Адыги - Новости Адыгеи, история, культура и традиции » Статьи » История » Как прапорщик Залетов сдал Шамилю крепость в Кавказской войне

Как прапорщик Залетов сдал Шамилю крепость в Кавказской войне

Как прапорщик Залетов сдал Шамилю крепость в Кавказской войне
История
zafe
Фото: Адыги.RU
02:12, 05 февраль 2020
86
0
Введение. Летом 1843 года оборонительная стратегия, принятая русской армией на Кавказе после крайне неудачного "ичкерийского похода" Граббе, в котором его отряд понес тяжелые потери и не выполнил поставленной задачи, принесла свои плоды: армия Шамиля не только усилилась, но и в течение короткого времени последовательными ударами захватила десять русских укреплений, частью уничтожив, а частью взяв в плен их гарнизоны, захватив орудия и большие запасы разных снарядов. "И ведь большинство гарнизонов защищалось геройски и падали уже только за совершенным истощением сил, за недостатком патронов, продовольствия или воды (одно только маленькое укрепленьице Ахальчи в котором было человек сорок гарнизона, сдано без выстрела прапорщиком Тифлисского егерского полка Залетовым (Иван Залетов, произведен в прапорщики из унтер-офицеров - ИО),
Как прапорщик Залетов сдал Шамилю крепость в Кавказской войне

Введение.

Летом 1843 года оборонительная стратегия, принятая русской армией на Кавказе после крайне неудачного "ичкерийского похода" Граббе, в котором его отряд понес тяжелые потери и не выполнил поставленной задачи, принесла свои плоды: армия Шамиля не только усилилась, но и в течение короткого времени последовательными ударами захватила десять русских укреплений, частью уничтожив, а частью взяв в плен их гарнизоны, захватив орудия и большие запасы разных снарядов. "И ведь большинство гарнизонов защищалось геройски и падали уже только за совершенным истощением сил, за недостатком патронов, продовольствия или воды (одно только маленькое укрепленьице Ахальчи в котором было человек сорок гарнизона, сдано без выстрела прапорщиком Тифлисского егерского полка Залетовым (Иван Залетов, произведен в прапорщики из унтер-офицеров - ИО), явившимся, как рассказывали, к Шамилю по форме с рапортом, как являются к инспектирующему начальнику)" (Зиссерман А. Двадцать пять лет на Кавказе (1842-1867)). Причины предательства прапорщика, как говорят, были стары как мир - прапорщик крупно проигрался в карты да еще и влюбился в горянку (следует отметить, что подтверждения этих версий в аутентичных источниках найти не удалось).

Перебежчики на Кавказе.

Переход на сторону Шамиля солдат Кавказского корпуса не был чем-то из ряда вон выходящим: перебегали нередко и по самым разным соображениям: кто-то хотел вольной жизни, кто-то стремился бороться с царизмом (в последнем случае это были поляки и даже венгры). Были и вполне бытовые причины. Так, например, хорунжий 2-й бригады Кавказского линейного казачьего войска П. Потапов бежал в горы, испугавшись ответственности за то, что горцы угнали стадо скота численностью 1105 голов, за которое он нес ответственность, будучи воинским начальником станицы Михайловской. Дезертиры вполне свободно жили (так, например, А. Ржевуский упоминает о слободе беглых солдат у Дарго (Ржевуский А. 1845 год на Кавказе)) и активно участвовали в боях против своих ( казак, взятый в плен горцами при штурме Михайловского укрепления (22 марта 1840 года) и позже выкупленный, рассказывал: "И видел я между горцами множество наших дезертиров, которые все были вооружены и действовали с ними заодно" (Цит. по: Соболев Б.И. Штурм будет стоить дорого. Кавказская война в лицах)). Более того, Шамиль стремился поощрять и поддерживать перебежчиков, указывая в одном из писем, датированных 1844 годом: "Знайте, что те, которые перебежали к нам от русских, являются верными нам... Эти люди являются нашими чистосердечными друзьями... Создайте все условия и возможности к жизни. Явившись к правоверным, они стали также чистыми людьми" (Движение горцев Северо-Восточного Кавказа: Сб. документов. 1959).

Как все произошло: информация из других источников.

Однако, даже на этом фоне случай с прапорщиком Залетовым смотрится из ряда вон выходящим: укрепление было сдано без боя со всеми припасами и личным составом. Факт сдачи описан как в официальных донесениях, так и в других источниках. Так, Л. Богуславский в "Истории Апшеронского полка" пишет: "Утром 9-го числа, сдалось укрепление Ахалчи, где находилось 79 человек нижних чинов Тифлисского полка, под командой прапорщика Залетова; по первому же требованию Шамиля Залетов отворил ворота и положил оружие" (Богуславский Л. История Апшеронского полка. Т. 2.). А, генерал Нейгардт в докладе о взятии горцами семи крепостей в Аварии, направленном генералу Чернышову 5 апреля 1844 года так описал этот случай: "В тоже почти время как цатаныхский гарнизон погиб с такой славой (6 - 7 сентября 1843 года - ИО), прап. Залетов, коему поручена была защита Ахальчинского укрепления, покрыл себя неизгладимым позором. Увидя на высотах приближавшихся мюридов сделал по ним три выстрела и потом, спрыгнув с батареи, сел на лошадь, подведенную ему каким-то татарином, и отправился в стан врагов. Оставшийся без начальника гарнизон бросил ружья и отпер ворота, склонясь на угрозу мюридов и убеждения Залетова. Одно орудие и 70 человек солдат, недостойных имени русского, без выстрела взяты в плен и отведены в с. Танус" (Рапорт ген.-адъют. Нейгардта ген.-адъют. Чернышеву о взятии восставшими горцами семи крепостей Аварии. 5 апреля 1844 года). Как представляется, наиболее точную картину предательства дают показания рядовых Тифлисского егерского полка Ильи Хромова и Петра Бородина, захваченных в плен в укреплении Ахалчи (оба были обменены на пленных горцев позже): "8 сентября Хаджи-Мурат прибыл с многочисленною шайкою горцев в укр. Ахалчи послал к гарнизону своего переводчика беглого солдата для переговоров о сдаче укрепления. Вследствие этих переговоров, командовавший гарнизоном Тифлисского егерского полка прап. Залетов вышел в сопровождении двух нижних чинов и переводчика версты за полторы от укрепления для личного свидания с Хаджи-Муратом. После весьма непродолжительного разговора с начальником неприятельского скопища, Залетов отправил сопровождающих его нижних чинов и переводчика обратно в редут, а сам пошел в стан неприятеля и спустя несколько часов, в тот же день 8 сентября, подъехав в голове неприятельской шайки к укреплению и стал уговаривать гарнизон положить оружие без сопротивления. Гарнизон согласился и неприятель занял укрепление, сделав только по просьбе Залетова, несколько выстрелов из орудий, чтобы показать нашим войскам, находившимся в Хунзахе, что укрепление взято с бою. По взятии укрепления прап. Залетов и все нижние чины, а числе 60 человек отведены были в Танус; Залетов был там оставлен, а нижние чины отданы жителям разных деревень, которые развели их по своим домам" (Показания солдат и офицеров Кавказской армии, бывших в плену о взятии горцами селений Балаханы, Цатаных, Ахалчи, Гоцатль и об отношении Шамиля к русским пленным и перебежавшим солдатам (12 января 1843 года)).

Предатель на службе Шамилю.

Уже 10 сентября, прапорщик Залетов прибыл в качестве парламентера в Гоцатлинское укрепление, обороняемое 163 солдатами Тифлисского егерского полка при 1/4 пудовом единороге под командою капитана Кузьменко, "уговаривая кап. Кузьменко сдать укрепление и, получив в ответ, что до особого на то приказания командующего войсками будет защищаться, удалился к мюридам" (Рапорт ген.-адъют. Нейгардта). Показания военнослужащих Тифлисского егерского полка (фельдфебеля Михайлы Импадистова, рядовых Парфена Знакова, Ивана Захарова и Михаила Черевоина), захваченных в плен при взятии Гоцатля, позволяют узнать, как это было: "10 числа сентября, часу в 6 вечера из Гоцатлинского редута увидали четырех человек, которые приблизившись к укреплению на ружейный выстрел, остановились. Кто были эти люди разглядеть было нельзя, потому что время приближалось к сумеркам; один из них в офицерском сюртуке, отделился от прочих и приблизился к редуту на расстояние свободного голоса; тогда гарнизон узнал в нем Тифлисского егерского полка прап. Залетова. Этот офицер начал склонять командовавшего гоцатлинским гарнизоном Тифлисского егерского полка кап. Кузьменко к добровольной сдаче укрепления, говоря что сильное неприятельское скопище под начальством Кибит-Магомы уже идет к Гоцатлю и что сопротивление гарнизона будет для него гибельно. Кап. Кузьменко отверг это изменническое предложение, не согласился на просьбу Залетова впустить его в редут и приказал ему удалиться, а сам вслед затем сделал распоряжение к самой упорной обороне" (Показания солдат и офицеров Кавказской армии...).

Отношение к перебежчикам в русской армии и судьба предателя.

Солдаты Кавказского корпуса считали делом чести "изничтожить предателя". Впрочем, следует отметить, что командование Русской императорской армии было настроено к дезертирам относительно гуманно. Так, в 1845 году граф Воронцов в своем "Воззвании кавказского командования к русским солдатам, бежавшим в горы" писал, что "те из них, которые добровольно явятся из бегов всемилостивейше прощаются и поступят по-прежнему без всякого наказания или какого-либо взыскания на службу" (Движение горцев Северо-Восточного Кавказа: Сб. документов. 1959). А в августе 1859 года была объявлена всеобщая амнистия. Однако участь предателей могла быть и незавидной. Так, урядник 7-го Донского полка Малахов перебежал к мулле Ших-Мухаммаду, эмиссару Шамиля в Табасарани. Там он сумел расположить к себе горцев и летом 1855 года, как говорят, даже организовал и обучил строю три конных сотни (следует отметить, что к тому времени Шамиль запрещал своей коннице вступать в бой с русской регулярной кавалерией). Однако, когда в ноябре 1855 года табасаранцы изъявляли покорность русским, в лагерь князя Орбелиани они представили голову перебежчика, видимо, чтобы подчеркнуть свои искренние намерения. Недолго проходил в предателях и Иван Залетов. В 1845 году он был взят в плен. Военный суд Отдельного кавказского корпуса приговорил прапорщика к смертной казни. Предатель был расстрелян перед строем полка.

[img]"[/img]

О тушинах, легендарном племени Кавказа, вы можете прочитать здесь.

О Лейб-гвардии Кавказско-Горском полуэскадроне и почему туда не брали чеченцев вы можете прочитать здесь.

О Бородинской битве в неизвестных мемуарах русского офицера вы можете прочитать здесь.

Мы продолжим публикации материалов об оружии и тактике армий разных стран мира и разных веков. Подписывайтесь на канал журнала "Историческое оружиеведение", следите за публикациями, делитесь интересными статьями, ставьте лайки, комментируйте, задавайте вопросы, предлагайте темы для будущих публикаций. Это поможет развивать канал, сделать его еще интереснее и полезнее!

Источник
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)


х