Адыги - Новости Адыгеи, история, культура и традиции » Статьи » История » Как пароход погубил город: забытая трагедия Галифакса (1917 год)

Как пароход погубил город: забытая трагедия Галифакса (1917 год)

Как пароход погубил город: забытая трагедия Галифакса (1917 год)
История
zafe
Фото: Адыги.RU
08:29, 10 август 2020
306
0
К 9 часам утра 6 декабря 1917 года в порту канадского города Галифакс и на городской набережной собрались толпы зевак, чтобы поглазеть на редкое зрелище: у портового пирса горело судно, и огонь перебросился уже на сам деревянный пирс. Пожаром был охвачен французский пароход "Монблан", который, учитывая войну, был "призван" в ряды французского ВМФ в качестве вспомогательного транспорта, что выразилось в 4-х дюймовой пушке на баке, защитной окраске и весьма специфическом грузе в его трюмах: пароход вез 2.300 тонн сухой и жидкой пикриновой кислоты, 200 тонн тротила, 10 тонн пироксилина, 35 тонн бензола в бочках. Впрочем, кроме команды судна, об этом грузе в тот момент знали немногие. Как водится, к пожару на пароходе длиной 97,5 м, шириной 13,6 м и вместимостью 3.121 т. привела цепочка случайностей...
Как пароход погубил город: забытая трагедия Галифакса (1917 год)

К 9 часам утра 6 декабря 1917 года в порту канадского города Галифакс и на городской набережной собрались толпы зевак, чтобы поглазеть на редкое зрелище: у портового пирса горело судно, и огонь перебросился уже на сам деревянный пирс. Пожаром был охвачен французский пароход "Монблан", который, учитывая войну, был "призван" в ряды французского ВМФ в качестве вспомогательного транспорта, что выразилось в 4-х дюймовой пушке на баке, защитной окраске и весьма специфическом грузе в его трюмах: пароход вез 2.300 тонн сухой и жидкой пикриновой кислоты, 200 тонн тротила, 10 тонн пироксилина, 35 тонн бензола в бочках. Впрочем, кроме команды судна, об этом грузе в тот момент знали немногие. Как водится, к пожару на пароходе длиной 97,5 м, шириной 13,6 м и вместимостью 3.121 т. привела цепочка случайностей.

"Монблан" загрузился своим весьма взрывоопасным грузом в порту Нью-Йорка и прибыл в порт Галифакса, чтобы войти в конвой, отправляющийся в Европу: немецкие подводные лодки действовали на транспортных артериях, и корабли сопровождения придавались в обязательном порядке. Однако пароход опоздал к закрытию внутреннего рейда порта боновыми противолодочными заграждениями и остался ночевать на внешнем рейде. Ровно также, только с другой стороны, опоздал второй пароход, норвежский "СС Имо", который должен был выйти из Галифакса до вечера и уйти в Нью-Йорк, но из-за задержки с погрузкой "норвежец" остался ночевать в порту из-за все того же закрытия боновых заграждений. Около 7 часов утра оба судна начали движение навстречу друг другу.

Международные правила для предупреждения столкновения кораблей, принятые в 1889 году, требовали, чтобы "в узких проходах всякое паровое судно держалось той стороны фарватера или главного прохода, которая находится с правой стороны судна", расстояние в 3/4 мили, светлое время суток, лоцманы и соблюдение скоростного режима обоими капитанами создали идеальные условия для благополучного прохода транспортников, но они, встретившись у поворота пролива, не смогли разминуться, более того, "норвежец" по непонятной причине пересек курс "француза". Спустя не очень большое время, во время не совсем понятных маневров обоих судов нос "СС Имо" врезался в правый борт "Монблана", как раз туда, где находились бочки с бензолом. Бензол немедленно потек по палубе и быстро достиг твиндека (межпалубного пространства), где лежала пикриновая кислота. В это время капитан "СС Имо", стремясь разъединить корабли, дал задний ход, и случилось то, что и должно было случиться: трение металла носа "норвежца" о металл борта "француза" породило сноп искр. Бензол загорелся. Пожар начался.

Капитан "Монблана", отлично зная, что за груз находится у него на борту, приказал покинуть судно. Упрашивать матросов дважды не пришлось, команда быстренько спустила шлюпки на воду и благополучно добралось до берега. Горящее судно было предоставлено самому себе и начало дрейфовать в порт, уткнувшись в конце концов в один из его деревянных пирсов. Пламя не замедлило переброситься на него. К этому времени собрались зеваки, а к "Монблану" подошли пожарные суда, которые попытались отвести пароход от пирса, чтобы начать тушение. Как уже упоминалось, ни те, ни другие не знали о грузе "француза".

[img]"[/img]

В 9.04 горящий пароход взорвался. "Монблан" разорвало на мелкие кусочки, "СС Имо" взрывной волной был выброшен на берег. Мощность взрыва можно представить по следующим фактам:



на несколько секунд обнажилось дно залива, а вытесненная вода породила волну в 18 метров высотой;



в домах города Труро, расположенного в 30 милях от Галифакса, выбило стекла;



крейсер "Ниоба", водоизмещением в 11.000 тон, выбросило на берег;



оплавленный ствол четырехдюймовки "Монбалана" был обнаружен в 5,6 км от эпицентра взрыва, обломок якоря, масой в 300 кг - в 3,2 км, а кусок шпангоута в 200 кг - в 10 км;



ударная волна была отмечена в 207 км от эпицентра взрыва.

Разрушения и человеческие жертвы тоже потрясали. Все здания в радиусе 2,6 км были либо уничтожены, либо серьезно повреждены. Погибло около 1.900 человек, 9.000 были ранены (из них 500 любопытных потеряли зрение от осколков стекла из окон), 2.000 человек пропали без вести. Команда "СС Имо" погибла целиком, зато из команды "Монблана", вовремя убравшейся с своего парохода, погиб только один человек.

Как водится, сгоряча виновниками были названы немецкие диверсанты, и некоторые немцы были тут же задержаны. Однако расследование вскоре выяснило, что германские "шпиёны" здесь ни причем, и под суд попали капитан "Монблана", его лоцман и ответственный за пропускной режим в порту офицер. Суд возложил ответственность на капитана "Монблана", что стало сюрпризом для многих наблюдателей, поскольку именно "СС Имо" пересек курс "Монблана" перед столкновением и таранил "француза" носом в правый борт, очевидно находясь не там, где должен был быть согласно правилам судоходства. Впрочем, Верховный суд снял обвинения с французского капитана и лоцмана, а офицер был оправдан судом присяжных. Окончательным решением в катастрофе были признаны виновными оба судна, однако никто из ответственных лиц не был наказан. Капитан "Монблана" продолжал работать и по выходу на пенсию был награжден орденом Почетного легиона. Погибших похоронили, город восстановили, поставили пару памятников и все забыли.

О гибели первой боевой подводной лодки можно прочитать здесь.

Понравилась статья? Подпишитесь, поставьте лайк и сделайте репост в соцсетях. Спасибо!

Источник
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)


х