Адыги - Новости Адыгеи, история, культура и традиции » Статьи » История » Нападение черкесов на русский форт в 1844 г.

Нападение черкесов на русский форт в 1844 г.

Нападение черкесов на русский форт в 1844 г.
История
admin
Фото: Адыги.RU
10:17, 02 май 2020
146
0
Перевод выполнен Панькиным Владимиром

Перевод выполнен Панькиным Владимиром

Через три дня после моего прибытия, наблюдая за необычной суматохой в долине, я спросил о причине этого и мне сообщили, что готовятся к предполагаемому нападению на несколько форпостов русских, расположенные на расстоянии около 13 миль. Естественно, чтобы увидеть черкесские методы ведения войны, я попросил разрешения присоединиться к экспедиции в качестве наблюдателя. После некоторых сомнений/колебаний моему желанию уступили и сообщили, что отряд выдвинется в поход незадолго до заката. Причиной предполагаемого нападения было то, что черкесы получили информацию о готовящемся общем вторжении, которое должно было произойти на границе с участием многочисленного войска, которые, как сообщалось, быстро продвигалось. Решив, что следует как можно чаще препятствовать противнику в получении помощи от гарнизонов и отрядов, уже дислоцировавших по соседству, черкесы запланировали нападение на русский форт, защищенный окопами/траншеями и несколькими форпостами, а также небольшим количеством войск. Это дело было поручено отряду под командованием моего хозяина, который неоднократно уже успел зарекомендовать себя в подобных нападениях.

За час до заката подали сигнал для подготовки к выступлению, и примерно через 20 минут собрался весь отряд, состоявший из почти 200 человек, представлявших собой одно из самых внушительных зрелищ, благодаря воинственному виду и царившей атмосфере полной решимости, а также с учетом ярких кольчуг лидеров/командующих. Около половины отряда были конными.

Когда мы начали спускаться по узкому перевалу/проходу, ведущему из долины, где находились селения, которыми управлял мой хозяин, солнце уже садилось, а его яркие лучи окрашивали золотистым оттенком снежные вершины окружающих гор, которые величественно взирали на страну, расположенную у их подножья. Никогда прежде я не ощущал такого энтузиазма/восторга/воодушевления. Действительно, когда я смотрел на окружавшие нас прекрасные холмы и долины, покрытые самой пышной травой, и смотрел на окружавшие меня оживленные и восхитительные лица, я практически чувствовал себя черкесом, и едва смог себя заставить вспомнить, что я был простым наблюдателем и мне запрещено наносить удар в приближающемся бою.

Луна, находившаяся во второй четверти, освещала наш путь, делая смутно видимыми страшные обрывы и угрожающие скалы, выглядевшие так, словно они были темными великанами, собирающимися оспаривать право на проход с теми, кто шел по дефиле/ущелью.

Пройдя несколько часов в очень медленном темпе из-за труднопроходимой местности, мы наконец остановились и мне сообщили, что мы находимся на расстоянии четверти мили от форта, на который предполагалось сделать нападение, если позволят обстоятельства, на рассвете. План нападения теперь был объяснен и, как мне потом сообщили, было решено, что небольшой отряд должен до начала атаки/момента действия подкрасться к траншеям, ползя на четвереньках и прикрываясь своими темными плащами из верблюжьей шерсти, чтобы не допустить обнаружения со стороны стражи. Осуществление этого было не очень сложно, так как луна уже зашла, а все вокруг было окутано тьмой, то если бы мне не сказали о нашей непосредственной близости от форта, я бы даже на мгновение не подумал, что мы находимся на расстоянии артиллерийского выстрела от него.

Когда забрезжил рассвет, то крайняя степень тревожности преобладала среди тех, кто находился рядом с тем местом, где я лежал на земле. Постепенно окружающий пейзаж стал проявляться, и очертания форта, расположенного на вершине холма, постепенно прояснились. И в тусклом свете казалось, что он находился за соседним камнем, хотя на самом деле он располагался на расстоянии более чем четверть мили.

Внезапно раздался крик, что было сигналом для начала одновременного нападения черкесов на траншеи и ворота форта, которые были открыты для того, чтобы дать возможность выйти из крепости отряда фуражировщиков.

Как только крик прозвучал в воздухе, как из разных уголков и расщелин окружающих скал выскочили конные черкесы, которые там прятались, и бросились на помощь своим товарищам. При быстром приближении их потрясающих противников русских солдат охватила паника, поэтому они стали отступать из окопов и скрылись за своими укреплениями. Впрочем, атака была настолько внезапной и совершена с такой ужасной силой, что я в любой момент ожидал увидеть, как российский флаг спустят, когда внезапно с северной оконечности долины показались большой отряд казаков и пехоты, быстро шел на помощь.

Место действия теперь представляло собой самое воодушевленное оживление, поскольку стало очевидно, что вот-вот начнется ожесточенная битва. В тот момент, когда появился новый противник, черкесы (пешие) захватили окопы и почти взяли ворота в форт, в то время как те, кто были конными, соединились в отряд. Эти последние немедленно вступили в рукопашную схватку с казаками, и в течение короткого времени борьба казалась равной, несмотря на численный перевес последних. Однако, когда русская пехота подошла, то удача отвернулась от черкесов, вынужденных отступить.

Наступило время позаботиться о собственной безопасности, так как я прекрасно знал, что если меня поймают русские, мне не будет пощады и меня, вероятно, постигнет участь шпиона. Поэтому я стал отступать со всей возможной скоростью от места действия, подстегиваемый к бегству тем, что заметил как некоторые казаки приближаются к месту, где я укрыт, вместе с черкесом, которого оставили мне в качестве проводника. В течение некоторого времени наше бегство продолжалось настолько быстро, насколько позволяла труднопроходимая местность, когда, к сожалению, при повороте за угол холма моя лошадь споткнулась и упала, и, прежде чем я успел подняться/пересесть на заводную/запасную лошадь, мой проводник, не видевший моего падения, оказался вне поля зрения.

Когда я услышал стук лошадиных копыт позади себя и, не зная, принадлежат ли они друзьям или врагам, я решил держаться безопасной стороны, поэтому продолжил свой путь в одиночку, пока, наконец, не запутался в лабиринтах холмов, которые были мне незнакомы, не зная в какую сторону повернуть и, боясь в любой момент встретиться с врагом, я спустился на дно ущелья и спрятался там. Здесь я оставался целый день. Я не посмел покинуть укрытие, чтобы не встретиться с отрядом врагов, с которыми, если бы я не остался на месте, должен был случайно столкнуться, так как из своего укрытия я не раз видел мелькающие отряды казаков, разъезжающих туда-сюда. Мое положение было самым неприятным еще и потому, что если бы я отсутствовал длительное время, и у меня возникали опасения, что мои черкесские друзья могли неправильно истолковать причину моего исчезновения и решат, что я перешел на сторону врага. Поэтому я решил остаться на своем месте на ночь, а на рассвете рискнуть всем и отправиться на поиски моих черкесских друзей. Так как в Черкесии никто не отправляется на какое-либо расстояние без котомки с провизией и мешка с кукурузой для лошади, поэтому мое положение в этом отношении не было так плохо, а ближе к ночи закутался в свой теплый плащ из верблюжьей шерсти, и почистив моего молчаливого товарища, повалился на землю, использовав в качестве подушки седло, вскоре крепко заснул. Я был настолько уставшим от трудностей/усилий и от того беспокойство, которое я испытал, то я, должно был, пребывал в беспамятном состоянии более 7 часов. Несмотря на это я наконец-то проснулся, почувствовав тяжесть руки, легшей на мое плечо. В одно мгновение я вскочил на ноги и выхватил пистолет из-за пояса, пока не понял, что незваный гость являлся членом клана/семьи Аджига Санжука. Можно представить, насколько сильна была моя радость от встречи, которая оказалась обоюдной. Впоследствии я узнал (потому что мой друг говорил только на черкесском языке), что мой хозяин отправил во все стороны на мои поиски и был очень обеспокоен за мою судьбу, так как боялся, что я либо пал в предыдущем деле или, что было еще хуже, был взят в плен русскими.

В сопровождении моего черкесского друга я покинул гостеприимную пещеру и, не попав ни в какие несчастные случаи или существенные приключения, отправился к месту жительства моего достопочтенного хозяина, который принял меня с распростертыми объятиями и от всей души поздравил меня со спасением.

После того, как я немного отдохнул, он сообщил мне, что поражение, понесенное черкесами (конечно, это было поражение, поскольку они были вынуждены отступить с поля боя) сопровождалось небольшими потерями, 7 человек из них были убиты и около 25 ранены, в то время как потери со стороны русских были тяжелыми. Однако, спустя некоторое время после этого, я увидел отчет о стычке (битва была упомянута) в одной из газет, выпуск которой оплачивается русским правительством. В отчете сообщалось, что битва закончилась полным разгромом черкесов, потерявших более 500 человек. На самом деле там более, чем в два раза преувеличили силы черкесов, которые были вовлечены в это дело, которые должны были пасть от оружия своих опасных врагов. Но это русские войска более чем в три 3 раза превышали силы своего противника. Мой хозяин, который проявил чудеса доблести/храбрости и был слегка ранен, не казался разочарованным в предыдущей экспедиции, поскольку рассчитывал на то, что будущая атака окажется более удачной*.



Спустя почти 3 месяца после очень кровопролитной битвы форт попал в руки черкесов, которые разрушили его вместе с укреплениями и окрестностями.
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)


х