Адыги - Новости Адыгеи, история, культура и традиции » Статьи » История » Армянин мог быть «более русским, чем все мы» говорил Высоцкий

Армянин мог быть «более русским, чем все мы» говорил Высоцкий

Армянин мог быть «более русским, чем все мы» говорил Высоцкий
История
zafe
Фото: Адыги.RU
21:58, 28 май 2020
217
0
Высоцкий, мало значения придавал национальной принадлежности близких людей. У него армянин мог быть «более русским, чем все мы» (так он не раз называл В. Туманова и Д. Карапетяна), а некоторые его персонажи путались в понятиях «семит — антисемит». И понятие «Россия» для него было первичнее понятия «русский». Хотя у Владимира не встретишь есенинского: «Я скажу: «Не надо рая, // Дайте родину мою», — он очень любил страну, гражданином которой являлся...
Армянин мог быть «более русским, чем все мы» говорил Высоцкий

Высоцкий, мало значения придавал национальной принадлежности близких людей. У него армянин мог быть «более русским, чем все мы» (так он не раз называл В. Туманова и Д. Карапетяна), а некоторые его персонажи путались в понятиях «семит — антисемит». И понятие «Россия» для него было первичнее понятия «русский». Хотя у Владимира не встретишь есенинского: «Я скажу: «Не надо рая, // Дайте родину мою», — он очень любил страну, гражданином которой являлся.

Купола в России кроют чистым золотом —

Чтобы чаще Господь замечал.

Эти строки нам знакомы по песне Владимира «Купола», в которой с наибольшим размахом автор выразил суть страны от начала времен. Именно в этом понимании сокрыта важнейшая черта истинно русского человека — во всеохватывающем принятии мира в общем и каждого человека в отдельности. Именно поэтому Россия стала родиной для представителей почти всего человечества.

Очень близок и важен для Высоцкого был Вадим Иванович Туманов, человек-легенда, человек страшной судьбы и великой преданности своей стране. Выходец из Северного Кавказа, армянин по национальности, он воспринимал себя как верного сына своей родины, но та воспринимала его иначе, перекидывая из одной зоны в другую. Он был осужден по статье за антисоветизм, потому что увлекался запрещенными в то время поэзией Есенина и песнями Вертинского. Но потом Туманов был реабилитирован и выпущен по амнистии и к концу жизни сумел сделать так, что страна все же оценила преданность своего сына и милостиво «разрешила» ему стать академиком, доктором минералогических наук.

В самую первую встречу Вадим Иванович рассказывал Владимиру о своей судьбе всю ночь. Рассказы гостя Высоцкий потом переводил в песни и баллады невероятного накала и выразительности. Постепенно Вадим Туманов стал поэту необходим.

Но самая главная заслуга Туманова в том, что Высоцкий, ведущий сверхнапряженный образ жизни и нуждающийся в лечении и отдыхе, а отдыхать так и не научившийся, только у него мог провести целые сутки, и лицо его при этом не имело того привычного напряжения, с которым он жил всю свою жизнь. Об этом рассказывает В. Смехов, друг и соратник Высоцкого по артистическому цеху. В судьбе барда Туманов, по единодушному мнению его же друзей, занимал совершенно особую нишу. Не выше, не ниже и даже не рядом, а где-то в невидимой корневой системе. И, наверное, потому он был единственным из окружения Высоцкого, который мог сказать Владимиру «нет». Это была только его привилегия. Владимир даже собирался написать сценарий по рассказам Туманова о его жизни и снять по нему фильм, но, к огромному сожалению, не успел. Вадиму Ивановичу Высоцкий посвятил несколько песен и стихотворений, одно из которых, самое, на наш взгляд, выразительное, называется «Был побег на рывок»:

Нам — добежать до берега, до цели, —

Но свыше — с вышек — все предрешено:

Там у стрелков мы дергались

в прицеле — Умора просто, до чего смешно.

Источник
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)


х