Абадзехи состояли из 60-65 фамилий.

Абадзехи состояли из 60-65 фамилий.
История
zafe
Фото: Адыги.RU
14:42, 28 апрель 2020
23
0
Абадзехи состояли из 60-65 фамилий. Из них семь были тлекотлеши, т.е. дворянские фамилии. У абадзехов не было князей. Из адыгских субъэтносов они считались наиболее демократичным обществом...
Абадзехи состояли из 60-65 фамилий.

Абадзехи состояли из 60-65 фамилий. Из них семь были тлекотлеши, т.е. дворянские фамилии. У абадзехов не было князей. Из адыгских субъэтносов они считались наиболее демократичным обществом.

Земля у абадзехов была в основном гористой, потому равнинные земли у них особенно ценились. Земля, которая граничила с бжедугами, как раз и была таковой. Она называлась Тубе (Тубэ хьэсэ). Плодородная, она особенно нравилась абадзехам как пахотная, используемая для посевных культур. 

Шестеро абадзехских дворян на конях въехали в эту землю и стали осматривать ее. Бжедугскому князю, которому она принадлежала, донесли, что ею интересуются шестеро абадзехов на конях. Бжедугский князь, его звали Нагой, встретился с абадзехами, поздоровался и спросил: 
– Вы нуждаетесь в чем-либо? (Сыт фи щыкIагъэ?). 

Абадзехи ответили: 
– Да мы хотели бы получить кусочек земли в Тубе, который могла бы охватить шкура бугая (за быгъуфэ къиубыдын хуэдиз щIыгу дыхуейт, мы Тубэ хьэсэм щыщ).

Князь сказал: 
– Земля, которую может охватить шкура бугая?! Разве можно из-за такой мелочи кинжал обнажать или кровь проливать?! Я ее хозяин. И я вам дам столько, сколько вы просите.

Абадзехи переспросили князя не то в шутку, не то всерьез: 
– Не подобно ли твое слово облаку, которое то есть, то исчезает. Или ты из тех, кто произнесенное днем, не забывает за ночь? 

Князь ответил: 
– Я князь и мое слово княжеское. 

– Тогда мы завтра с утра будем у тебя, – сказали абадзехи, попрощались и ускакали домой. 

Князь отправился домой. Естественно, княгиня узнала об абадзехах, которых встретил князь. Когда он вошел в дом, княгиня спросила: 
– Что у нас на Тубе высматривали абадзехи? 

– Да, сущая мелочь! Они просили кусочек земли, который может охватить шкура бугая. 

– И что ты ответил им? 

– Да что из-за такой мелочи спорить. Я им сказал, что дам им его. 

– Да, ты сильно просчитался. Не будь я княгиней, если завтра они не отберут у тебя всю землю, вместе с той, где твоя усадьба. 

– О чем ты говоришь? Это глупость! – возразил князь. 

Утром шестеро абадзехских тлекотлешей прибыли к князю. Тот вышел навстречу. Они спешились, поздоровались и спросили: 
– Вчерашнее ваше слово в силе? 

– Да, имеет силу! 

– Мы привезли шкуру бугая, – сказал один из них, сбросив ее с лошади. 

– Привезли, значит выбирайте землю, – сказал князь. 

Под кинжалом адыги носили еще одно холодное оружие. Абадзехи называли его «тайный кинжал» (по-абадзехски – къэмэ шъэф, по-кабардински – къамэ щэху) – подкинжальный нож. Он в походных условиях использовался во время еды, для бритья и т.д. 

Абадзехи достали подкинжальные ножи и начали резать шкуру бугая не просто полосками, а нитками. И этой ниткой на глазах у князя стали отмерять себе землю. И она охватила всю территорию Тубэ Хьэсэ. 

Князь, конечно, не ожидал такого поворота, но и сказать ему было нечего: он дал княжеское слово. Таким образом, без боя, без выстрела, без крови княжеские владения отошли абадзехским тлекотлешам. 

Закончив свои земельные замеры, абадзехи попрощались с бжедугским князем, который к своей чести, сдержал слово и отдал землю. С этого момента абадзехские тлекотлеши и стали насельниками Тубе (Тубэ Хьэсэ). Они поделили между собой территорию на шесть равных частей и отправились домой. 

Возвращаясь, а время было уже к вечеру, они решили заночевать в одном абадзехском селении. И на закате солнца мужчины зашли в хьэкIэщ – в гостевой дом первого двора этого селения. 
Через минут десять появилась женщина, она поздоровалась, принесла кумган и тазик для омовения, полотенце. Гости помыли руки с дороги и уселись. Не прошло и 20 минут, как на маленьких трехногих столиках эта же женщина принесла еду: горячую мамалыгу, сыр, сушеное мясо и шху – кислое молоко. Прежде чем сесть за столики, гости сказали женщине, которая выглядела молчаливой и не очень веселой: 
– Не могли бы мы видеть тхамаду этого дома? 

Женщина ответила: 
– Вы успеете повидаться с ним. Вы с дороги, потому пока угощайтесь. 

Абадзехи поужинали. Затем поговорили о том, как удачно прошел день, кое-что еще рассказали, как это обычно бывает, чтобы скоротать время. Когда пришла пора спать, женщина постелила им. Но гостям было неудобно не повидавшись, не поздоровавшись с хозяином дома отходить ко сну. Поэтому они снова обратились к женщине: 
– Не могли бы мы повидаться с тхамадой этого дома? 

Женщина опять ответила уклончиво: 
– Вы с дороги, устали. Ложитесь отдыхать. А утром успеете повидаться с тхамадой. 

Делать было нечего, гости легли спать. Утром, проснувшись, женщина снова пришла с кумганом, тазиком и полотенцем. Она помогла гостям умыться и принесла завтрак на трехногих столиках: родниковую воду, горячие халюж с сыром (хьалыжъу; хьэлывэ), только что испеченные, со свежей домашней сметаной и чаем. Гости полагали, что хозяин дома появится утром, но тхамада не показался и за завтраком. Конечно, если бы глава дома был на месте, он обязательно составил бы компанию гостям с самого начала. Но нет, не вышел хозяин дома к ним и сейчас. 
Молча переглянувшись, они позавтракали, а перед тем, как покинуть кунацкую, еще раз, извинившись, спросили: 
– Нам крайне неудобно уйти, не повидавшись с тхамадой, чей хлеб-соль мы ели. 

Тогда женщина дала знак, чтобы гости подождали. Сама же пошла в основной дом и вышла оттуда с люлькой, в котором был мальчик шести-семи месяцев. Она поставила люльку перед ними: 
– Вот тхамада этого дома, – сказала она. 

Гости, конечно, не ожидали такого оборота. Видя сконфуженное состояние мужчин, женщина добавила. 
– Вы настояли на том, чтобы я показала вам нашего тхамаду. Дело в том, что его отца три месяца назад убили. И в доме остался он – единственный мужчина. Он наш тхамада. 

Мужчины опустили головы и помолчали немного. Его нарушил один из тлекотлешей – Цей. Он обратился к стоящим рядом мужчинам: 
– Раз так вышло, то я хочу поделиться с этим мальчиком по-мужски, как с равным мужчиной. Я хочу отдать этому парню ровно половину своей доли земли на Тубе (Тубэ Хьэсэ). 

Спокойно выслушав Цея, Сиудин Тлише ответил ему: 
– Это не по-мужски и не на равных, потому что в таком случае ему достается одна двенадцатая часть Тубе, тогда как у нас по одной шестой части. То есть у каждого из нас в два раза больше земли, чем у него. Если мы хотим на равных поделиться с тхамадой дома, то Тубе, что мы разделили на шестерых, нужно разделить на семь частей и одну часть отдать парню. И тогда будет на равных. 

Остальные тлекотлеши согласились с Сиудином Тлишем и произвели раздел территории Тубе на семь частей. Седьмая часть досталась парню. И, по моему мнению, он стал седьмым тлекотлешем у абадзехов. Но фамилию седьмого тлекотлеша я не знаю, потому что данный рассказ о фамилии Тлиш. 

И сегодня, когда тебя спрашивают абадзехи: «Абадзех ли ты», – и ты отвечаешь утвердительно, тебя могут переспросить: «А был ли у вашего рода пай на Тубе»? И если ты отвечаешь, что был, то, конечно, отношение к тебе становится более почтенным, соответствующий сословному статусу. 

О том, как делилась долина Тубе, написал русский этнограф Дьячков-Тарасов. Он со слов сказителей-абадзехов указал и на время, когда произошел раздел. Если этнограф опубликовал свой труд в 1902 году, то поделена долина была 600 годами раньше. И фраза «Ты в Тубе пая не имел», служит убийственным аргументом против доказываемой древности и знатности противника» (не проверял ее на точность) именно его.

Княжеское сословие имелось раньше и у абадзехов. И Тубэ хьасэ, в частности, владел один из таких князей. В соответствии с этим и при дележе князю осталась только та земля, на которой находилась его усадьба. Делителям от князя удалось избавиться в дальнейшем, как – неизвестно. Но новые владельцы Тубэ хьасэ приняли решение, что князей у них уже не будет никогда, всех, кто заявит о себе, как о князе, они будут топить в местной реке. А ее переименовывают в связи с этим в Пшеху (Пщыхьэ – букв. «уносящая князей»).

Главный конфликт – не междоусобица, а демократическое преобразование общества. Отсюда и подчеркивание: оно осуществлено по нормам Адыгэ Хабзэ – то есть без кровопролития. Просто, видимо, было созвано Хасэ и принято решение. В том числе и по будущим претендентам на «должность».

Согласуется, видимо, данное предположение и с историческим контекстом. Именно в это время, начиная свой поход, например, от современной Бухты Инал, исторический Инал создал новую Черкесскую империю. Кем он был в своем прошлом? – удачливым полководцем Хазарского каганата или блистательным мамлюкским султаном, – решать историкам. Но его «империя» была разрушена его же потомками. В ответ, возможно, на это западная часть Черкесии вернулась к прежней форме своего общественного устройства. И первый шаг был сделан в долине Тубе.

«В давние времена (13 в.) долина Тубе – плодородная и живописная, защищенная высокими горами со всех сторон – принадлежала некоему князю. Однажды несколько человек, среди которых был Едыдж, остановилось у него в качестве гостей. Когда прошли положенные три дня, князь поинтересовался о целях их визита в долину. Они пояснили, что хотели бы получить здесь для себя земельный надел. Князь спросил: 
– О каком наделе идет речь?
– Размером с коровью шкуру, – заявили ему гости.
– Возьмите в любом понравившемся вам месте, – ответил князь, и гости отправились. Когда они ушли, княгиня, обратившись к супругу, сказала:
– До сих пор ты во всем проявлял благоразумие, но, как мне кажется, с выделением надела этим людям ошибся.
Гости порезали шкуру коровы такой тонкой полоской, что ею была охвачена вся княжеская земля за исключением усадьбы. Однако князь, даже увидев то, как с ним обошлись его гости, остался верен слову. Со временем пришельцам стала принадлежать вся долина, и они обязались следить за тем, чтобы среди них не появлялись князья. Любого из тех, кто заявлял о себе, как о князе, бросали в реку, протекавшую по долине. Она вскоре и стала называться «уносящая князей» (Пшеха / «Пщыхь»).
Едыдж и его путники, были противниками власти князей, сам Едыдж - возможным родоначальником не только необычно звучащей фамилии, но и одним из тех, кто обновил и укрепил демократические устои в Абадзехии, которая действительно до последнего времени именовалась не иначе как «демократическим племенем» [10: 186-195]. И это развеивает миф о тюркском происхождении рода Едыдж, так как, на такое, кажется, не мог быть способен тюрок того времени, тем более если он являлся частью имперской системы Золотой Орды.

Источник
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)


х