Адыги - Новости Адыгеи, история, культура и традиции » Статьи » История » Как изуродовать прекрасное оружие? Восточная сабля в руках европейцев

Как изуродовать прекрасное оружие? Восточная сабля в руках европейцев

Как изуродовать прекрасное оружие? Восточная сабля в руках европейцев
История
admin
Фото: Адыги.RU
12:13, 23 март 2020
307
0
"... мнения специалистов до сего времени расходятся в вопросе о том, основана ли форма образцовых восточных сабель на тонких неизвестных нам вычислениях или же на собранных веками эмпирических наблюдениях", - писал русский оружиевед Э. Ленц в своем исследовании о холодном оружии в самом начале ХХ века. И это было весьма точное замечание, говорящие о том, насколько плохо европейцы сумели понять восточную саблю - совершенное рубящее оружие...
Как изуродовать прекрасное оружие? Восточная сабля в руках европейцев

"... мнения специалистов до сего времени расходятся в вопросе о том, основана ли форма образцовых восточных сабель на тонких неизвестных нам вычислениях или же на собранных веками эмпирических наблюдениях", - писал русский оружиевед Э. Ленц в своем исследовании о холодном оружии в самом начале ХХ века. И это было весьма точное замечание, говорящие о том, насколько плохо европейцы сумели понять восточную саблю - совершенное рубящее оружие.

Как известно, европейцы познакомились с саблей в руках восточных конников довольно рано, уже в IX - X веках (сабля Карла Великого). Однако большого впечатления в те времена она на них не произвела. Даже венгры, сумевшие именно саблей завоевать и отстоять себе право жить почти в центре Европы, быстро отказались от нее в пользу европейских мечей. Второе пришествие сабли, уже в руках османов, произвело на европейцев большее впечатление, ее качества были оценены по достоинству, а в европейских фехтбухах даже появились наставления о том, как противостоять сабле в руках турка с излюбленным в Европе прямым клинком. Однако на вооружение собственных частей брать саблю европейцы не спешили. Фактически, ее изогнутый клинок можно было увидеть только у своего рода "полуевропейцев", конников с окраин Европы, граничавших с османами и татарами - поляков и венгров. Не спешили европейцы и с фехтбухами "для сабли", ограничиваясь преимущественно фехтбухами с разделами "против сабли". По-настоящему сабля попала в оружейный комплекс европейского кавалериста только к концу XVIII века, когда армии Европы были поражены "вирусом" легкой кавалерии, которая вдруг стала совершенно необходимой для всякой, даже самой завалященькой, европейской страны. Однако, принять саблю на вооружение и научиться правильно ее использовать, а уж тем более делать - две совершенно разные по уровню сложности задачи. И если с первой все было просто (приказали и приняли), то со второй и с третьей все оказалось гораздо хуже. Показательными в этом смысле можно считать слова Т. Пейджа, сказанные им в фехтбухе 1746 года: "скимитар (термин, обозначавший в Европе восточную, преимущественно османскую саблю - ИО) при длительной стычке оказывался слишком утомительным для руки из-за его большого веса у острия, где он была много шире и толще, чем у рукояти, поэтому не мог долго использоваться, не утомляя запястья".

Фехтование с упором на удар (а восточная сабля на пике ее развития была в первую очередь рубящим оружием, укол был, так сказать, дополнительной (факультативной) опцией) начали активно внедрять в самом конце XVIII века. Застрельщиками выступили британцы, попытавшиеся потеснить французскую школу с упором на укол техникой, подсмотренной у австрийцев (скорее, все-таки у венгров). И сначала это у них получалось, новомодной техникой увлеклись даже немцы, да и те же австрийцы стали смелее говорить об ударе клинком. Эффективность удара изогнутым клинком восточной сабли весьма четко описал полковник Маре в своем исследовании 1843 года: "чем больше наклонена часть лезвия, которой наносится удар, к этой линии (линии цели - ИО), тем больше длина раны, которую оставляет клинок. В саблях мамлюков этот наклон достигает сорока пяти градусов; при этом длина раны более чем вдвое больше ширины клинка и может быть увеличена в пять раз, если провести весь клинок поперек предмета, что и делается в тех случаях, когда требуется получить наилучший эффект, как, например, при разрубании листа бумаги, подвешенного на нитке. Таким образом, турецкий клинок режет так, как будто бы он был вдвое шире и впятеро острее". Однако заигрывание с ударом даже у британцев прошло к второй четверти XIX века (т.е. заняло от силы 25 лет), и Европа стала дружно возвращаться к любимому уколу, попутно выпрямляя изогнутые клинки своих сабель: в 1845 году на вооружение британцев был принят клинок, который, по словам его создателя, Г. Вилкинсона, "был оптимизирован для парирования и ответа уколом". Вплоть до последней четверти XIX века европейские специалисты еще говорили о необходимости иметь в кавалерии универсальный, колюще-рубящий клинок, однако в конце XIX века от удара решили отказаться совсем. С этим отказом европейская сабля окончательно превращается в палаш или, если отталкиваться от весо-размерных характеристик, кавалерийскую шпагу времен Готфрида Папенгейма (1594 - 1632), прославившуюся в т.н. Тридцатилетней войне (1618 - 1648).

С изготовлением сабель, которые были бы сравнимы по эффективности с восточными клинками, тоже так ничего и не получилось. Европейская сталь была лучше всегда, где-то к началу 60-х годов целый ряд исследователей смог не только понять и объяснить специфику восточной сабли, но даже разработать рекомендации по улучшению сабель, стоявших на вооружении европейских кавалерий. Однако мода на изогнутый клинок уже практически прошла, и их исследования остались невостребованными (в части рубящих функций длинноклинкового оружия). Восточная сабля, пусть даже и в изуродованном виде, исчезла из оружейного комплекса европейского кавалериста, оставшись на вооружении все тех же европейских окраин - Польши и России, но в все том же "колюще-рубящем" варианте. Следует только добавить, что в России осознание эффективности восточной сабли пришло еще позже - только с работами В. Федорова, но мода на кавказскую шашку оказалась гораздо сильнее. И слова В. Федорова из его "Исследования о холодном оружии" о том, что "в европейских саблях совершенно не соблюдены условия, обеспечивающие правильность рубки, и можно придти к заключению, что люди Запада, переняв с Востока кривые клинки, усмотрели в них одну внешнюю сторону, совершенно упустив самую основу, так сказать, "дух" этого оружия", как и приведенные в начале статьи слова Э. Ленца, следует считать абсолютно точными.

[img]"[/img]

Об экспериментальных европейских клинках начала XIX века вы можете прочитать здесь.

Об экспериментальных европейских саблях конца XIX века вы можете прочитать здесь.

Понравилась статья? Подпишитесь, поставьте лайк и сделайте репост в соцсетях. Спасибо!

Источник
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)


Загрузка...
х