Адыги - Новости Адыгеи, история, культура и традиции » Статьи » История » "Несносная пальба": бой с китайцами глазами русского офицера (1900 год)

"Несносная пальба": бой с китайцами глазами русского офицера (1900 год)

"Несносная пальба": бой с китайцами глазами русского офицера (1900 год)
История
admin
Фото: Адыги.RU
14:25, 15 май 2020
105
0
Предисловие: как Китай со всем миром войну начал. В конце 1899 года в Китае вспыхнул т.н. "боксерский мятеж", известный также как "восстание ихэтуаней", направленное против иностранцев, деятельно осваивавших огромную империю. 21 июня 1900 года на стороне восставших выступила китайская императрица Цыси, объявившая войну Японии, США, России, Англии, Франции, Британии, Германии, Австро-Венгрии и Италии. "Иностранцы ведут себя агрессивно по отношению к нам, нарушают нашу территориальную целостность, топчут наш народ и забирают силой нашу собственность… К тому же они угнетают наш народ или богохульствуют над нашими богами", - писалось в "Декларации о войне", изданной императрицей. Европейцы были только рады такому подарку и с удовольствием бросились делить хоть и огромную, но слабую империю Цин. Российской империи досталась
"Несносная пальба": бой с китайцами глазами русского офицера (1900 год)

Предисловие: как Китай со всем миром войну начал.

В конце 1899 года в Китае вспыхнул т.н. "боксерский мятеж", известный также как "восстание ихэтуаней", направленное против иностранцев, деятельно осваивавших огромную империю. 21 июня 1900 года на стороне восставших выступила китайская императрица Цыси, объявившая войну Японии, США, России, Англии, Франции, Британии, Германии, Австро-Венгрии и Италии. "Иностранцы ведут себя агрессивно по отношению к нам, нарушают нашу территориальную целостность, топчут наш народ и забирают силой нашу собственность… К тому же они угнетают наш народ или богохульствуют над нашими богами", - писалось в "Декларации о войне", изданной императрицей. Европейцы были только рады такому подарку и с удовольствием бросились делить хоть и огромную, но слабую империю Цин. Российской империи досталась Маньчжурия. Русские не стали долго запрягать и, начав 4 сентября, к концу октября полностью ее оккупировали.

В ходе этой операции частям русской армии пришлось сражаться не только с повстанцами, но и с регулярными частями китайской армии. Один из таких боев, который состоялся 12 сентября 1900 года, описал офицер в своем дневнике, опубликованном в журнале "Разведчик" в 1901 году (Рекогносцировка к Айсяндзяну и Айсяндзянский бой // Разведчик, № 570. 1901).

"Мы бежали изо всех сил и орали как сумасшедшие".

"Мы вышли на порядочную треугольную поляну, на которой, немного влево от нас, шагах в 200 красовалось огромное дерево, вправо от него шел ряд могил, а за могилами я ясно увидел синие куртки и белые круги китайских солдат; их было человек 50 с офицером, который разъезжал верхом на лошади, размахивал широкой саблей и отдавал какие-то приказания. Они так опешили, увидев час, что не сразу открыли огонь. Мы тоже первый момент немного смутились.

— Ваше благородие, — раздалось сзади, — китайцы! Вот они, вот они!

Сознаюсь, что первый момент я не нашел ничего лучше, как скомандовать: — Рота пли!

Вслед за сим залпом китайцы открыли частый огонь, и сейчас же я услышал падение винтовки и легкий вскрик один стрелок опускался на землю, говоря: — Кажись, я ранен.

Тогда я, вынув шашку, закричал: — Ура! братцы! — и кинулся вперед.

За мною побежали охотники и подхватили крик «ура!» Мы бежали изо всех сил и орали как сумасшедшие. Это не было жидкое «ура!» маневров. Я чувствовал, как у меня горло раздирается от крика. Солдаты тоже ревели во всю силу своих легких. Некоторые визжали, другие гикали, иные пронзительно свистали. Стрельба китайцев сделалась, лихорадочно-поспешною, неровною. Офицер скакал от одного к другому и, вероятно, уговаривал держаться. Я бежал среди этого хаоса криков, ружейной трескотни, топота ног и чувствовал одно непреклонное страстное желание скорее добраться до врага, чтобы прекратить эту несносную пальбу, это несносное жужжание пуль около ушей..."

Для справки: судя по описанию офицера, китайцы были вооружены винтовками Маузера обр. 1871/1884 годов (Gewehr 71/84). Она имела подствольный трубчатый магазин на 8 патронов конструкции Альфреда фон Кропачека (став первой германской многозарядной винтовкой). Калибр 10,96 мм. Впрочем, он отмечает и наличие обычных однозарядных винтовок Маузера обр. 1871 года и даже "огромных курковых фальконетов".

"Во время боя мы все перепутались".

"Мы пробежали шагов около ста, когда китайцы не выдержали и дали тыл. Они начали утекать по одному — по два в гаолян, росший сзади их шагах в семидесяти — восьмидесяти и, наконец, скрылись все, кроме одного раненого, лежавшего на земле. Едва мы добежали до могил, как китайцы снова открыли пальбу. Стрелки залегли за могилами и отвечали частым огнем. У меня явилось большое искушение пойти за дерево, за которым уже собралась порядочная компания, так как оно составляло прекрасную защиту от пуль; однако, я пересилил это желание и остался стоять на месте. Потом я взял у стрелка ружье, лег на могилу и начал сам стрелять. Наши противники не желали отступать; к ним, кажется, подошло подкрепление, и они продолжали палить. Но неожиданно в тылу у них раздалась адская трескотня наших трехлинеек. Это, как потом, оказалось, были охотники третьего полка, подошедшие как раз вовремя и напавшие на кого-то в тылу у наших знакомых. Конечно, китайцы не дожидались их, а бежали, сломя голову, оставив убитых. Сам их капитан, вероятно, был ранен, потому что потом нашли его саблю и пару туфель, а дальше на дороге выломанную из фанзы окровавленную дверь, на которой его как начальника, очевидно несли. Когда затихла пальба, мы начали свистом подавать сигналы охотникам третьего полка, чтобы дать знать, куда им идти. Во время боя мы все перепутались, и никто не имел понятия о местонахождении других. Ни о какой связи или общем направлении не было и речи".

"Явилось веселое настроение".

"Опасность на время миновала, и напряженные нервы сразу упали, а вместе с этим явилось веселое настроение. Охотники, сидя и лежа на могилах, оживленно передавали друг другу свои впечатления. Я охрип от крика, и меня томила страшная жажда. Фельдфебель дал мне воды, я стал на колени, опрокинул его флягу себе в рот и, кажется, вытянул из неё все содержимое. Принесли несколько ружей, взятых у убитых, и саблю офицера, которою он махал во время сражения. Я взял на память саблю и одно ружье".

Для справки: 7 сентября 1900 года императрица Цыся изменила свое отношение к восставшим ихэтуаням, видя, что союзные войска громят их. Однако часть китайской армии по-прежнему оставалась на их стороне. Остатки ихэтуаней оказывали сопротивление русским войскам в Маньчжурии до конца 1902 года.

"Обыкновенно трусы": о китайской армии глазами русского офицера в 1870 году можно прочитать здесь.

[img]"[/img]

Понравилась статья? Подпишитесь, поставьте лайк и сделайте репост в соцсетях. Спасибо!

Источник
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)


х