Адыги - Новости Адыгеи, история, культура и традиции » Статьи » История » Древние артифакты Майкопской культуры

Древние артифакты Майкопской культуры

Древние артифакты Майкопской культуры
История
admin
Фото: Адыги.RU
10:46, 06 январь 2021
202
0
МАЙКОПСКАЯ КУЛЬТУРА (майкопско-новосвободненская общность, майкопско-новосвободненская культура)​ —​ археологическая культура, распространённая в предгорьях​ Северного Кавказа​ в раннем​ бронзовом веке. Названа по Большому​ Майкопскому кургану, исследованному в​ 1897 году​ археологом​ Н.​ И.​ Веселовским. Основная территория распространения​ — равнины и предгорья Предкавказья от Таманского полуострова до Чечни...
Древние артифакты Майкопской культуры

МАЙКОПСКАЯ КУЛЬТУРА (майкопско-новосвободненская общность, майкопско-новосвободненская культура)​ —​ археологическая культура, распространённая в предгорьях​ Северного Кавказа​ в раннем​ бронзовом веке. Названа по Большому​ Майкопскому кургану, исследованному в​ 1897 году​ археологом​ Н.​ И.​ Веселовским. Основная территория распространения​ — равнины и предгорья Предкавказья от Таманского полуострова до Чечни.

Основные​ характеристики​ носителей​ майкопской​ культуры:

1. владея​ искусством​ добычи​ и​ обработки​ металлов,​ изготавливали​ из​ бронзы,​ золота​ и​ других​ местных​ руд​ различные​ предметы​ быта,​ посуду,​ оружие,​ ножи,​ наконечники​ стрел,​ разного​ рода​ украшения,​ ритуальные​ фигурки​ животных.

2. владея​ гончарным​ делом,​ изготавливали​ различную​ посуду​ и​ другую​ утварь.

3. селились​ в​ горных​ ущельях,​ в​ труднодоступные​ и​ удобные​ для​ обороны​ места,​ поселения​ огораживали​ мощными​ каменными​ стенами​ (видимо​ вели​ множество​ войн).

4. на​ тело​ умерших​ вождей​ посыпали​ красную​ краску​ (охру)​ и​ хоронили​ их​ в​ курганах,​ рядом​ с​ умершим​и вождями​ клали​ многочисленные​ посмертные​ дары​ —​ оружие,​ украшения,​ посуду,​ одежду,​ совершались обряды жертвоприношения​ людей​ и​ животных.​ Вокруг​ захоронения​ устанавливали​ каменный​ круг​ —​ кромлех.

​Культура​ представлена​ не​ только​ курганами,​ но​ и​ бытовыми​ памятниками.​ В​ конце​ 50-х​ —​ 60-х​ гг. была​ открыта​ большая​ группа​ поселений​ в​ бассейне​ реки​ Белой​ и​ по​ р.​ Фарс​ южнее​ Майкопа,​ ​ в​ том​ числе:

Мешоко​ (наиболее​ изучено),​ расположенное​ на​ окраине​ пос.​ Каменномостского,​ на​ высоком​ плато​ правого​ берега​ р.​ Белой​ при​ впадении​ в​ неё​ р.​ Мешоко, поселение​ было​ укреплено​ мощной​ каменной​ стеной,​ толщиной​ в​ 4​ м;

Скала;

навесы​ Хаджох;

Каменномостская​ пещера;

хут.​ Веселый;

Ясенева​ Поляна​ на​ р.​ Фарс, близ​ посёлка​ Колосовки,​ также​ имеет​ 4​-х метровой​ толщины​ стены.

Планировка​ этих​ поселений​ восстанавливается​ «как​ круг​ или​ овал​ из​ жилищ,​ пристроенных​ к​ оборонительной​ стене​ с​ площадью​ —​ загоном​ для​ скота​ в​ центре» (исследователь​ А.​ А.​ Формозов).

Жилища​ майкопцев​ представляли​ собой​ лёгкие​ каркасные​ постройки,​ обмазанные​ глиной,​ которые​ опирались​ на​ деревянные​ столбы.​ Дома​ были​ прямоугольные,​ площадью​ примерно​ 12×4​ м,​ как​ на​ поселении​ Ясеневой​ Поляны (турлучные постройки черкесского типа).

На​ поселении​ Майкопской​ культуры​ — «Ясенева​ поляна»​ археологи​ обнаружили:

​ —​ керамику​ с​ сюжетными​ композициями;

​ —​ костяная​ пектораль​ (нагрудное​ украшение);

​ —​ антропоморфная​ пластика​ из​ глины​ (свидетельство​ наличия​ религии).

Ещё​ в​ начале​ 20​ века,​ в​ найденных​ украшениях,​ учёные​ установили​ наличие​ местного,​ майкопского​ звериного​ стиля​ в​ найденных​ артефактах,​ который, возможно, послужил​ эталоном​ создания​ изделий​ звериного​ стиля​ для​ более​ поздних​ археологических​ культур. То​ есть​ следует​ иметь​ ввиду, что​ майкопский​ звериный​ стиль​ более,​ чем​ на две тысячи​ лет, старше, так называемого скифского и​ сарматского​ звериных​ стилей.

Картографирование​ групп​ металла, позволило​ учёным​ определить кавказский​ характер​ не​ только​ для​ мышьяковых​ бронз,​ но​ и​ для​ мышьяково-никелевых​ бронз,​ причём​ наибольшая​ концентрация​ находок​ из​ этого​ металла​ обнаружена​ в​ майкопских​ памятниках​ Кабардино-Балкарии.​ Итоговый​ вывод​ учёных​:​ «кузнецы​ племён​ майкопской​ культуры​ работали​ на​ кавказском​ сырье».

Одним​ из​ феноменов​ майкопской​ культуры​ является​ установленный​ факт,​ что​ уже​ в​ те​ времена​ представители​ выделявшейся​ майкопской​ знати​ пользовались​ конём​ для​ верховой​ езды.​ Так​ как​ появление​ майкопской​ культуры​ датируется​ началом​ 4​ тыс.​ до​ н.​ э.,​ то​ этот​ факт​ может​ служить​ указателем​ на​ определённый​ приоритет​ в​ коневодстве​ и,​ возможно,​ на использование лошадей​ в​ военном​ деле.​ Также​ стоит​ отметить,​ что в​ выращиваемых​ ими​ стадах,​ большую​ часть​ составляли​ свиньи​ и​ крупный рогатый​ скот.​ Археологи​ обнаружили​ уникальной​ формы​ бронзовые​ псалии​ майкопской​ культуры,​ которые​ представляют​ собой​ бронзовый​ стержень​ с​ закрученной​ петлёй​ в​ середине​ с​ продетым​ через​ неё​ узлом,​ которым​ заканчивались​ мягкие​ удила,​ повод​ и​ ремень​ оголовья.​ Насечки​ и​ выпуклости​ на​ краях​ псалии​ служили,​ очевидно,​ для​ закрепления​ наносного​ и​ подгубного​ ремней.

Строительство​ племенами​ майкопской​ культуры​ рукотворных​ террасовых​ комплексов​ в​ горах,​ есть​ доказательство​ их​ оседлости,​ высокой​ плотности​ населения,​ высокого​ уровня​ сельско-хозяйственных​ и​ инженерных​ навыков.​ Террасы майкопской​ культуры строились​ примерно​ начиная​ с​ IV​ тыс.​ до​ н.​ э.​ В​ искусственных​ подсыпных​ (опорных)​ слоях,​ имеет​ место​ факт​ находки​ исключительно​ майкопской​ керамики.​ Террасы​ майкопской​ культуры​ являются​ одними​ из​ самых​ древних​ в​ мире,​ при​ этом, они​ мало​ исследованы.​ Долгожительство​ террас​ (возраст​ более​ 5​ тысяч​ лет)​ позволяет​ считать​ строителей​ этих​ террас​ непревзойдёнными​ инженерами​ и​ мастерами.

Приёмы​ древнего​ террасирования​ ещё​ предстоит​ изучить,​ поскольку​ для​ горных​ и​ предгорных​ местностей​ альтернативы​ террасовому​ земледелию​ нет.

В​ Майкопе​ и​ его​ окрестностях​ найдено​ три​ памятника​ древнего​ письма​ :​ известная​ Майкопская​ плита,​ Петроглифы​ Махошкушха​ (рисунки​ на​ гальках),​ и​ пуантильная​ надпись​ золотого​ колпачка​ из​ Курджипского​ кургана (все​ они​ остаются​ пока​ нерасшифрованными).

Присутствующий​ на​ одном​ из​ серебряных​ сосудов​ горный​ пейзаж,​ схожий​ с​ очертаниями​ Кавказского​ хребта,​ считается​ древнейшим​ картографическим​ рисунком.

​Выделяют три основные фазы: халколитическая культура Мешоко (4500-3850 до н.э.), собственно майкопская (включает в себя большой майкопский курган и родственные ему комплексы; 3850-3300 до н.э.) и последующая новосвободненская культура (3300-2500 до н.э.).​ Периодизацию и датировки см. Lyonnet, 2007a, 13; Kohl, 2009, 243; сходно у Trifonov, 2007, 170; детальнее см. Мунчаев, 1994; Kohl, 2007, 73. Важно, что, как указано в Трифонов, 2009, северо-западный Кавказ был необитаем в течение неолита, и только в период халколита этот регион вновь заселяется носителями культуры Мешоко.

Культура Мешоко связана с регионом степей к северу и северо-западу и далее с Балканами, это касается керамики, некоторых других артефактов, а также металла, который импортировали с Балкан (см. Lyonnet, 2007b, 135 с лит.; Ivanova, 2007, 10 ff.). С другой стороны, имела место связь и с южными регионами: Трифонов (2001, 194) утверждает, что мешоковская керамика близка к халколитической традиции Восточной Анатолии; об этом же говорят мешоковские каменные орудия, сделанные из обсидиана, из Закавказья (Мунчаев, 1994, 189 с лит.).

Такая датировка ставит под сомнение традиционную точку зрения, согласно которой майкопская культура приходит с юга (то есть из Анатолии и/или Месопотамии). Действительно, очевидно, что определенная разновидность майкопской керамики близка к керамике Amuq F южной Анатолии и северной Сирии (Андреева, 1977, 50–55 ; Мунчаев, 1994, 169; Lyonnet, 2007b, 148). Период​ Amuq F сейчас рассматривается как современник майкопской культуры: 3850–3000 до н.э. (Lyonnet, 2007a, 13; Kohl, 2009, 243).​ А корни керамики Amuq F традиционно видят в ранних изделиях из Тепе-Гавра в северной Месопотамии (Гавра XII–IX,​ см.​ Андреева, 1977, 53–54). Однако, с другой стороны, есть некоторые указания на северные и северо-западные источники майкопской культуры:

— Торговые пути Балканы – Северный Кавказ известны уже с премайкопской фазы, то есть, с мешоковской культуры.

— Ранние майкопские комплексы локализованы, скорее, в северо-западной области, в то время, как поздняя новосвободненская культура распространяется на юго-восток (Мунчаев, 1994, 171–173).

— Курганные захоронения не типичны для ближневосточной традиции. Некоторое сходство с майкопской традицией погребальных курганов наблюдается в лейлатепинской культуре (первая половина 4-го тысячелетия до н.э.), недавно выделенной на Южном Кавказе, северо-западном Азербайджане и центральной Грузии (Kohl, 2009, 242 с лит.; Ахундов/Махмудова, 2008, 41–43; Akhundov, 2007). Позднее большое количество майкопоподобных курганов в северо-западном Иране (курганы Се Гирдан, вероятно, вторая половина 4-го тысячелетия до н.э.) позволяет нам проследить движение носителей майкопской культуры с севера на юг в период до того, как произошла экспансия куро-аракской культуры в конце 4-го тысячелетия до н.э. Kohl, 2007, 85; Kohl, 2009, 245 с лит. (против этого: Трифонов, 2000). При этом, домайкопские курганы известны в Центральном Предкавказье, на Кубани, на Нижней Волге и Нижнем Дону, некоторые черты которых показывают явные параллели с майкопскими погребениями​ (Мунчаев, 1994, 178–179 ; Kohl, 2007, 59).

— Внезапное появление богатой металлом майкопской культуры хронологически коррелирует с коллапсом раннего юго-восточного европейского центра металлургической активности или так называемой Карпато-Балканской металлургической провинции (Kohl, 2009, 244; Lyonnet, 2007a, 17; Lyonnet, 2007b, 150).

— Так называемая «проблема золота», см. Chernykh, 1992, 142–144 ; Kohl, 2007, 78–79. Богатые золотом комплексы известны в балканском халколите (вторая половина 5-го тысячелетия до н.э., некрополь Варна), потом в майкопской культуре ранней бронзы (3850–3500 до н.э.), потом в течение второй половины 4-го тысячелетия до н.э. и в середине бронзового века они распространились в Закавказье, Анатолию и Месопотамию: родственные майкопской курганы Се Гирдан, куро-аракская культура, хаттский Аладжа-Хююк, Троя II–III, Тепе-Гавра X, царские погребения в Уре и т.д. (см. ​ Avilova, 2009). Гипотетически это позволяет нам проследить преисторическую миграцию людей, которые использовали и ценили золото.

Далее см. Kohl, 2007, 57 ff. (особенно 75–86), с лит., с общей дискуссией о возможных северных и северо-западных корнях майкопской культуры. Замечу, что традиционный аргумент в пользу южного возникновения майкопской культуры – медленный гончарный круг, используемый как в майкопской, так и в новосвободненской культурах (Мунчаев, 1994, 219), – не выглядит убедительным. Действительно, медленный гончарный круг уже известен в переходной фазе между поздним Убейдом и ранним Уруком в Тепе-Гавра – Гавра XII (Rothman, 2002, 54 ; Charvát, 2002, 59), что раньше, чем майкопская культура. Но такая же технология имела место в начале позднего Триполья (Триполье C1: 4000–3300 до н.э.; Kohl, 2007, 74–75 ; Zbenovich, 1996, 230). Есть и альтернативное решение: считать, что медленный гончарный круг был локальным майкопским изобретением.

Очень важно для нас, что для 4–3 тысячелетий до н.э. можно предположить некоторые миграционные и/или торговые пути из майкопского региона на юг, в Анатолию и Месопотамию. См. выше о постмайкопских курганах в северо-западном Иране. Lyonnet, 2007b, 150 предполагает, что определенный месопотамский стиль керамики может иметь корни в Майкопе.

В качестве посредника между сиро-месопотамскими традициями Убейда и Урука и майкопской культурой может рассматриваться лейлатепинская культура Южного Кавказа (Museibli, 2007, Ахундов/Махмудова, 2008, Akhundov, 2007). Халколитическая лейлатепинская культура синхронна ранней фазе майкопской культуры (первая половина 4-го тысячелетия до н.э., см. Museibli, 2007, 92 ff. для C-14 датировки поселения​ Беюк-Кесик). В Museibli, 2007, 96, 153 предпринята попытка адаптировать традиционную концепцию проникновения с юга на север к новой радиоуглеродной хронологии:

«Одна группа убейдских племен, мигрирующих из Северной Месопотамии, долго не задерживаясь на Южном Кавказе, продвигаясь дальше, со своими энеолитическими традициями, подвергнутыми разным воздействиям и трансформациям, осела на Северном Кавказе. Майкопская культура последующего периода, эпохи ранней бронзы формировалась уже на основе этих (“протомайкопских”) энеолитических традиций».

С моей точки зрения, такой сценарий не очень реалистичен. Идея, что некоторые племена могли создать на Южном Кавказе халколитическую культуру со скромной медной металлургией, а затем совершить быстрый бросок на Северный Кавказ, где за нескольких десятилетий развить высокотехнологичную металлургию бронзы, выглядит странной.​ Ярко выраженные майкопско-лейлатепинские изоглоссы – это курганные погребения с характерными схождениями, связанными с властью или религией (напр., каменные скипетры). Я предполагаю, что более естественный сценарий – противоположный: заимствование некоторых престижных элементов майкопской культуры носителями лейлатепинской культуры или даже проникновение майкопцев на халколитическое Закавказье в первой половине 4-го тысячелетия до н.э. (что, в частности, может означать подчиненный статус лейлатепинского религиозного культа).

Возвратимся к вопросу о связях майкопской культуры и Месопотамии. См. Трифонов, 2000, 259 с лит. о стилистическом сходстве между майкопской прикладным искусством и искусством позднего Урука. О металлургических параллелях см. Chernykh 1992, 72:

«Поиск аналогов для золотых орнаментов и для некоторых бронзовых изделий приводит нас к Древней Месопотамии позднего 4-го и 3-го тысячелетий до н.э. – Урук, Джемдет-Наср и даже раннединастический Ур».

Далее см. Ivanova, 2007, 18, 22 с лит. и обсуждением. Красивый пример такого влияния с севера на юг — это парные þ-образные бронзовые предметы, найденные в некоторых новосвободненских захоронениях второй половины 4-го тысячелетия до н.э. Традиционно такие þ-образные предметы интерпретировались как конские псалии, но на самом деле это носовые кольца для управления быками; поздние (3–2 тысячелетия до н.э.) аналогичные þ-образные объекты известны в месопотамской иконографии, где они служат символом божественного начала, ассоциированного с культом быка; см. Канторович и др., 2009. Как указанно в Мунчаев, 1994, 209, похожие þ-образные кольца были найдены в хаттском погребальном комплексе Аладжа-Хююк (как хорошо известно, другая майкопско-аладжахююкская параллель – это зооморфные штандарты).

​Языковая атрибуция:

На иллюстрации представлено предварительно глоттохронологические деревья для трех евразийских языковых​ макросемей: афро-азиатской, ностратической и сино-кавказской (дене-кавказской). Деревья основаны на 50-словых списках Сводеша, собранных в рамках проекта​ «Evolution of Human Language» (Институтом Санта-Фе).

Майкопцы вряд ли могли быть семитоговорящими (вопреки Сафронов, 1989): (а) нет указаний, что в конце 5-го – начале 4-го тысячелетий до н.э. семитские племена продвинулись так далеко на север; (b) металлургическая терминология не реконструируется для прасемитского, то же касается и других афро-азиатских праязыков: праберберского, пракушитского и т.д. (вопреки некоторым исследованиям А.Ю. Милитарева).

Майкопцев затруднительно соотнести с индоевропейцами (вопреки некоторым теориям Марии Гимбутас), так как нет указаний на гипотетическое культурное доминирование индоевропейцев в Анатолии и/или Месопотамии в период ранней и средней бронзы. Разумеется, что идея раздельной миграции хеттов (через Северный Кавказ) и лувийцев (через Босфор), как предполагает Сафронов, 1989, в центральную Анатолию выглядит фантастически с точки зрения лингвистики.

Майкопцы не могут быть определены как прото-картвелы, так как отсутствуют лингвистические следы тесных контактов между картвелами с семитами в преисторическую эпоху (см. Старостин, 2007, 817 f. с очень коротким списком потенциальных семитизмов ​ в пракартвельском, некоторые из которых, вероятно, проникли к картвелам через востночнокавказскую или хурритскую передачу).

[img]"[/img]

Как уже было предположено рядом исследователей, прото-хурриты (прото-хурро-урартцы) могут быть идентифицированы с куро-аракской культурой (середина 4-го или ранее – середина 3-го тысячелетия до н.э.), по крайней мере, в ее поздней фазе. См. Diakonoff, 1990, Burney, 1997, Kelly-Buccellati, 2004, Buccellati/Kelly-Buccellati, 2007 (намного более осторожно в Кohl, 2009, 252). Археологические данные показывают продвижение носителей куро-аракской культуры с севера на юг/юго-запад с 4-го и до середины 3-го тысячелетия до н.э. (см. Kohl, 2006, 22 ff.), а северные границы куро-аракской культуры примерно совпадают с историческим ареалом хурро-урартских языков.

Ввиду вышесказанного я полагаю, что среди известных праязыков, единственный убедительный лингвистический кандидат для майкопской археологической культуры – это северокавказская языковая семья (нахско-дагестанские языки и абхазо-адыгские языки), для которой реконструируется богатая металлургическая терминология, а географическая дистрибуция не требует каких-либо усложненных миграционных сценариев [Алексей Касьян]

Источник
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)


х