Адыги - Новости Адыгеи, история, культура и традиции » Статьи » История » Китайцы как шпионы в русско-японскую войну и их использование разведками Японии и России

Китайцы как шпионы в русско-японскую войну и их использование разведками Японии и России

Китайцы как шпионы в русско-японскую войну и их использование разведками Японии и России
История
admin
Фото: Адыги.RU
03:03, 10 февраль 2020
39
0
Необходимое введение. Говоря о шпионах (или лазутчиках), которые используются армейским разведками в ходе войны, следует четко представлять себе, что они самым решительным образом отделялись от военных-разведчиков. Как указывалось в пособии к лекциям в военных училищах "Современное право войны" П. Числова, изданном в 1910 году, "лазутчиками или шпионами... может считаться только такое лицо, которое, действуя тайным образом или под ложными предлогами, собирает или старается собрать сведения в районе действия одного из воюющих с намерением сообщить эти сведения противной стороне... Отсюда нельзя считать шпионами военные чины, которые в форме проникнут для собирания сведений в район действия неприятельской армии, так наз. разведчиков". И поступали с шпионами столь же решительно: "пойманные на месте, они подлежат наказанию
Китайцы как шпионы в русско-японскую войну и их использование разведками Японии и России

Необходимое введение.

Говоря о шпионах (или лазутчиках), которые используются армейским разведками в ходе войны, следует четко представлять себе, что они самым решительным образом отделялись от военных-разведчиков. Как указывалось в пособии к лекциям в военных училищах "Современное право войны" П. Числова, изданном в 1910 году, "лазутчиками или шпионами ... может считаться только такое лицо, которое, действуя тайным образом или под ложными предлогами, собирает или старается собрать сведения в районе действия одного из воюющих с намерением сообщить эти сведения противной стороне ... Отсюда нельзя считать шпионами военные чины, которые в форме проникнут для собирания сведений в район действия неприятельской армии, так наз. разведчиков". И поступали с шпионами столь же решительно: "пойманные на месте, они подлежат наказанию (обыкновенно смертной казни), но не иначе, как после предварительного суда". Более того, шпионы не признавались законными противниками, на которых распространяются нормы права войны, а определялись как военные преступники (наравне с мародерами). Однако, как писал некто Азиатикус в своем исследовании "Разведка в Русско-японскую войну", опубликованном в рамках серии "Русско-японская война в наблюдениях и суждениях иностранцев", которая издавалась в России сразу после этой неудачной для России войны, "Ни в одной из войн последнего времени шпионство не применялось в таких широких размерах, как в последней" (судя по всему, Азиатикус, офицер одной из европейских армий, находился в качестве наблюдателя в действующих частях японской армии - ИО).

Китайцы как возможные шпионы.

И Россия и Япония набирали шпионов из числа граждан Китая, на территории которого располагались армии противоборствующих сторон. Любопытную оценку китайцу как лазутчику дает подполковник российского Генштаба П. Изместьев в исследовании "О нашей тайной разведке в минувшую кампанию", изданном в 1907 году: "Предыдущие войны и экспедиции наши должны были нас вполне ознакомить с особенностями мировоззрения каждого азиата. Китаец в этом отношении ничем от них не отличается. В сношениях своих с каждым европейцем он смотрит на последнего, как на существо низшего порядка. Китаец охотно завязывает торговые отношения, но внутренний - духовный свой мир он ревниво оберегает. Китаец так же миролюбив, как и жесток. Китаец обидчив и мстителен, особенно когда обида наносится его семье. Китаец предупредителен, вежлив, а при мягком сердечном отношении он очень добродушен. Китаец мастерски скрывает свой образ мыслей, придерживаясь в сношениях с европейцами афоризма "сердце - лед, а язык - мед". Китаец обладает удивительной способностью извлекать из всего доходы, а эта любовь к деньгам делает его весьма склонным к подкупам. Вот это то последнее и давало возможность прибегать к найму лазутчиков среди местного населения" (любопытно, что мнение Изместьева вполне совпадает с мнением Азиатикуса, который считал "обитателей Дальнего Востока" приниженными, ленивыми, алчными и трусливыми). В целом, как отмечал Изместьев, "Китайцы представляли из себя прекрасный материал, как лазутчики. Главные их качества - хитрость, изворотливость, известная интелигентность, неутомимость, нетребовательность в пище, в связи с широко распространенной грамотностью, при известной подготовке, могли бы дать кадр лазутчиков".
Однако этим потенциальным "кадром" японцы и русские воспользовались по-разному и получили, соответственно, разный эффект.

Организация шпионажа в японской армии.

По словам Азиатикуса, "тщательно готовясь к войне, японцы естественно обратили должное внимание на сбор сведений о противнике". Для этого до начала боевых действий ими была создана разведшкола, в которой готовили кадровых агентов, руководителей будущих шпионских ячеек. Кроме того, была собрана подробная информация обо всех китайцах и корейцах на русской службе, за которыми учреждался тайный надзор и организовывалось давление, избавиться от которого они могли только согласившись сотрудничать с японцами (что многие и делали за "небольшое вознаграждение"). "Эти лица являлись наиболее ловкими шпионами, так как были известны русским, находились в постоянных сношениях с последними и не возбуждали у них никаких подозрений" (Азиатикус). Большинство лазутчиков находилось вблизи железной
дороги, около войсковых частей или же работала при возведении укреплений, сообщая сведения об их размерах. Группой из 3 - 5 таких шпионов руководил кадровый агент. Он же занимался проверкой полученной информации и ее сортировкой. Если в группе выявлялся двойной агент, таковой уничтожался. Первоначально японцы испытывали трудности с доставкой донесений (они опаздывали или перехватывались русскими), но позже они были устранены. С тем, что японцы продумали свои действия заранее, согласен и Изместьев, который отмечал, что "Воспитанники средних японских и высших коммерческих школ посылались до войны главным образом в Маньчжурию, чем достигалась подготовка их к сношениям не только с китайцами, но и нами" (Изместьев).

Организация шпионажа в русской армии.

По словам Изместьева, перед началом войны, "при известном обращении", китайцы должны были охотнее служить русским: китайцы считали русскую армию более сильной и ненавидели японцев. Однако "Ряд наших неудач, расширение японского территориального влияния, жестокость их в обращении с жителями с одной стороны подорвали наш кредит в глазах жителей, а с другой стороны заставили китайца volens nolens стать на сторону сильного" (Изместьев). Однако, никакой подготовки к ведению разведки русской армией перед войной не проводилось (более того, подгоовкой резидентв русская армия озаботилась только после Мукдена, когда создали соответствующую разведшколу, впрочем, закрытую через три месяца из-за неэффективности). Из-за этого, русским военным разведчикам приходилось иметь дело с случайными агентами, которых наспех знакомили "с различными военными приметами, касающимися способа узнать ту или другую часть. Как только лазутчик хоть немного усваивал себе преподанное... он тотчас же приступал к работе". Шпионы засылались группами, однако контрразведывательные мероприятия японцев были настолько эффективны, что "большей частью лазутчики, терроризованые японцами, не ходили в их сторону: они собирали сведения от прибывших с юга китайцев или от получавших оттуда письма" (Изместьев). Были случаи, когда засылаемые группы лазутчиков пропадали "сотнями". К этому добавлялось и отсутствие переводчиков, которые могли бы просто говорить на китайском или японском языках (не говоря уж о владеющих военной лексикой): даже допросить пленного или перевести захваченные бумаги было большой проблемой.

Эффективность.

Русскую систему шпионажа Изместьев оценил как низко эффективную, выделив следующие причины: 1) Отсутствие работы мирного времени как в подготовке резидентов, так и в подготовке "лазутчиков-ходоков"; 2) Отсутствие твердой руководящей идеи в работе разведорганов; 3) Полная зависимость русских военных разведчиков от неподготовленных китайцев-переводчиков; 4) Отсутствие военных переводчиков; 5) Пренебрежение к секретности и контрразведывательным мероприятиям. Оценку неэффективности русской системы шпионажа Изместьевым подтверждает и Азиатикус: "если таким образом служба лазутчиков приносила большую пользу японцам, то иначе дело обстояло у русских, не умевших обращаться с китайцами, которые зачастую доставляли им ложные сведения. Это приводило к тому, что отдавались нецелесообразные распоряжения, исполнение которых влекло за собою излишнее утомление войска. Вместе с тем бдительность японцев не позволяла тщательно проверять китайские донесения" (Азиатикус).

Об оценке туркменской конницы русскими офицерами вы можете прочитать здесь.

О Лейб-Гвардии кавказско-горском полуэскадроне и о том, почему в него не брали чеченцев, вы можете прочитать здесь.

О специфике боя русской кавалерии и пехоты с "среднеазиатским неприятелем" вы можете прочитать здесь.

Мы продолжим публикации материалов об оружии и тактике армий разных стран мира и разных веков. Подписывайтесь на канал журнала "Историческое оружиеведение", следите за публикациями, делитесь интересными статьями, ставьте лайки, комментируйте, задавайте вопросы, предлагайте темы для будущих публикаций. Это поможет развивать канал, сделать его еще интереснее и полезнее!




Источник
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)


Загрузка...
х