Адыги - Новости Адыгеи, история, культура и традиции » Статьи » История » Поединок казака-линейца с черкесом в Кавказскую войну (рассказ русского офицера)

Поединок казака-линейца с черкесом в Кавказскую войну (рассказ русского офицера)

Поединок казака-линейца с черкесом в Кавказскую войну (рассказ русского офицера)
История
zafe
Фото: Адыги.RU
02:12, 05 февраль 2020
100
0
Несмотря на то, что "не было ни средства, ни хитрости, ни вероломного обмана, считавшихся недозволенными для черкеса, когда дело шло убить русского, и для казака, когда предвиделась возможность подкараулить черкеса" (Торнау Ф. Воспоминания кавказского офицера), как отмечают разные авторы, поединки между казаками и черкесами, в которых противники демонстрировали удаль и навыки на глазах своих сопленменников, не были редкостью. Английский шпион Э. Спенсер (со слов русского офицера) описывал эти схватки так: "Сражающиеся обычно начинают атаку на полном галопе с легким мушкетом; но т. к. хорошо натренированы оба, то первый пыл редко оказывается эффективным, т. к. они оба и прыгают с седла и через седла с одной стороны, чтобы уклониться. Иногда они берегут снаряд до тех пор, пока, подобно змее, устремляющейся к своей жертве, каждая
Поединок казака-линейца с черкесом в Кавказскую войну (рассказ русского офицера)

Несмотря на то, что "не было ни средства, ни хитрости, ни вероломного обмана, считавшихся недозволенными для черкеса, когда дело шло убить русского, и для казака, когда предвиделась возможность подкараулить черкеса" (Торнау Ф. Воспоминания кавказского офицера), как отмечают разные авторы, поединки между казаками и черкесами, в которых противники демонстрировали удаль и навыки на глазах своих сопленменников, не были редкостью. Английский шпион Э. Спенсер (со слов русского офицера) описывал эти схватки так: "Сражающиеся обычно начинают атаку на полном галопе с легким мушкетом; но т. к. хорошо натренированы оба, то первый пыл редко оказывается эффективным, т. к. они оба и прыгают с седла и через седла с одной стороны, чтобы уклониться. Иногда они берегут снаряд до тех пор, пока, подобно змее, устремляющейся к своей жертве, каждая сторона выжидает благоприятного момента, когда его противник потеряет бдительность, чтобы выстрелить. В другой раз, когда на полном галопе они встречаются с ужасным грохотом, они резко разворачиваются и начинается борьба на смерть, в которой одному или другому наверняка суждено пасть" (Спенсер Э. Путешествия в Черкесию. 1839). При этом, как отмечал Ф. Торнау, "черкесы вообще умели хорошо владеть оружием и конем, но и наши линейские казаки не уступали им в этом деле" (Торнау Ф. Воспоминания кавказского офицера). По обычаю "наездничества" (в европейском понимании - вольтижировки) в этот своеобразный "рыцарский турнир" постепенно вовлекались новые бойцы, и поле боя, как описывал В. Потто одно из сражений 1807 года, постепенно превращалось "в широкую арену на которой состязались теперь лучшие в мире наездники" (Потто В. Кавказская война). Ф. Торнау называл такие поединки джигитовкой: "Линейские казаки, грузинский и татарский конные полки под командой полковника Засса первые заняли места перед аулом и с утра завязали джигитовку с неприятельской конницей" (Торнау Ф. Воспоминания кавказского офицера). Один из таких поединков описал гусарский офицер, командированный в действующую на Кавказе армию в 1836 году.

Поединок линейца с черкесом в 1836 году (рассказ гусарского офицера, командированного на Кавказ).

"Наши линейные казаки давно уже свыклись с Закавказским боем, и иногда, в схватках с Горцами, из одного бахвальства готовы положить свою голову. В 1836 году, когда счастливый жребий перенес меня из Петербурга на Кавказ, я прикомандировался к линейным казакам, которые молодецки горцовали против Черкесов, около Гелендчика. В это время года, Добь, быстрая речка, сердито шумела в обрывистых своих берегах, как будто негодуя на Черкесов, которые переплывали через нее по одиначке, чтоб и себя показать и Линейцев посмотреть. Мы вскоре заметили, что один из этих храбрецов отважнее других носился перед нашими фланкерами и с необыкновенною верностию подчивал нас из своей винтовки свинцовыми орехами. Он был обут в сафьяные череки, а икры его были обтянуты чулками, сшитыми из верблюжьего сукна, которые оканчивались наколенниками из той же материи. Прибавьте к этому бешмет, черкеску и красивую шапку. Все это было надето на стройного мужчину, имевшего приятный облик и правильные черты лица, частию закрытого черною бородою, тщательно подстриженною. Этот дерзкий и красивый наездник, которого мы уже могли узнавать в лице, подскакивал несколько раз к Линейцам, выхватывал из-за плеч свою винтовку, прицеливался, спускал курок и вдруг исчезал за оврагом. Казаки рассердились не на шутку. - Что он, бисов чорт, горцует. Свалим его, братцы, с коня, - говорили обиженные казаки, посматривая на своего офицера. Офицер молчал, ожидая особого приказания от отрядного командира, чтобы ударить разом на Горцев. В это время опять показался лихой наездник, снова выстрелил из своей винтовки и снова скрылся за оврагом. Казаки еще раз взглянули на офицера, побрякивая своими шашками. Наконец и офицер потерял терпение. - Кто из вас хочет схватиться с этим нахалом? — спросил офицер у казаков. - Я! раздалось в толпе. Казак, небольшого роста, с черною и окладистою бородою с маленькими глазами, в которых сверкал огонь отваги, выскочил из толпы и молодецки осадил своего коня перед офицером. - Я знаю, ваше благородие, как добывать этих косматых чертей, - пропищал он офицеру, и, не ожидая дальнейших приказаний, пустил своего коня прямо к оврагу. В это время показался и Черкеский наездник. Казак полоснул своего коня нагайкою, пригнулся к седлу и, подняв шашку, стрелой понесся на врага. Черкес остановился, зарядил свою винтовку и, играя поводьями, с презрением посматривал на казака, который несся во всю конскую прыть по поляне, проклиная все племена Закубанские, а в особенности своего противника. Вдруг выстрел, - и казак повис на седле. - Пропал Егорыч, послышалось в толпе. - Жаль молодца, проговорил офицер, посматривая с сожалением на бедного казака, который висел на лошади вниз головою. Черкес подскочил к своей добыче. И что ж? Смотрим, и не верим своим глазам! Казак вдруг встрепенулся, вскочил в седло, схватил Черкеса за бороду и сильным ударом шашки свалил его с коня. Я не вытерпел, дал шпоры и поскакал к наездникам. Казак хладнокровно обезоруживал Черкеса, держа в поводьях обеих лошадей. - Ты ранен? спросил я казака. - Никак нет, ваше благородие, весело отвечал Егорыч: - я только потешил бусурмана, чтоб легче схватить его. В другой раз, прибавил он, обращаясь к Черкесу, который, сказать мимоходом, не понимал ни одного слова по-Русски, - когда придется тебе стрелять, то смотри, дуралей, куда летит пуля, а на воздух пороха не трать".

[img]"[/img]

Об оружии черкесов по описанию 1836 года вы можете прочитать здесь.

О кавказской коннице глазами русских офицеров вы можете прочитать здесь.

Почему русская кавалерия проигрывала черкесской в схватках, вы можете прочитать здесь.

Мы продолжим публикации материалов об оружии и тактике армий разных стран мира и разных веков. Подписывайтесь на канал журнала "Историческое оружиеведение", следите за публикациями, делитесь интересными статьями, ставьте лайки, комментируйте, задавайте вопросы, предлагайте темы для будущих публикаций. Это поможет развивать канал, сделать его еще интереснее и полезнее!

Источник
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)


х