Адыги - Новости Адыгеи, история, культура и традиции » Статьи » История » Апсны - сказочное место на территори Абхазии

Апсны - сказочное место на территори Абхазии

Апсны - сказочное место на территори Абхазии
История
admin
Фото: Адыги.RU
18:40, 21 май 2020
391
0
В 2011-м году мне довелось общаться с китайским бизнесменом, приехавшим в Сухум с делегацией российских инвесторов. В личной беседе он процитировал слова “Великого Кормчего” (тов. Мао Цзэдуна), который однажды полу в шутку, полу всерьёз провозгласил критерий “китайско-сти”: “Если ты не побывал на Великой Китайской стене, ты ненастоящий китаец”. Я ответил гостю из Поднебесной, что критерием “абхазства” вовсе не является обязанность каждого побывать у Великой Абхазской стены (хотя бы у первого приморского бастиона в устье Келасура) и постарался объяснить китайцу, что критерий “абхазства” - следование духовным нормам Апсуара. Узнав, что по специальности я историк, китаец спросил, ЧТО, на мой взгляд, является самым значительным памятником для абхазского народа. Я представил себе стены крепостей, основанных римскими легионами в

Апсны - сказочное место на территори Абхазии

В 2011-м году мне довелось общаться с китайским бизнесменом, приехавшим в Сухум с делегацией российских инвесторов. В личной беседе он процитировал слова “Великого Кормчего” (тов. Мао Цзэдуна), который однажды полу в шутку, полу всерьёз провозгласил критерий “китайско-сти”: “Если ты не побывал на Великой Китайской стене, ты ненастоящий китаец”. Я ответил гостю из Поднебесной, что критерием “абхазства” вовсе не является обязанность каждого побывать у Великой Абхазской стены (хотя бы у первого приморского бастиона в устье Келасура) и постарался объяснить китайцу, что критерий “абхазства” - следование духовным нормам Апсуара. Узнав, что по специальности я историк, китаец спросил, ЧТО, на мой взгляд, является самым значительным памятником для абхазского народа. Я представил себе стены крепостей, основанных римскими легионами в захваченных ими Акуа-Диоскуриаде, Великом Питиунте и у карниза Гагыра (Гакыра) в эпоху битв Гнея Помпея с Митридатом Евпатором. Представил храмы VI века, построенные на нашей земле византийцами в период правления императора Юстиниана. Вспомнил, как мой дед Шамил Караман-ипа, каждый раз слыша поэтический перл “Абхазия - Страна Души”, улыбался, качая головой, и говорил: «Мамоу, уара, Апсны -Земля богов. Страна духов”. А еще вспомнил семь звёзд над древним геральдическим символом абхазов - “анапЫ”. И ответил гостю из Поднебесной, что, по моему убеждению, главными историко-культурными памятниками для нашего народа являются особо почитаемые сакральные места. Я рассказал китайцу, что на земле, доставшейся нам от предков, мы храним не только семь всенародно признанных святилищ, но и десятки родовых Аныха-святынь (всего, по данным Ш. Д. Инал-ипа, “на сегодня можно ещё обнаружить следы или воспоминания о древних языческих святилищах Абхазии количеством до 30-ти и выше. И этот перечень, невидимому, является далеко не полным, так как многие, очевидно, наиболее древние святилища исчезли с лица земли, не оставив о себе никаких воспоминаний у населения”). Изначально, с момента появления веры в аныха, этим словом именовали саму сверхъестественную силу. Впоследствии же “аныха” стали называться и образованные в таких местах «стационарные» святилища (Барцыц, 2013). О родовом святилище Агумаа я узнал осенью 1971-го, когда учился в 9-м классе 2-й Сухумской школы. Мой дед Шамил Караман-ипа был партийным, служил начальником ОРУД-ГАИ Сухумского района и не распространялся на темы, закрытые в эпоху воинствующего атеизма. Его душа ещё болела переживаниями о том, как против его родного брата - фронтовика и поэта Киазыма Агумаа бериевский чекист А.Т. Убилава стряпал “политическое дело”, и о том, как советская власть запрещала моему прадеду Караману Коблух-ипа Агумаа - известному в Земле Абжьуа целителю практиковать абхазскую народную медицину. И только однажды, показав во дворе на ящерицу, гревшуюся на солнце, дед Шамиль нарисовал веточкой на земле адамыга (тамгу) нашего рода, символизирующую ящерицу, без колебаний жертвующую хвостом, ради сохранения головы. А ещё поведал он мне, как в молодости, будучи назначен заведовать ликбезом в Худапсы (Кудепсту), тайно искал в Садзене родовое святилище предков, изгнанных под угрозой геноцида царскими оккупантами в Османскую Турцию. О нём он слышал от своего деда - Коблуха Хасбери-ипа Агумаа, ставшего абреком, когда некий абжуйский князёк попытался присвоить себе Джгердский лес.

Тогда, в 1971-м, я был комсомольцем, участником школьного кружка атеизма, и рассказ моего деда звучал в духе историй Джека Лондона и Вальтера Скотта. Семейные обстоятельства вскоре сложились так, что через месяц-полтора после того разговора мне пришлось переехать в Москву, а потом мы виделись с дедом всего пару раз. В 1993-м, в захваченном агрессорами Сухуме погиб от рук оккупантов мой отец, и горя этого дед пережить не смог. В октябре 1993-го года я узнал, что в середине 60-х гг. профессором Ш.Д. Инал-ипа был обследован культовый памятник в бассейне реки Кудепста на южном склоне горы Лацуныха, ниже современного села Каштаны. Памятник представлял собой обработанную глыбу серо-желтого песчаника длиной до 5 м, шириной до 4,5 м и высотой над уровнем почвы до 1,5 м. В передней, северо-восточной части глыбы устроены две отгороженных друг от друга общим подлокотником лунки в форме сидений 45 см глубиной и 75 см шириной. Раскопки вокруг камня позволили проф. Ш.Д. Инал-ипа обнаружить вымостку из крупных плит песчаника площадью около 3-х кв. м. Данный артефакт (объект, подвергнутый направленному механическому воздействию) за свою историю успел приобрести названия: «Трон Великой Матери», «Мегалит эпохи дольменов», «Черкесский камень», «Жертвенник позднего средневековья», «Кудепстинский культовый камень» и т.д. Район урочища Худапсы (Кудепста) я неплохо знал, поскольку с 1965 по 1970-й гг. проводил там каждое лето. А в октябре 1993-го я приобрёл в Каштанах (одно из сёл Кудепстинской администрации) участок и вместе с кудепстинским лесничим В. Бибко (краеведом и участником нескольких археологических экспедиций Юрия Воронова) обследовал гору по руслу р. Змейка (приток р. Кудепста) в окрестностях святилища Лацуныха. В 1995-м году Институтом этнологии и антропологии РАН (Москва) была издана монография профессора Ш.Д. Инал-ипа “Садзы”, из которой я узнал, что убыхи не были (в узком смысле слова) аборигенами Кудепстинского ущелья. Этимология названия Лацуныха, то есть святилище рода Лаа, и гора Лацуныха, где находится Кудепстинский камень, убеждает в том, что коренными жителями этого ущелья могли быть только садзы/джигеты. Среди семнадцати садзских/джигетских аныха, перечисленных проф. Ш.Д. Инал-ипа в числе первых семи, — АГА-ЙКУ (АГА-ЙКУ) - ЧЙГУРХА-НЬІХА; АНЬІХАПСТА; АУБЛАА-РНЬІХА; АХАШНЫХ; АХНЬІХ; ГАГРА-ИНХУУ (ГАГРА-АНХУУ) и (ПАРХНЫХ или ВАРХ, — оказалось названо святилище, интересовавшее лично меня более всего, и моя память вернулась тогда к разговору, состоявшемуся с дедом в 1971-м. Так, проводя в 1995-м отпуск в Хосте (абх. Хамыш), я принял окончательное решение переехать из Москвы в исторический Садзен - на землю предков.

Другие новости:

В чём состоит отличие выставочных произведений декоративно-прикладного искусства от изделий массового производства?

Признаки, говорящие о том, что мужчина к вам неравнодушен

Никогда бы не подумала, что форма груди влияет на сексуальный темперамент.

Как распространялся Ислам в Кабарде в 20 веке

Мятеж в Кабардино-Балкарской ССР в 1992 году.

Сражение возле Каракашкатау

Источник
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)


х