Адыги - Новости Адыгеи, история, культура и традиции » Статьи » История » Смутное время (1598 - 1613) в мемуарах поляков. Часть I. Тактика боев.

Смутное время (1598 - 1613) в мемуарах поляков. Часть I. Тактика боев.

Смутное время (1598 - 1613) в мемуарах поляков. Часть I. Тактика боев.
История
admin
Фото: Адыги.RU
04:05, 24 февраль 2020
65
0
Городские бои в ходе Московского восстания 19 - 20 марта 1611 года. "29 марта во вторник завязалась битва сперва в Китай-городе, где вскоре наши перерезали людей торговых (поляки начали грабить торговые лавки - ИО)...; потом в Белом городе; тут нам управиться было труднее: здесь посад обширнее и народ воинственнее. Русские свезли с башен полевые оружия и, расставив их по улицам, обдавали нас огнем. Мы кинемся на них с копьями; а они тотчас загородят улицу столами, лавками, дровами; мы отступим, чтобы выманить их из-за ограды: они преследуют нас, неся в руках столы и лавки и лишь только заметят, что мы намереваемся обратиться к бою, немедленно заваливают улицу и под защитою своих загородок стреляют по нас из ружей; а другие, будучи в готовности, с кровель. с заборов, из окон бьют нас самопалами, камнями, дрекольем. Мы, т.е.
Смутное время (1598 - 1613) в мемуарах поляков. Часть I. Тактика боев.

Городские бои в ходе Московского восстания 19 - 20 марта 1611 года.

"29 марта во вторник завязалась битва сперва в Китай-городе, где вскоре наши перерезали людей торговых (поляки начали грабить торговые лавки - ИО)...; потом в Белом городе; тут нам управиться было труднее: здесь посад обширнее и народ воинственнее. Русские свезли с башен полевые оружия и, расставив их по улицам, обдавали нас огнем. Мы кинемся на них с копьями; а они тотчас загородят улицу столами, лавками, дровами; мы отступим, чтобы выманить их из-за ограды: они преследуют нас, неся в руках столы и лавки и лишь только заметят, что мы намереваемся обратиться к бою, немедленно заваливают улицу и под защитою своих загородок стреляют по нас из ружей; а другие, будучи в готовности, с кровель. с заборов, из окон бьют нас самопалами, камнями, дрекольем. Мы, т.е. всадники, не в силах ничего сделать, отступаем. Они же нас преследуют и уже припирают к Кремлю. Тут мы послали к пану Гонсевскому за пехотою; он отрядил только 100 человек, помощь слабая в сравнении с многолюдством неприятеля, но небесполезная. Часть наших сошла с коней и, соединясь с пехотою, разбросала загороды; Москвитяне (в польском источнике "москали - ИО) ударились в бегство, только мы мало выиграли: враги снова возвратились к бою и жестоко поражали нас из пушек со всех сторон".

Бой с казаками Просовецкого 24 марта 1611 года.

"4 апреля дано знать нам, что Просовецкий идет к столице с 15.000 войска. Пан Струсь вызвался идти отразить неприятеля полком своим, в коем было только 500 всадников; Гонсевский дал ему еще 200 коней и отправил с Богом. В 4 милях от столицы пан Струсь встретил Просовецкого, шедшего гуляй-городом, т.е. подвижной оградой из огромных саней, на которых стояли ворота с несколькими отверстиями для стреляния из самопалов. При каждых санях находилось по 10 стрельцов; они и сани двигали и, останавливаясь, стреляли из-за них, как из-за каменной стены. Окружая войско со всех сторон, спереди, с тыла, с боков, эта ограда препятствовала нашим копейщикам добраться до русских: оставалось сойти с коней и разорвать ее. Так и сделали. При помощи Божией семисотый отряд наш ударил в неприятеля и разгромил его. Струсь отдал приказ в плен не брать никого, всех рубить и колоть. Сам Просовецкий ускакал заблаговременно и хорошо сделал; ибо каждый только ногами мог спасти живот свой. В этой битве наших пало не много".

Бой при отступлении 6 апреля 1611 года.

"Русские, думая, что мы бежим, очень охрабрились и всеми силами бросились за нами. Наш хорунжий останавливается и ведет нас на врагов; мы даем отпор. Но что могли мы сделать, когда понеслась вся вражья сила, а хоругви, которым надобно было подкрепить нас, спешили к Москве так скоро, что никто даже не оглядывался? Видя невозможность удержать или отразить столь многочисленного неприятеля, мы только оборонялись и отступали в добром порядке.Несколько раз Ковальский оборачивал хоругвь к отпору, но тщетно; москвитяне так смело ломились в наши ряды, что мы, не слезая с коней, должны были вступить с ними в рукопашный бой. Они много вредили нам из луков, вонзая стрелы в места, незакрытые броней. В этом деле из хоругви нашей убито 5 товарищей (товарищ - гусар-шляхтич, командовавший отрядом пахоликов, член военного братства - ИО) а Захарий Заруцкий взят в плен; сверх того пали с десяток пахоликов (пахолик - вооруженный слуга товарища - ИО) ... Прочие роты не лишились ни одного человека, потому что бежали очень исправно".

Бой на стенах Белого города 22 мая 1611 года.

"Была в Белой стене башня, первая от Китай-города: она могла сильно вредить нам, если бы досталась неприятелю; а, находясь в наших руках, не менее беспокоила и москвитян;... Мы заняли ее целой ротой Бобовского из 400 всадников. На эту башню прежде всего устремились москвитяне, когда наши вовсе не ожидали приступа, и, овладев ею без труда, на нас обратили наши орудия, запасшись своим порохом и ядрами. В ту же минуту явился здесь пан Гонсевский: видя, скольк гибельна могла быть для нас потеря этой башни, он убеждал товарищество и роту Млоцкого снова овладеть ею. Наши и сами знали всю важность такой потери; потому охотно и решительно с одними саблями в руках бросились по стене на русских; путь был так тесен, что едва двое могли идти рядом: наши добрались до башни, изрубили засевших врагов и овладели ею, захватив сверх того несколько бочонков неприятельского пороха. Мы лишились в сем деле двух храбрых товарищей".

"Оставалась у нас еще одна башня, пятиглавая, почти на повороте замка или на углу Белой стены над Москвою рекою; в ней было польской пехоты Граевского 300 человек с одним поручиком Краевским; отряд оборонялся упорно и наверное отбился бы, если бы не изменил барабанщик, который бежал к московитянам и дал знать, что нижний ярус башни наполнен гранатами и разными зажигательными припасами; в низу же ее было отверстие наподобие ворот, только без дверей: русские пустили туда две зажженные стрелы; гранаты воспламенились, и вся башня запылала... Наши хотели броситься в отверстие, но пламя уже охватило все здание. Оставалось одно средство: спускаться по веревке за стену к реке. Хотя и там смерть была перед глазами, ибо лишь только кто спускался на землю, москвитяне тотчас рассекали его; но наши хотели лучше умереть пол саблею, чем в огне. Много, впрочем, и сгорело... Спасся один поручик, коего москвитяне взяли в плен и после обменяли на своих".

Источник: Дневники Маскевича // Сказания современников о Дмитрии Самозванце. Часть II. СПб., 1859.

"Под страхом сидеть на колу". Как поддерживали дисциплину в польской армии в 1581 году вы можете прочитать здесь.

О том, как оценивали восставших в 1863 году поляков русские офицеры, вы можете прочитать здесь.

О том, как на самом деле проходили атаки кавалерии против кавалерии в XVIII - XIX веках, вы можете прочитать здесь.

Мы продолжим публикации материалов об оружии и тактике боя разных стран мира и разных веков. Подписывайтесь на канал "Историческое оружиеведение", следите за публикациями, делитесь интересными статьями, ставьте лайки, комментируйте и задавайте вопросы. Это поможет развивать канал!

Источник
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)


Загрузка...
х