Адыги - Новости Адыгеи, история, культура и традиции » Статьи » История » Исследования убыхского языка в отечественном языкознании. Работы К.С. Шакрыла.

Исследования убыхского языка в отечественном языкознании. Работы К.С. Шакрыла.

Исследования убыхского языка в отечественном языкознании. Работы К.С. Шакрыла.
История
admin
Фото: Адыги.RU
00:44, 03 февраль 2020
22
0
Большую разностороннюю работу по изучению абхазо-убыхо-адыгских языков провел и абхазский ученый-лингвист К. С. Шакрыл, в том числе, в области сравнительного изучения лексики адыгского, абхазского, абазинского и убыхского языков. Его данные во многом перекликаются с работами Г. А. Климова, А. К. Шатрова, М. А. Кумахова и др...
Исследования убыхского языка в отечественном языкознании. Работы К.С. Шакрыла.

Большую разностороннюю работу по изучению абхазо-убыхо-адыгских языков провел и абхазский ученый-лингвист К. С. Шакрыл, в том числе, в области сравнительного изучения лексики адыгского, абхазского, абазинского и убыхского языков.

Его данные во многом перекликаются с работами Г. А. Климова, А. К. Шатрова, М. А. Кумахова и др.

Наряду с этим, К. С. Шакрыл при исследовании вопроса о лексических соответствиях в абхазо- убыхо-адыгских языках выявил несколько больше, чем у А. К. Шатрова, совпадений лексических единиц.

В частности, в своих двух работах К. С. Шакрыл приводит перечень встречных слов во всех пяти абхазо-убыхо-адыгских языках, где насчитываются в одном случае - 498 терминов, в другом - 510.

В ранней работе (1968) он приводит 510 общих абхазо-убыхо-адыгских терминов; 79 лексических единиц даются на убыхском языке, из которых полное совпадение с остальными четырьмя языками находят 60 единиц, с абхазским и абазинским - 17, с абхазским - 2.

В более поздней работе (1971) К. С. Шакрыл приводит 498 терминов, из которых в 100 случаях лексические единицы совладают во всех пяти абхазо-убыхо-адыгских языках.

Известно, что, если в языках имеется сходство лексики из древнейшего пласта, их носители имеют общий корень происхождения.

К древнему пласту абхазо-убыхо-адыгских языков относят:



личные местоимения,



термины родства,



названия частей тела и организма человека и животных,



наименование объектов космоса, окружающей среды и природных явлений,



термины, связанные с фауной и флорой,



слова, отражающие социальное положение человека и его «первые» профессии,



названия первых орудий и предметов труда, а также металлов,



лексические единицы, связанные с пищей, одеждой, жилищем, другими предметами домашнего и хозяйственного обихода и оружием.

Таких терминов, как уже отмечалось выше, у К. С. Шакрыла набирается около пяти сотен.

Им учтены все производные слова из перечисленных групп лексических единиц, а также числительные, глаголы, прилагательные, частицы и междометия.

При всем при этом следует подчеркнуть, что в читательской среде нет
ясности относительно положения убыхского языка в системе абхазо-убыхо-адыгской группы языков.

Ещё больше запутывают их в этом вопросе не всегда ясная позиция специалистов, пишущих о западнокавказских народах.

Их к этому подвигают порой сами лингвисты, подбрасывающие сомнительные темы в проблему языка убыхов.

Все это возвращает нас к вопросу праязыка абхазо-убыхо-адыгов, порядку и времени его распада.

Процессы ассимиляции - это скорее вновь возникшее обстоятельство в рассмотрении «близости» убыхского и адыгского языков.

Не потому ли ещё с 40-х годов XVII века до 60-х годов XIX века многие очевидцы жизни убыхов на исторической родине - Сочинском секторе Причерноморья - не могли разобраться в этнической и языковой их принадлежности, пока за этот вопрос не взялся в 1861 г. тончайший знаток (по тому времени) абхазо-убыхо-адыгских языков П. К. Улар?

Ведь, казалось бы, об убыхах до него писали относительно просвещенные в вопросах истории народов ученые путешественники и военные:



Э. Челеби,



М. Пейсонель,



П. С. Паллас,



Ф. Дюбуа,



И. - А. Гюльденштедт,



Я. Потоцкий,



Г. - Ю. Клапрот,



К. Ф. Сталь,



Л. Я. Люлье,



И. Бларамберг,



С. Броневский,



Г В. Новицкий,



Т. Лапинский,



А. Фонвилль

и другие, которые причисляли их то к абазгам, то к адыгам.

Не говоря уже о них, и несмотря на то, что историками, этнографами и лингвистами было определено, что убыхи являются отличным от абазин, абхазов и адыгов самостоятельным этносом со своим языком и самобытной культурой, авторы классического научного труда «История народов Северного Кавказа...» причислили их к адыгам.

Они указывают буквально следующее: «На Северо-Западном Кавказе и Черноморском побережье в первой половине XIX в., как и в XVIII в., жили адыгские народы: натухайцы, шапсуги, убыхи».

Вообще, преждевременно говорить о близости убыхского языка к какой либо из подгрупп абхазо-адыгских языков, пока не выявлен и не изучен материал из общей исконной лексики абхазо-убыхо-адыгских языков, восходящий к праязыковому состоянию.

Этот вопрос очень сложный и, насколько известно, абхазо-абазо-адыгская лингвистическая наука и в целом отечественное языкознание не «добрались» до этой темы, о чем недвусмысленно высказался знаток этих проблем А. К. Шагиров.

Источник
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)


Загрузка...
х