Адыги - Новости Адыгеи, история, культура и традиции » Статьи » История » Кабардинский пши Беслан Джанхотов или Беслан Тучный, кто он на самом деле?

Кабардинский пши Беслан Джанхотов или Беслан Тучный, кто он на самом деле?

Кабардинский пши Беслан Джанхотов или Беслан Тучный, кто он на самом деле?
История
admin
Фото: Адыги.RU
11:17, 11 июнь 2020
182
0
Кабардинский пши Беслан Джанхотов (Беслан Тучный, Беслан Пцlэпцlэ) – одна из ключевых фигур в истории средневековой Кабарды. Это реальный исторический деятель рубежа 15-16 веков, верховный князь, с правлением связаны важные социально-политические изменения. Свидетельства о личности князя Беслана содержится в цикле сказаний об адыгском герое Андемыркане. Ценные сведения дает Шора Ногмов, освещающий внешнюю и внутреннюю политику Беслана, обращая особое внимание на правотворчество и реформирование судебной системы. Дедушка Беслана Тобулда приходился сыном Инала Нэху. Один из сыновей Тобулды – Джанхот являлся отцом Беслана. Беслану наследовали сын Кайтуко и пять внуков: Пшеапшоко, Асланбек, Тапшинуко, Кайтуко и Янсох. Изучение родословных книг кабардинских князей показывает, что Беслан Джанхотов жил в последней трети XV - первой
Кабардинский пши Беслан Джанхотов или Беслан Тучный, кто он на самом деле?

Кабардинский пши Беслан Джанхотов (Беслан Тучный, Беслан Пцlэпцlэ) – одна из ключевых фигур в истории средневековой Кабарды. Это реальный исторический деятель рубежа 15-16 веков, верховный князь, с правлением связаны важные социально-политические изменения. Свидетельства о личности князя Беслана содержится в цикле сказаний об адыгском герое Андемыркане. Ценные сведения дает Шора Ногмов, освещающий внешнюю и внутреннюю политику Беслана, обращая особое внимание на правотворчество и реформирование судебной системы. Дедушка Беслана Тобулда приходился сыном Инала Нэху. Один из сыновей Тобулды – Джанхот являлся отцом Беслана. Беслану наследовали сын Кайтуко и пять внуков: Пшеапшоко, Асланбек, Тапшинуко, Кайтуко и Янсох. Изучение родословных книг кабардинских князей показывает, что Беслан Джанхотов жил в последней трети XV - первой четверти XVI в. и являлся старшим князем Кабарды на рубеже XV-XVI вв. В родословной кабардинских князей указано, что верховными князьями последовательно были Инал, Тобулда (сын Инала), Джанхот (сын Тобулды и отец Беслана), Инармас (сын Тобулды и брат Джанхота), Беслан Джанхотов (племянник Инармаса), Идар (сын Инармаса и двоюродный брат Беслана), Кайтуко (сын Беслана), Темрюко (сын Идара и двоюродный племянник Беслана). Таким образом, Беслан Джанхотов был «большим князем» до Идара, за Идаром - Кайтуко, за последним - Темрюко. В первой половине XVI века «князьями кабардинскими» становились по одному представителю от каждой линии, поскольку Идар был единственным сыном Инармаса, а Кайтуко - единственным сыном Беслана.

В записях песен и преданий андемиркановского цикла приводится прозвище князя Беслана – Тучный (Беслъэн ПцIапцIэ). Неизвестно, когда умер Беслан и сколько лет исполнилось ему ко времени смерти. Не представляется возможным доподлинно установить, какими обстоятельствами объясняется физическое состояние Беслана: преклонным возрастом или плохим состоянием здоровья, или тем и другим. И первое и второе объяснения фигурируют в фольклорном материале андемиркановского цикла. Отмечается, что Беслан был большим, толстым и не мог передвигаться, не опираясь на две палки; указывается, что в былые годы Беслан был наездником, но уже не мог отправляться в походы («зекIуэлIу щытауэ зекIуэ мыкIуэжыф хъуати…»); в одном эпизоде говорится о физической увечности Беслана и отсутствии у него нижних конечностей («и куэпкъитIыр пытыжтэкъым…»). Ситуация была такова, что Беслан из-за своей чрезмерной тучности передвигался не верхом на лошади, а на арбе. В некоторых вариантах сказаний отмечается, что он не просто сидел на арбе, а лежал в ней на перине. Показателен способ охоты Беслана, когда он сидел на арбе, не спускался на землю, загонщики направляли в его сторону дичь, в которую он стрелял со своего места. В андемиркановском цикле описывается, что стрельба по дичи у Беслана получалась плохо, так как он с трудом мог повернуться и не был в состоянии быстро реагировать на движение бегущего животного.

Беслан в повествованиях об Андемиркане предстает не в качестве героя и любимого персонажа, и не в качестве персонажа со специфической внешностью, а в качестве князя, властителя, положение и нрав которого не допускают обид и неподобающего отношения к себе.
Физическая немощность, отсутствие мобильности у Беслана компенсируется его интеллектуальной состоятельностью и возможностью поддерживать свой высокий статус за счет правильно выстроенной сети взаимоотношений с князьями и дворянами. Шора Ногмов также не опустил в своем повествовании описание облика князя, но поспешил оговориться относительно иных достоинств Беслана: «князь Берслан Кайтукович Джанкотов одарен был удивительной дородностью и толстотой. Щедрая природа, излившая на него с избытком свои дары, наградила его вместе с тем умом и отличными способностями; превосходные его распоряжения всегда оканчивались с успехом». Беслан не был наездником в буквальном смысле этого слова, но он являлся организатором наездов. Сам физически не соответствуя рыцарскому эталону, он не отсиживался дома, а возглавлял и организовывал благородное воинство. Именно Беслан приглашает в поход своего антагониста Андемиркана, нрав которого явно известен князю. Но князь Беслан отвечает за исход похода, для него в определенной ситуации первичны итог предприятия и вклад, который может сделать Андемиркан.

Беслан «проводил активную завоевательную политику в бассейне Нижнего Терека. Согласно данным адыгского фольклора, в годы его правления кабардинские войска доходили до Астрахани и Дербента. Заключил союз с Шамхальством - крупнейшим феодальным владением Дагестана - и надолго обеспечил безопасность торговых путей из Астрахани и Дербента в Кабарду». Одно дело демонстрировать свою личную рыцарскую удаль, чем крайне обеспокоен любимец народа и герой песен Андемиркан, другое – решать проблемы политического, дипломатического, статусного и экономического свойства по итогу тех или иных военных акций, чем и был занят Беслан. Согласно фольклору, в Астрахань, например, кабардинское воинство во главе с Бесланом отправляется поскольку «было у кабардинцев в обычае - каждые девять-десять лет снаряжать поход на город Астрахань, с тем, чтобы пограбить город и привезти оттуда тканей: в Кабарде их не было». Результаты предприятий, возглавляемых Бесланом, принося удовлетворение участникам событий, возвышали верховного князя: «набег вышел очень удачный, набрали несметно богатую добычу. Каждый возвращавшийся с того берега торопился поздравить Беслана, остававшегося на этой стороне, сказывая: «Да даст тебе Бог еще большего счастья!». Таким образом, можно отметить, что во многом действия Беслана отвечали «эталону рыцарства», подтверждая реальность его статуса военного предводителя.

[img]"[/img]

Составители военных песен об Андемиркане не могут не восхититься доблестью Андемиркана, но и предать забвению достижения Беслана сказители не могут также. Успешность осуществления Бесланом властных функций в пределах всей Кабарды обусловлена наличием у него талантов стратега и дипломата.
Источник, который может дать представление о формате его власти – это именно записи андемиркановского цикла. В песея Андемиркан предстает незаконнорожденным княжеским сыном – тума, при этом является лучшим воином, который может себе позволить задирать князей Кабарды, включая самого Беслана, дерзить им, выражать неповиновение, демонстрировать публично свое превосходство как наездника и пр. Особенно вызывающим его поведение выглядит по отношению к Беслану, учитывая его статусное превосходство над любыми другими князьями. В ситуации противостояния Андемиркану Беслан отстаивает свое достоинство как властителя, верховного князя. По этому поводу князья во главе с Бесланом собираются на Хасу и выносят коллегиальное решение о физическом устранении дерзкого героя. Согласно фольклору, Андемиркан несколько раз позволяет себе публично оскорбить Беслана. Беслан же не отвечает на подобные выпады немедленным и соразмерным обиде взрывом негодования. Он не прибегает тут же к осуждению и наказанию Андемиркана.

После сцены с охотой по сюжету разворачивается героическая осада Астрахани. Андемиркан отличился в осаде. После удачного набега все спешат с поздравлениями к Беслану, который ожидая результатов, все так же восседает на арбе поодаль от места сражения. «И Андемиркан, возвратившись с набега, также подошел поздравить Беслана, но сказал ему: «Да здравствуешь, госпожа!» Эта насмешка сильно оскорбила Беслана, хотя он постарался не подать и вида в том». И здесь составитель приписывает Беслану мысли, подтверждающие его намерение приструнить Андемиркана: «В первый раз я могу ему простить, потому что я первый его задел и он имел право отплатить мне, но этот раз он уже издевается надо мной без всякого с моей стороны повода, полагая, вероятно, что надо мной можно смеяться безнаказанно. Но не будь я рожден своею матерью мужем, если я не заставлю раскаяться его в этих словах», - подумал Беслан и тут же поклялся в душе непременно погубить его».
Беслан затаил обиду, и тщательно готовит расправу. Он собирает князей на Хасу, выясняет их настроения, задействует механизм коллегиальности для решения вопроса в угодном ему ключе. Беслан ведет отдельные переговоры с исполнителями его расправы. Он не действует напрямую, но убеждает нужных людей завлечь Андемиркана и убить его.

Статьи:

«Мухаммад Колчерукий» или один из героев Кавказской войны

Что было в Черкесии до высодки царской армии

Как строили дома древние меоты и синды?

"Поединок на очковой змее": какие дуэли считались "неправильными" и "исключительными" в конце XIX века

Источник
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)


х