Адыги - Новости Адыгеи, история, культура и традиции » Статьи » История » Черкесская конница глазами русских офицеров

Черкесская конница глазами русских офицеров

Черкесская конница глазами русских офицеров
История
admin
Фото: Адыги.RU
01:18, 16 декабрь 2019
167
0
Общая оценка. Черкесская конница оценивалась русскими офицерами почти всегда в превосходной степени. Такова, например, ее характеристика, данная казачьим генералом И. Попко: "Черноморское войско, поселенное на правом крыле Кавказской линии, имело против себя в шапсугах и других черкесских племенах лучшую в мире легкую конницу. В голове этих племен стояло дворянство, беспокойное и алчное, гордое и храброе, как феодальное дворянство средневековой Европы. Около старших дворян, владельцев земли, толпились многочисленные "уорки", дворяне-вассалы, с их оброчниками. Все это против казаков, прибывших с Днепра, выезжало в блестящих кольчугах, с добрым оружием и на прекрасных лошадях арабско-персидской крови. Казаки увидели, что это были уже не крымские конекрады, а что-то грозное и внушающее, как самые вздымающиеся в их глазах
Черкесская конница глазами русских офицеров

Общая оценка.

Черкесская конница оценивалась русскими офицерами почти всегда в превосходной степени. Такова, например, ее характеристика, данная казачьим генералом И. Попко: "Черноморское войско, поселенное на правом крыле Кавказской линии, имело против себя в шапсугах и других черкесских племенах лучшую в мире легкую конницу. В голове этих племен стояло дворянство, беспокойное и алчное, гордое и храброе, как феодальное дворянство средневековой Европы. Около старших дворян, владельцев земли, толпились многочисленные "уорки", дворяне-вассалы, с их оброчниками. Все это против казаков, прибывших с Днепра, выезжало в блестящих кольчугах, с добрым оружием и на прекрасных лошадях арабско-персидской крови. Казаки увидели, что это были уже не крымские конекрады, а что-то грозное и внушающее, как самые вздымающиеся в их глазах Кавказские горы. Их сбруя, езда, длинное оружие и все, что к ним перешло и у них засело от Крыма, и что так было хорошо там, в широких степях, здесь уже не годилось. Там можно было завидеть опасность далеко с кургана; здесь она вспархивала из-под копыт коня. Здесь были леса и горы. Им нужно было поспешить взять у новых противников и сбрую, и вооружение, и способ владеть конем и оружием, и ухватки, и все боевые сноровки, потому что все это было превосходно, потому что все их старое крымское было перед этим кавказским тяжело, неуклюже, и потому, важнее всего, что так делали их предки. Их предки приходили к своим противникам как будто нагие, брали у них одежду, сбрую и оружие, делались на них похожими и потом уже их били. Но наши черноморцы ничего этого не сделали и остались в накладе. С первого раза казачья конница должна была уступить коннице черкесской и потом уже никогда не была в состоянии взять над ней преимущество и даже поравняться с нею. Те же конные черноморские казаки, которые били персиян и турок, находясь при армии во время войн, редко могли побить шапсугов у себя дома" (Попко И. Пешие казаки // Военный сборник, 1860 год). Следует отметить, что столь же превосходно оценивал черкесскую конницу и Ф. Торнау: "кабардинцы, шапсуги и все вообще небольшие закубанские общества, принадлежащие к черкесскому племени, составляют лучшую конницу, какую мне встречалось видеть" (Торнау Ф. Воспоминания кавказского офицера).

Оружие и тактика.

Наиболее яркую оценку вооружения, снаряжения и тактики боя черкесской конницы также дал Ф. Торнау: "Одежда черкеса, начиная от мохнатой бараньей шапки до ноговиц, равно как и вооружение, приспособлены, как нельзя лучше, к конной драке. Седло легко, покойно и имеет важное достоинство не портить лошади, хотя б оно по целым неделям оставалось на ее спине. Винтовку черкес возит за спиной в бурочном чехле, из которого он ее выхватывает в одно мгновение. Ремень у винтовки пригнан так удобно, что легко зарядить ее на всем скаку, выстрелить и потом перекинуть через левое плечо, чтоб обнажить шашку... Кроме того, черкес вооружен одним или двумя пистолетами за поясом и широким кинжалом, его неразлучным спутником. Ружейные патроны помещаются в деревянных гильзах, заткнутых на груди в кожаные гнезда; на поясе висят: жирница, отвертка и небольшая сафьянная сумка со снадобьем, позволяющим, не слезая с лошади, вычистить и привести в порядок ружье и пистолеты... Свою лошадь он бережет пуще глаза. Она выезжена на уздечке, которой совершенно повинуется; она спокойна, смирна, привыкает к ездоку, как собака, идет на его зов и переносит неимоверные труды. Добрая черкесская лошадь не боится ни огня, ни воды... В деле черкес наскакивает на своего противника с плетью в руке; шагах в двадцати выхватывает из чехла ружье, делает выстрел, перекидывает ружье через плечо, обнажает шашку и рубит; или, быстро поворотив лошадь, уходит назад и на скаку заряжает ружье для вторичного выстрела. Движения его в этом случае быстры и вместе с тем плавны. Несмотря на то, что черкес обвешан оружием и носит на себе кинжал, два пистолета, шашку и винтовку, одно оружие не мешает на нем другому, ничто не бренчит, благодаря хорошей пригонке... В больших массах черкесская конница любит действовать холодным оружием, и наши линейные казаки отвечают ей тем же" (Ф. Торнау). Впрочем, другие авторы указывают на несколько другую тактику горцев: "Конница сидела на прекрасных, весьма выносливых горских и кабардинских лошадях и по своему конскому составу превосходила наших казаков. Излюбленным боем конницы была стрельба из цепей, которыми горцы старались охватывать наши войска, причем для стрельбы никогда не спешивались и сильно поражались действиями наших спешенных драгун. Когда горцы замечали, что они значительно превосходят силами или очень разгорячались, то бросались на противника в шашки" (Марков С. История конницы. 1898). Но так или иначе, отличную выучку черкесской конницы и не менее эффективное оружие и снаряжение отмечали практически все.

Схватки с регулярной кавалерией.

Следует однако отметить, что, несмотря на все превосходные степени, которые употреблялись при описании черкесской конницы, конные схватки между нею и казаками, если только первые не нападали неожиданно, чаще заканчивались победой казаков. Причем успех имели не только линейцы, но и донцы. Довольно часто об этих эпизодах упоминает А. Ермолов в своих записках. Он же описывает и бой, в ходе которого черкесская конница столкнулась с казаками лоб в лоб: "Часть конницы его, проскакав мимо наших стрелков, столкнулась с казаками, но была опрокинута ими. От силы столкновения несколько человек чеченцев и казаков опрокинуты были на землю. Редко видят сие кавалеристы, хотя нередко говорят о шоке" (Ермолов А. Записки). Впрочем, и схватки с регулярной русской кавалерией тоже заканчивались для горцев неудачно. Так, 8 июня 1858 года у Нетхоя произошел один из довольно редких больших кавалерийских боев, в котором русские драгуны сошлись с конниками Шамиля. "Драгуны и артиллерия поскакали на рысях. Приближаясь, сообразно местности, постепенно к подножию гор, полковник Никорица поравнялся с Ачхоем и тут лицом к лицу встретился с массой горцев, численность которых даже не предугадывал. Пока драгуны стянулись и выстроились в колонны, он успел сделать по неприятелю несколько картечных выстрелов. Но это его не поколебало, во-первых, потому, что с ним был уже не Кази-Магома, а во-вторых, потому что Шамиль вполне рассчитывал раздавить драгун. Не ожидая, пока свершатся его расчеты, полковник Никорица бросился в атаку и врезался, так сказать, в самое сердце неприятельского отряда. Горцы стойко выдержали этот удар и как железным кольцом охватили драгун со всех сторон. Кавалерия наша была буквально поглощена неприятельским скопищем. Боевые клики прекратились, выстрелов более не было, и только со всех сторон раздавался стук и звон сабель. Было два момента, когда драгуны подались назад, потому что масса напирала, но, мгновенно оправляясь, они в свою очередь снова ломали неприятельские ряды, прорывали передние из них и углублялись в самую середину шамилевского отряда. Тут они вырвали у горцев два значка, которые, между прочим, остались трофеями их победы. Рукопашный бой длился далеко более получаса. И хотя неприятель был видимо расстроен, но до окончательной победы было еще далеко, тем более что при значительном превосходстве горцев у них еще была часть сил вполне свежих, почти не тронутых, тогда как руки драгун заметно уставали и силам их была же, наконец, граница. Но в эту минуту показался полковник Алтухов с пехотой и четырьмя полевыми орудиями. Еще издали с громким "ура!" пехота бегом пустилась не неприятеля. Последний стал пятиться к лесу, скрываясь в опушке. Тогда драгуны уступили честь и место своим собратам". Следует отметить, что победа в более чем получасовом рукопашном бою с горской конницей, о которой всегда говорилось в превосходной степени, обошлась драгунам весьма недорого в сравнении с потерями противника: "на поле битвы валялось до пятидесяти неприятельских трупов; число раненых и мертвых тел, унесенных с поля, превышало это количество, как оказалось впоследствии, почти вдвое... В этом молодецком деле у нас ранено два офицера и двадцать восемь нижних чинов; убито на месте трое рядовых (Волконский Н. 1858 год в Чечне // Кавказский сборник, т. 3).

О венгерской кавалерии в Первую мировую войну глазами казачьего офицера вы можете прочитать здесь.

Об англичанах и французах в Крымскую войну (1854 - 1855 гг.) глазами русского офицера вы можете прочитать здесь.

О туркменской кавалерии в середине XIX века глазами русских офицеров вы можете прочитать здесь.

Мы продолжим публикации материалов об оружии и тактике армий разных стран мира и разных веков. Подписывайтесь на канал "Историческое оружиеведение", следите за публикациями, делитесь интересными статьями, ставьте лайки, комментируйте и задавайте вопросы. Это поможет развивать канал!

Источник
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)


х