Адыги - Новости Адыгеи, история, культура и традиции » Статьи » История » Депортация черкесов в 1859-1860 гг. осуществлялась под видом выдачи паспортов

Депортация черкесов в 1859-1860 гг. осуществлялась под видом выдачи паспортов

Депортация черкесов в 1859-1860 гг. осуществлялась под видом выдачи паспортов
История
zafe
Фото: Адыги.RU
03:03, 10 февраль 2020
207
0
Последний и самый трагический этап депортации черкесов в Османскую империю охватывал 1862-1864 гг. Утверждение проекта Евдокимова Кавказским комитетом и императором развязало ему руки. Согласно плану Евдокимова было сформировано несколько отрядов, которые должны были вытеснять черкесов к морю. Их названия периодически менялись в зависимости от места действий. Главными были отряды: «Пшехский, Даховский, левее их, у самых снежных гор - Мало-Лабинский и Хамышейский, а правее их - Адагумский и Джубский...»...
Депортация черкесов в 1859-1860 гг. осуществлялась под видом выдачи паспортов

Последний и самый трагический этап депортации черкесов в Османскую империю охватывал 1862-1864 гг. Утверждение проекта Евдокимова Кавказским комитетом и императором развязало ему руки. Согласно плану Евдокимова было сформировано несколько отрядов, которые должны были вытеснять черкесов к морю. Их названия периодически менялись в зависимости от места действий. Главными были отряды: «Пшехский, Даховский, левее их, у самых снежных гор - Мало-Лабинский и Хамышейский, а правее их - Адагумский и Джубский...».

Между отрядами было поделено все пространство Западной Черкесии, они двигались к Главному Кавказскому хребту. По данным им инструкциям первая задача заключалась в «очищении» от населения всех ущелий многочисленных рек и речушек, куда они бежали изгнанные из долин. К примеру, Пшехский отряд должен был в зимнюю экспедицию 1862-1863 гг. «очистить до весны, все пространство между Белой и Пшехой до самых гор, уничтожая аулы, запасы и захватывая, как пленных, так и имущества враждебных горцев».

Параллельно Пшехскому отряду шел Даховский отряд. Со стороны Черноморья двигались Адагумский и Джубский. Истребление селений, уничтожение жизненных припасов шло независимо от времени года. Особенно суровая зима 1863-1864 гг. способствовала огромным размерам смертности среди выселяемых из своих домов и селений черкесов. Генерал Евдокимов сказал раз генералу Фадееву: «Я писал графу Сумарокову, для чего он упоминает в каждом донесении о замерзших телах, покрывающих дороги? Разве великий князь и я этого не знаем?». Среди ослабленных карательными акциями, голодом и холодом людей стали распространяться инфекции - тиф, дизентерия и др.

В результате все отряды практически одновременно пригнали на берег огромные массы людей. В начале марта 1864 г., как раз тогда, когда навигация по Черному морю была еще невозможна («во время весеннего равноденствия, когда царство Нептуна вообще бывает неспокойно, и в особенности бушует Черное море»), Даховский отряд этапировал сюда шапсугов, живших по течению Туапсе и ее притокам, сюда же были доставлены и причерноморские шапсуги, а также абадзехи, населявшие долины Белой, Курджипса, Пшехи, Пшипса и Псекупса. Причем, для отплытия всех их был назначен один пункт - у устья Туапсе. «Тесно скученные в тысячных массах на небольшой равнине возле Вельяминовского форта под открытым небом, пронизываемые постоянно холодным ветром, обливаемые частыми дождями, терпя недостаток в продовольствии и оставаясь без горячей пищи, дети, женщины и старики начали сильно болеть и умирать, в особенности от тифа и дизентерии. Большие и частые могилы свидетельствовали о множестве жертв, погибших на родном берегу...».

При этом генерал Ольшевский удивленно отмечал, что Даховскому отряду, пригнавшему умирающих с голоду абадхехов к берегу, сюда были подвезены на военных пароходах сухари, соль, водка и даже «предметы роскоши», черкесов же обрекли на голодную смерть. Он также писал о причине того положения, в которое были поставлены черкесы и которое стало причиной их массовой гибели: «Единственно от торопливого и преждевременного движения наших отрядов к морю до весеннего равноденствия. Выступи Даховский отряд месяцем, двумя неделями позже, и этого не случилось бы. Между тем мы достигли бы тех же самых результатов по окончательному покорению Западного Кавказа».

Ольшевский здесь был прав отчасти. С одной стороны, причина такой спешки заключалась в том, что Евдокимов пытался выдержать назначенные для окончания войны сроки - весна 1864 г., с другой - генерал Гейман в конце 1863 - начале 1864 г. был в отчаянном положении: сотни тысяч людей, которых его отряд гнал к морю, были настолько истощены голодом и холодом, что появилась опасность, что никто из них и не доберется до берегов Турции, что они перемрут все на кавказском берегу на глазах «христианского» войска. Поэтому Евдокимов и Гейман очень торопились доставить их к берегу моря и отправить в Турцию. Чтобы их смерть была уже зафиксирована на чужом берегу. Так и произошло.

Катастрофа, постигшая абадзехов, во многом поспособствовала тому, что шапсуги и убыхи «сами» сорганизовались и отплыли в порты османской Турции. На самом деле Евдокимовым был использован тот же прием, который очень хорошо описан в мемуарах генерала Кундухова. Когда последний, заключив тайное соглашение с генералом Лорис-Меликовым, организовал «добровольное» выселение 22 тыс. чеченцев и нескольких тысяч кабардинцев и осетин в 1865 г. Судя по описанию использовавшейся генералом Кундуховым схемы выселения в 1865 г, именно

она применялась и для организации «добровольного» выселения черкесов из Кабардинского округа в 1859-1861 гг. Депортация 300 тыс. шапсугов и оставшихся после более ранней депортации натухайцев была организована также тайными агентами генерала Евдокимова - шапсугским эфенди Исхаком за вознаграждение в 10 тыс. руб. серебром и натухайцем Коштаноком - за 2 тыс. руб. серебром.

По данным официального историографа черкесского изгнания А.П. Берже, с 1858 по 1865 г. было депортировано 493 194 человек. При этом он указывал, что эти цифры «должно быть значительно более показанного». Согласно Берже порядка 300 тыс. были выселены в 1856-1861 гг, т.е. в период тотальной депортации - порядка 200 тыс. черкесов. Эти цифры требуют дальнейших уточнений. Тем не менее, можно привести данные генералов Филипсона и Фадеева к 1860 г, согласно которым население неподконтрольных русским войскам территорий составляло 800 тыс. (без учета бжедугов (о численности бжедугов говорит то, что их предполагалось поселить на левом берегу Кубани в 100 аулах по 200-300 дворов), бесленеев (3 или 4 тысячи семей), «махош, темиргоев и егерукаев считалось до 4 тысяч семей», абазинских субэтнических групп - 3 тыс. семей). Т. Лапинский в 1859 г. определял численность этого населения в 900 тыс. Все же население Черкесии Лапинский определял в 1,5 млн. человек (1859). После депортации в Кубанской области осталось 80 тыс. черкесов.

Таким образом:

1. Депортация черкесов, осуществленная Александром II в 1859-1864 гг. вопреки мощной оппозиции в среде военного истеблишмента, тщательно скрывалась. Депортация была осуществлена в 1859-1860 гг. под видом выдачи паспортов («отпускных годовых билетов») для паломничества к исламским святыням, а в 1861-1864 гг. - под видом «добровольного выселения» в единоверную Турцию. Рассуждать открыто о депортации черкесов кавказское командование не могло, потому что она противоречила не только международному праву, но и законам Российской империи.

2. Исследование депортации черкесов в Османскую империю затруднено не только в силу того, что ее тщательно маскировали и скрывали из-за ее преступного характера, но и из-за совпадения во времени процессов, которые должны были следовать друг за другом: проект, его утверждение, подготовка к реализации и реализация. На деле все эти события происходили одновременно.

Источник
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)


Загрузка...
х