Адыги - Новости Адыгеи, история, культура и традиции » Статьи » История » "Он рисковать не хочет": как турки разгромили Лейб-Гвардии Егерский полк в 1828 году

"Он рисковать не хочет": как турки разгромили Лейб-Гвардии Егерский полк в 1828 году

"Он рисковать не хочет": как турки разгромили Лейб-Гвардии Егерский полк в 1828 году
История
admin
Фото: Адыги.RU
10:34, 08 май 2020
150
0
"10-го сентября мы встали рано, веселы и бодры; солнце светило ярко; никому и в голову не приходило думать о том, как кончится день, так хорошо начинающийся..." Так начинает рассказ о гибели полка один из офицеров Лейб-Гвардии Егерского полка, любимого полка царя Николая I, воспоминания которого были опубликованы в "Военном сборнике" за 1877 год. 10 сентября 1828 года в ходе Русско-турецкой войны двум батальонам этого полка под руководством полковника польских войск и флигель-адъютанта графа Залуцкого было поручено выполнить усиленную рекогносцировку. Для усиления егерям были приданы егерская рота Финляндского полка, взвод казачьей артиллерии, дивизион северских конно-егерей и эскадрон бугских уланов. Несколько гвардейских казаков составили конвой графа...
"Он рисковать не хочет": как турки разгромили Лейб-Гвардии Егерский полк в 1828 году

"10-го сентября мы встали рано, веселы и бодры; солнце светило ярко; никому и в голову не приходило думать о том, как кончится день, так хорошо начинающийся..." Так начинает рассказ о гибели полка один из офицеров Лейб-Гвардии Егерского полка, любимого полка царя Николая I, воспоминания которого были опубликованы в "Военном сборнике" за 1877 год. 10 сентября 1828 года в ходе Русско-турецкой войны двум батальонам этого полка под руководством полковника польских войск и флигель-адъютанта графа Залуцкого было поручено выполнить усиленную рекогносцировку. Для усиления егерям были приданы егерская рота Финляндского полка, взвод казачьей артиллерии, дивизион северских конно-егерей и эскадрон бугских уланов. Несколько гвардейских казаков составили конвой графа.

Во время движения отряд неожиданно наткнулся на лагерь турецких войск, силы которых были оценены в 10.000 - 12.000 человек. Несмотря на это отряд был готов атаковать: "люди с нетерпением ждали только слова: «марш!» Глаза их горели, пальцы пробовали штыки; всем хотелось броситься вперед; офицеры грозили туркам, и я махал им саблей" (Двадцать пять лет лейб-гвардии в егерском полку (Из записок старого егеря) // Военный сборник, № 2. 1877). Однако Залуцкий, посчитав, что обнаружением противника задача рекогносцировки выполнена, а позиция отряда невыгодна для атаки, приказал отступать. И, оставив егерей прикрывать отступление, сам отправился назад вместе с артиллерией и кавалерией, заявив, что "потеря нескольких человек не беда, а с потерею артиллерии теряется честь, и он рисковать не хочет" (Двадцать пять лет...). Но у турок, которые, пока русские командиры решали, что делать, вышли из лагеря и построились, были свои планы. "Только что орудия были свезены с площадки, как турки вступили в перестрелку с застрельщиками, рассыпанными против правого и левого флангов полка. Затем, с криком, густыми толпами бросились они на стрелков, а конница понеслась на фронт" (Двадцать пять лет...). Егеря сумели отбить эту атаку, но понесли потери и фронт их был частично расстроен. Воспользовавшись замешательством противника егеря начали отход через лес. Но он был незнаком солдатам и офицерам, а убегавший Залуцкий не озаботился оставить маячки. Батальоны заблудились и разделились на отдельные отряды, которые шли по узким лесным дорогам под обстрелом турок, скрывающихся в зарослях. Один отряд, перепутав дороги, вышел на открытое пространство, на котором тут же был атакован турецкой пехотой и кавалерией и частично уничтожен, а второй отряд уперся в овраг, при преодолении которого был окружен вышедшими на его склоны турками и расстрелян из ружей.

По словам одного из плененных офицеров, А. Ростовцева, все было еще хуже: "Кавалерия с артиллериею ускакали, а нас окружили совершенно, и пули как град посыпались, сбили нас в лес, где горы и овраги ужаснейшие, так что действовать совершенно невозможно. Где находили полянки, там выстраивались, но все таковые были уже заняты неприятелем" (История Лейб-Гвардии Егерского полка за сто лет. 1796 - 1896. СПб., 1896).

Разгром был полным. Из 700 егерей уцелело всего 256 человек, из которых почти 140 было ранено. Было потеряно одно из батальонных знамен (2-го батальона). Реакция Николая I была немедленной: не разобравшись в обстоятельствах боя царь обвинил в трусости выживших солдат и офицеров, посчитал их недостойными быть в составе Гвардии и приказал всех отправить в армейские полки.

Главным виновником поражения выжившие егеря посчитали графа Залуцкого, который, как они считали, просто струсил. В этом смысле показателен диалог между ним и одним из офицеров, который сумел вырваться из леса. Диалог приводится в воспоминаниях из "Военного сборника": "Но вот, из лесу выезжает на лошади, которую вел под уздцы казак, полковой казначей Ген 2-й, без кивера, весь в крови. «Ген, крикнул ему Головин, где вы оставили полк?» — «Полка не существует». — «Что вы говорите? этого быть не может!» — «Сначала мы ретировались в порядке, но генерала убили, Саргера убили, всех перебили; турок было слишком много, они нас подавили.... теперь может быть я один остался». — «Как вы полагаете, сколько было турок?» — «Не знаю, но, наверное, тысяч до двадцати». — «У страха глава велики», заметил Залуский. — «Да, возразил со злобою Ген, мы это видели, когда вы, полковник, выехали на площадь, где было турецкое войско!...» Головин прервал Гена: «У вас горячка, поезжайте скорее на перевязку» (у Гена было шесть ран)" (Двадцать пять лет...).

Бой этот вошел в историю как сражение у Гаджи-Гассан-Лара. Следует добавить, что утерянное знамя не было захвачено турками: три офицера, понимая, что поражение неизбежно, три офицера разделили знамя на три части и спрятали у себя на теле. Из них выжил только один. Поручик Сабанин попал в плен и сохранил часть полотнища, но, вернувшись на Родину в 1829 году хранил его у себя. Только после его смерти, спустя 47 лет, жена, выполняя волю мужа, передала его царю. Причины, по которым Сабанин не отдал часть знамени сразу, остались неизвестны.

"Желая ознаменовать себя победою": как турки в 1854 году разгромили русских гусар, можно прочитать здесь.

[img]"[/img]

Понравилась статья? Подпишитесь, поставьте лайк и сделайте репост в соцсетях. Спасибо!

Источник
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)


х