Адыги - Новости Адыгеи, история, культура и традиции » Статьи » История » Русские дезертиры: последние защитники имама Шамиля

Русские дезертиры: последние защитники имама Шамиля

Русские дезертиры: последние защитники имама Шамиля
История
admin
Фото: Адыги.RU
12:23, 30 август 2020
422
0
О том, что русские дезертиры, солдаты, бежавшие из своих частей к горцам, были среди тех немногих мюридов, которые остались верны имаму Шамилю до конца, до взятия русскими аула Гуниб 25 августа 1859 года, многие сегодняшние кавказские "этноисторики" вспоминать не любят. Причина понятна: придется отвечать на вопрос о том, а где были все те многочисленные отважные наибы и мюриды, которые под руководством имама в 1843 году едва не выбили русскую армию из Дагестана. И тогда придется говорить и о том, что многие из них перешли на службу русскому царю, приняв из его рук воинские звания и награды, а некоторые даже вместе с русскими осаждали Гуниб. Как, например, Даниял-бек, мудир (правитель нескольких наибств) Шамиля, который, принеся присягу верности имаму в 1844 году, явился с повинной к князю Барятинскому в августе 1859 года, и,
Русские дезертиры: последние защитники имама Шамиля

О том, что русские дезертиры, солдаты, бежавшие из своих частей к горцам, были среди тех немногих мюридов, которые остались верны имаму Шамилю до конца, до взятия русскими аула Гуниб 25 августа 1859 года, многие сегодняшние кавказские "этноисторики" вспоминать не любят. Причина понятна: придется отвечать на вопрос о том, а где были все те многочисленные отважные наибы и мюриды, которые под руководством имама в 1843 году едва не выбили русскую армию из Дагестана. И тогда придется говорить и о том, что многие из них перешли на службу русскому царю, приняв из его рук воинские звания и награды, а некоторые даже вместе с русскими осаждали Гуниб. Как, например, Даниял-бек, мудир (правитель нескольких наибств) Шамиля, который, принеся присягу верности имаму в 1844 году, явился с повинной к князю Барятинскому в августе 1859 года, и, находясь вместе с русскими, осаждавшими Гуниб, имел наглость подойти к идущему на встречу с Барятинским Шамилю. Но факт остается фактом - русские остались среди тех немногих горцев, кто остался верен имаму Шамилю до конца. Даже несмотря на то, что к этому времени им было обещано уже полное помилование.

Как известно, Шамиль приложил много усилий для того, чтоб русских дезертиров в горах встречали максимально гостеприимно, и постарался сколотить из них боевой отряд. И это ему удалось: уже в 1842 году генерал Ольшевский в своем рапорте под грифом "весьма секретно" генералу Граббе писал, что

"В. пр. (Вашему превосходительству - ИО) известно, что до сих пор наши военные дезертиры считались у чеченцев ясырами и принуждены были исполнять самые трудные работы. Каждый военный дезертир составлял собственность того чеченца, которым был пойман. Ныне Шамиль изменил этот народный обычай и постановил давать свободу всем военным дезертирам. Он собрал уже до 80 человек беглецов, из коих некоторых, если они находились у сильных людей, купил, а остальных насильно отобрал. Шамиль составил при себе из этих людей стражу, дал им оружие и отвел им землю в Даргах для поселения; но пока они выстроят себе дома, Шамиль дозволил им жить у кунаков" (Рапорт начальника левого фланга Кавказской линии генерал-майора Ольшевского генерал-лейтенанту Граббе о мерах предотвращения дезертирства нижних чинов от 9 января 1842 года).

Генерал Ольшевский предлагал с этими дезертирами особо не церемониться, а просто расстреливать. И этот подход был принят официально. Так, уже позже князь Воронцов писал князю Бебутову по поводу русских дезертиров, взятых в плен в одном из боев с отрядом Шамиля:

"Я уверен, что и в Петербурге захотят узнать, что вы сделали со взятыми русскими, которые действительно и без принуждения служили Шамилю. Вы пишете, что их числом 8; их надо судить по полевому уложению, т.е. кончить в 1 или 2 дня. Конечно, всех нельзя расстрелять, но 2 или 3 примера необходимы" (Князь М.С. Воронцов: письма его к князю В.О. Бебутову. Русская старина, 1873).

Однако репрессии не очень помогали, и по оценкам все того же Воронцова, Шамиль располагал отрядом не менее чем в 300 русских, служивших ему "действительно" и "не по принуждению". Впрочем, в бою у Цудохара в 1846 году, в котором князь Бебутов нанес поражение Шамилю, из этого отряда погибло около 150 человек.

[img]"[/img]

Поражения имама, которые он начал терпеть в конце 1850-х годов, отразились и на численности русского отряда, однако, в Гунибе из 400 мюридов, которые остались с имамом до конца, русские вполне могли составлять отряд до 50 человек. Цифра эта получается из упоминаний о них, которые имели место в некоторых научных работах, а самое главное - в воспоминаниях участников штурма Гуниба.

Так, например, советский историк Покровский пишет, что у Шамиля в ауле было 30 русских дезертиров, из которых 8 были взяты в плен и казнены в ауле.

Впрочем, в мемуарах участников штурма Гуниба ни о каких казнях не упоминается, а вот участие русских в защите Гуниба говорится не раз. Наиболее точное упоминание об этом оставил Т. Горшельт, известный художник, который был в составе отряда князя Барятинского во время осады Гуниба и оставил чрезвычайно интересные воспоминания об этом, которые на русский язык не переводились. О русских дезертирах он упоминает, когда описывает взятие русскими батальонами второй стены, преграждающей им путь в Гуниб:

"перед рассветом 25-го (августа - ИО) три пехотные колонны начали подниматься по камням с разных сторон и внезапно появились в тылу противника. В великом ужасе Шамиль покинул укрепления (первую стену - ИО) и успел скрыться в ауле. Тем не менее, от 130 до 140 человек заняли вторую стену, подождали поднимающихся и открыли ворота, начав атаку на солдат. "Мы сдаемся!" - кричали горцы, но едва наши подходили к стене, как начинался дождь из пуль, и после него - страшная резня. Хотя число русских росло, они были отбрасываемы три раза, так как земля была скользкой. Только с четвертой попытки они овладели местностью. Большая часть горцев была убита, оставшиеся пытались бежать в окрестные скалы. В основном это были русские дезертиры, бежавшие к Шамилю несколько лет назад и не надеявшиеся на милосердие. Их было от 15 до 20. Перепрыгнув через стену, они попали в руки поднимающегося батальона и все были изрублены" (Horschelt T. Sein Leben und seine Werke : Spanien, Algier, Kaukasus. 1875).

Как уже упоминалось, о русских, воевавших на стороне Шамиля при Гунибе, писали и другие русские, участвовавшие в штурме аула. Думается, что не все они погибли. Часть вполне могла остаться неузнанными и уйти вместе с теми мюридами, которые ушли из Гуниба после того, как Шамиль был пленен.

О бое Шамиля с русскими в Гимрах в 1832 году можно прочитать здесь.

Понравилась статья? Подпишитесь, поставьте лайк и сделайте репост в соцсетях. Спасибо!

Источник
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)


х