Адыги - Новости Адыгеи, история, культура и традиции » Статьи » История » "Вырву вон!": как нос француза от стрелы башкира спасали (1807 год)

"Вырву вон!": как нос француза от стрелы башкира спасали (1807 год)

"Вырву вон!": как нос француза от стрелы башкира спасали (1807 год)
История
admin
Фото: Адыги.RU
16:21, 16 июнь 2020
192
0
Русская армия, отправленная на войну с Наполеоном в 1807 году, имела в своем составе два пятисотенных полка башкир (под командованием русских офицеров регулярной армии), которые, действуя в составе корпуса М. Платова, заслужили высокую оценку донского атамана. В поход полки пошли с собственным оружием, и, как считают современные специалисты, не более половины тех, кто выступил с русскими регулярными частями, имели огнестрельное оружие, остальные же в качестве оружия дальнего боя имела лук и стрелы, с которыми, однако, отлично обращались. Так, английский офицер, находившийся в составе русских войск, писал:...
"Вырву вон!": как нос француза от стрелы башкира спасали (1807 год)

Русская армия, отправленная на войну с Наполеоном в 1807 году, имела в своем составе два пятисотенных полка башкир (под командованием русских офицеров регулярной армии), которые, действуя в составе корпуса М. Платова, заслужили высокую оценку донского атамана. В поход полки пошли с собственным оружием, и, как считают современные специалисты, не более половины тех, кто выступил с русскими регулярными частями, имели огнестрельное оружие, остальные же в качестве оружия дальнего боя имела лук и стрелы, с которыми, однако, отлично обращались. Так, английский офицер, находившийся в составе русских войск, писал:

"башкирские воины вооружены длинной пикой, украшенной флажком, по которому они определяют офицера; саблей, луком и колчаном с двадцатью стрелами. Луки у них небольшие, имеют типичную азиатскую форму и, как правило, грубо выделаны. На концах стрел мало перьев. Однако стреляют они отлично, с удивительной легкостью".

Вооруженные луками и стрелами башкиры произвели неизгладимое впечатление на французов, давно забывших, как выглядят кочевые племена степей и как свистят их стрелы. М. Марбо в своих мемуарах называл это оружие "забавным", мимоходом упоминая, что был ранен одной такой стрелой. Впрочем, есть основания предполагать, что Марбо, склонный к преувеличениям в своих записках, и здесь "слегка" преувеличил, поскольку другие офицеры Наполеона, оставившие свои воспоминания, пишут о стрелах без юмора. Так, один из них, француз М. Комба в своих записках, датированных 5 - 6 сентября 1812 года, писал:

"русские прикрывали своё отступление цепью стрелков, составленной из казаков, калмыков и башкир. Последние были вооружены луками и стрелами, свист которых был для нас нов, и ранили нескольких из наших стрелков. Шея лошади капитана Депену из моего полка была пронзена под гривой одной из этих стрел, имевших, приблизительно, четыре фута в длину (1 фут = 30,4 см - ИО)".
[img]"[/img]

Еще менее весел вестфалец С. Рюппель, который в своих воспоминаниях о бое у Валутиной горы в 1812 году также упоминает вооруженных луками и стрелами башкир и калмыков, но при этом отмечает:

"Марешаль де ложи (сержант - ИО) Хюнерсдорф из Касселя получил стрелу в правое плечо. Вероятно наконечник был отравлен, так как Хюнерсдорф умер спустя несколько часов".

Впрочем, можно предположить, что сержант умер от сепсиса: сведений о том, что башкиры использовали отравленные стрелы, отсутствуют.

Однако ранения стрелами заканчивались иногда и по-другому. Курьезный эпизод, случившийся в 1807 году во время боев с французами, описал Денис Давыдов в своих "Военных записках":

"На перестрелке взят был в плен французский подполковник, которого имя я забыл. К несчастию этого подполковника, природа одарила его носом чрезвычайного размера, а случайности войны пронзили этот нос стрелою насквозь, но не навылет; стрела остановилась ровно на половине длины своей. Подполковника сняли с лошади и посадили на землю, чтобы освободить его от этого беспокойного украшения. Много любопытных, между коими и несколько башкирцев, обступили страдальца. Но в то время как лекарь, взяв пилку, готовился пилить надвое стрелу возле самого пронзенного носа, так, чтобы вынуть ее справа и слева, что почти не причинило бы боли и еще менее ущерба этой громадной выпуклости, — один из башкирцев узнает оружие, ему принадлежащее, и хватает лекаря за обе руки. "Нет, - говорит он, - нет, бачка, не дам резать стрелу мою; не обижай, бачка, не обижай! Это моя стрела; я сам ее выну..." - "Что ты врешь, - говорили мы ему, - ну, как ты вынешь ее?" - "Да, бачка: возьму за один конец, - продолжал он, - и вырву вон; стрела цела будет". - "А нос?" - спросили мы. - "А нос? - отвечал он, - черт возьми нос!" Можно вообразить хохот наш. Между тем подполковник, не понимая русского языка, угадывал однако ж, о чем идет дело. Он умолял нас отогнать прочь башкирца, что мы и сделали. Долг платежом красен: тут в свою очередь французский нос восторжествовал над башкирскою стрелою".

Как французы оценивали казачью пику в войну 1812 года можно прочитать здесь.

Понравилась статья? Подпишитесь, поставьте лайк и сделайте репост в соцсетях. Спасибо!

Источник
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)


х