Адыги - Новости Адыгеи, история, культура и традиции » Статьи » История » Немирович-Данченко: ..перед нами стоял вопрос - мы или они... Целому народу был прочтен приговор"

Немирович-Данченко: ..перед нами стоял вопрос - мы или они... Целому народу был прочтен приговор"

Немирович-Данченко: ..перед нами стоял вопрос - мы или они... Целому народу был прочтен приговор"
История
admin
Фото: Адыги.RU
19:06, 03 ноябрь 2020
522
0
Черкесы "...бодро смотрели на свое будущее и были убеждены в победе своего справедливого дела, потому что, как ни изворачивайся, какими дипломатическими и государственными нуждами не оправдывайся, а мы у них отняли отчизну, и родной угол, и кусок хлеба... До восточной войны все оставалось в одном и том же положении... Война велась как удалая потеха и только. Но в 1855 г. пришли к убеждению, что кавказский берег, занятый враждебными племенами, отдает весь этот край в руки неприятельской коалиции. В 1859 г. поэтому преступлено было к окончательному покорению восточной черноморской окраины. Война приняла беспощадный характер. Дело шло не об удальстве, а о систематическом покорении всего края. Целому народу был прочтен приговор. Целые племена должны были оставить свои гнезда, свои родные могилы, бросить дома, где они родились и
Немирович-Данченко: ..перед нами стоял вопрос - мы или они... Целому народу был прочтен приговор"

Черкесы "...бодро смотрели на свое будущее и были убеждены в победе своего справедливого дела, потому что, как ни изворачивайся, какими дипломатическими и государственными нуждами не оправдывайся, а мы у них отняли отчизну, и родной угол, и кусок хлеба... До восточной войны все оставалось в одном и том же положении... Война велась как удалая потеха и только. Но в 1855 г. пришли к убеждению, что кавказский берег, занятый враждебными племенами, отдает весь этот край в руки неприятельской коалиции. В 1859 г. поэтому преступлено было к окончательному покорению восточной черноморской окраины. Война приняла беспощадный характер. Дело шло не об удальстве, а о систематическом покорении всего края. Целому народу был прочтен приговор. Целые племена должны были оставить свои гнезда, свои родные могилы, бросить дома, где они родились и выросли, и уйти неизвестно куда навстречу нищете, вырождению, гибели. Правда, это было необходимо, правда, перед нами был вопрос: мы или они, тем не менее, это была беспощадная война. За нашими войсками шли переселенцы. Как только захватывалась какая-нибудь часть немирного округа, солдаты не успевали доесть каши — являлись партии колонистов, водворялись станицы из них, а горцев или переселяли на непривычную, неудобную для них ку­банскую плоскость, или же выгоняли в Турцию. Русским сол­датам при этом выпадала тяжелая участь. Под пулями и шашками горцев приходилось вырубать просеки; в течение трех лет они не видали над собою кровли. Ночлеги на холод­ных возвышенностях, утомление, целый ряд едва ли понятных нам лишений ожесточили войска до того, что о гуманности не могло быть и речи. В боях пощады не просили и не давали. Убыхи было созвали представителей от всех племен восточного берега Черного моря. Составился общий союз, но это уже не повело ни к чему. Горцы, зная, что им не отстоять своего дела, решились умереть и умирали героически. Умирали, убивая. Помилования не ждали и не хотели, на уступки не шли. Каж­дый дрался за своего отца, за свою мать, за жену и детей. Это уже не набеги, льва заперли в клетку и предлагали ему оттуда благонравно отправиться на подножный корм. Орлу отводили место на птичьем дворе с условием связать ему крылья и ноги. Жить вдали от родины казалось горцам хуже самой смерти. Когда, во время последующих выселений, горцы сходились к устьям рек, то в их нестройных, обезумевших от горя, молча­ливых толпах почти вовсе не было женщин и детей. Оказалось, что во время этого истребительно-поступательного шествия русских войск развернутым фронтом они вымерли от лишений и суровых зим, проведенных под метелями в лесу и на голых скалах. Умирали от голода, замерзали, сходили с ума толпами. Находили сотни совершенно одичавших людей. Граф Евдоки­мов сказал раз генералу Фадееву: «Я писал начальнику отдела, для чего он в каждом донесении упоминает о замерзших телах, покрывающих дороги. Разве Великий князь и я этого не знаем? Разве от кого-нибудь зависит предотвратить это бедствие?» В сентябре 1864 г. наши войска отдельными колоннами двигались по бассейнам рек Псекупсе и Шебжа, сгоняя все встре­чавшиеся племена к берегу для отсылки их в Турцию. До войны всех горцев Западного Кавказа считалось 500 000 человек. Из них 200 000 перебрались в Турцию, 80 000 согласились по­селиться в отведенных им новых местах и 220 000 человек по одним данным, а 170 000 — по другим, погибли в несколько лет этой войны.
Жившие здесь горцы группировались в шесть племен: абадзехов, бжедугов, натухайцев, шапсугов, убыхов и джигетов. Этнографией им много занимался г. Каменев, труды которого, к сожалению, мало кому известны. Народы, быт которых он изучал, уже не существуют. Последние остатки этих смелых и воинственных горцев вымирают в Турции голодною смертью, рассеянные между другими племенами этой калейдоскопической монархии. Но когда-то они были полными властителями Кавказа и не раз нашими счастливыми соперниками. Истребление этих племен, оправдываемое историческою и государственною необходимостью, делает еще более интересными жизнь и склад их для туриста, с невольным чувством грусти встречающего на каждом шагу пустые аулы когда-то могучих адыге. Сакли их уже охвачены цепкою порослью, в развалинах, где некогда кипела жизнь, только шуршат змеи, да слышится ворчливое хрюканье кабанов. Сады засохли, деревья их срублены невежест­венными переселенцами, рубившими на дрова громадные айвы и толстые черешни. Но, тем не менее, бродя по этим печальным пустырям, среди запустения, чутко прислушиваешься к легендам о былом, к тихим отголоскам когда-то шумной, изо всех своих пор рвавшейся на простор жизни..."

Источник
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)


х