания своего отца в Персии (1717—1719) был царем Картли и Георгий, который в Российской империи добился больших военных успехов и был удостоен военного звания — генерал-аншефа26. С 1724 года царица Русудан находилась со своим супругом в России. Скончалась она 30 декабря 1740 года в Москве.

Примечательно, что при помощи старшей дочери царя Вахтанга VI и царицы Русудан — Тамары (1696—1746) представителям кахетинской ветви династии Багратиони удалось значительно облегчить объединение Карталинского и Кахетинского царств. В 1712 году в 16-летнем возрасте Тамара стала супругой кахетинского царевича Теймураза (1695—1762), который в 1709—1715 годах был правителем Кахетии, а с 1733 — воцарился.

Внешняя красота, благодетель и дипломатическая мудрость перешли царевне Тамаре, воспитанной при карталинском царском дворе, по наследству от её родителей. Благодаря этого, она оказала супругу — Теймуразу II, неоценимую помощь в восшествии на карталинский престол, как зятя скончавшегося в Москве царя Вахтанга VI. С 1744 года Теймураз II стал царем Картли, уступив кахетинский трон своему сыну — Ираклию II (1720—1798).

Способности и дипломатический талант царицы Тамары признавал и самый ярый противник этого объединения и лично Ираклия II, политический деятель и писатель последней четверти ХVIII века князь Александр Дмитриевич Амилахвари (1750—1802). За участие в заговоре против царя 1765 года он был строго наказан, но ввиду того, что на тот момент ему было всего 15 лет, оставлен в живых. После этого ему удалось бежать в Россию (1772 г.), где главной задачей жизни для него стала бескомпромиссная борьба с Ираклием.

В 1779 году в Санкт-Петербурге А. Амилахвари издал сочинение автобиографического характера, где раскритикована деятельность Ираклия II, как узурпатора карталинского царского трона. Автор отмечает, как ловко царица Тамара передала карталинский престол своему супругу. Перед смертью царица Тамара попросила князей, оставьте на троне моего мужа, лучше его господство, чем персов.

Специалисты единогласно отмечают, что царица Тамара сыграла очень позитивную роль в восшествии своего супруга и сына на картлийский и кахетинский трон. Она смогла добиться доверия Надир-шаха и присмирить легитимистический настрой картлийских князей. Примечательно и еще одно обстоятельство. В 1740 году, когда персидский шах окончательно убедился в том, что в качестве правителя Карталинии с возложенными на них обязанностями не справляется ни один из назначенных им чиновников, ни перс, ни грузин, он отправил в Карталинии Тамару, а Теймуразу поручил лишь оказывать ей всяческую поддержку. Тамара сказала картлийским князьям, что править государством она будет лишь до возвращения на родину её братьев. Теймураз II умело использовал этот маневр супруги и окончательно завладел картлийским троном.

Среди потомков царицы Тамары жениться на черкешенках стало своеобразной традицией. Инициатором внедрения этой традиции стал её сын, царь Ираклий II. Его старший сын, будущий царь Георгий ХII (царствовал в 1798—1800 годах) еще в детстве был помолвлен с дочерью знатного черкесского феодала — друга и соратника Ираклия II.

П. Иоселиани писал: «Георгий, когда ему было 8 лет от роду, был помолвлен с дочерью черкесского князя Гирея, который был другом царя Ираклия. Для обучения к девочке был приставлен князь Саридан Шаликашвили, а также 6 служанок и вдова дворянина Квливидзе — Нина из села Кавтисхеви, ученая женщина, с сильным словом и мудрым умом. Она была великой наездницей, говорил порой сам царь Георгий, и за её удаль её очень уважали во дворце»30. К сожалению, женитьба царевича на дочери черкесского феодала сорвалась, из-за внезапной кончины последней. Черкешенка, помолвленная с Георгием, после четырех лет подготовки, еще некрещеная, померла от оспы, а безутешная Нина постриглась в монахини и умерла в церкви села Руиси.

С дочерью черкесского князя был помолвлен и младший брат царевича Георгия, также сын Ираклия ХII — царевич Александр (1770—1844). Сам Ираклий II выбрал для своего сына 14-летнюю дочь «владетеля Кирмана из Кабарды». В 1790 году привезли дочь кабардинского князя в престольный город — Тбилиси. «Девушку доставили в Тбилиси с 12 слугами, красиво опоясанную полосками из мягкой красной кожи, редкой красоты. Спустя две недели крестили её в церкви, где нарекли её Ниной».

По грузинским обычаям она была отдана на воспитание невестке Ираклия II, княжне Саломеи Амилахвари. Кабардинская невестка наряду с принятием христианства, успешно освоила грузинские обычаи, богословские и светские предметы, рукоделие.

Известная представительница грузинской эмиграции Тамара Папава (1888—1976) отмечала: «Александр еще в детстве был обручен с дочерью кабардинского князя Мисостова. Багратиони и раньше приводили из этого замечательного рода прекрасных невест, из которых самой замечательной должна была быть супруга Вахтанга VI, после принятия христианства нареченная Русудан, и была она матерью замечательной царицы Тамары… Александр, наверное, своеобразным знаком спасения уже «пошатнувшейся Грузии» женитьбу на девушке, родной по крови бабушке Ираклию II».

Кабардинская невеста Нина (по-грузински — Нино) прожила в Тбилиси всего полгода. Подготовленная к супружеству, она скон

Источник
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)


х