Адыги - Новости Адыгеи, история, культура и традиции » Новости » Общество » Загляните в семейный альбом. История жизни участника Курской битвы из Адыгеи, отметившего 95-летие

Загляните в семейный альбом. История жизни участника Курской битвы из Адыгеи, отметившего 95-летие

Загляните в семейный альбом. История жизни участника Курской битвы из Адыгеи, отметившего 95-летие
Общество
admin
Фото: Адыги.RU
09:43, 10 декабрь 2019
40
0
Участник Курской битвы Владимир Кузьмич Мостовов недавно отметил свое 95-летие. Историю жизни фронтовика «СА» узнала, листая вместе с юбиляром его фотоальбом.
Загляните в семейный альбом. История жизни участника Курской битвы из Адыгеи, отметившего 95-летие
Участник Курской битвы Владимир Кузьмич Мостовов недавно отметил свое 95-летие. Историю жизни фронтовика «СА» узнала, листая вместе с юбиляром его фотоальбом.

— Память уже не та, — сетует ветеран. — Возраст-то солидный. Многое еще из детства помню. Как будто это было вчера. А вот что было сегодня утром — могу и забыть! Поэтому давайте я свой рассказ свяжу с фотографиями из семейного альбома. В нем вся моя жизнь!
Он вспоминает, что раньше просматривание фотокарточек было почти ритуалом. В какой бы ты дом ни пришел в гости, первым делом на свет из шкафа извлекался семейный альбом.
— Листались страницы, все всматривались в дорогие сердцу лица родных, друзей, и начинались воспоминания. А нынче бумажные фотографии — редкость, все перешли на иные виды передачи снимков. А что там можно увидеть, например, в телефоне? Толком и лиц не рассмотреть… А если еще телефон потерял, или он сломался, то и вовсе все снимки исчезают! Непорядок это, семейный альбом  с пожелтевшими от времени снимками прадедов, дедов должен быть всегда под рукой, — говорит ветеран. — Помните, как поет Эдита Пьеха: «Сколько всякого мы позабыли, Сколько снова забудем потом, Чтобы вспомнить, какими мы были, Загляните в семейный альбом…»
Гудок паровоза
Детство и юность Владимира Кузьмича прошли на железнодорожном разъезде в Актюбинской области Казахской ССР, где его отец трудился стрелочником. Их семья была многодетной — в ней было семеро детей!
— Жили мы скромно. Краюха хлеба есть на столе — уже хорошо, — вспоминает Мостовов. — Меня, как самого младшего, всегда старались угостить чем-то вкусным. В то время — а я родился в 1924 году — все семьи были большими. Редко, когда в семье был один ребенок, — пятеро, семеро, а то и больше детей было нормой. Для нас, жителей разъезда, отсчетом времени был гудок паровоза. Составы ходили не часто, и по ним можно было сверять часы. Потому что на нашем разъезде не было школы, меня родители определили в интернат, в Аральск, где я и окончил десять классов. По тем временам это было очень хорошее образование. У многих моих сверстников было по три-четыре класса школы.
К сожалению, в семейном альбоме фотокарточек — как по старинке называет фотографии Владимир Кузьмич — той поры не сохранилось. Хотя он помнит, что к ним на железнодорожный разъезд как-то приезжал фотограф. Это было целым событием в то время, настоящим праздником. Фотографа ждали, наряжались в самое лучшее, что было. Вот только были ли сделаны те фотографии и сохранились ли они — неизвестно.

Скажи нам тогда: «Идите защищать Отечество» — и я, и все мои друзья пешком бы отправились на фронт.

Когда началась война, ни его отца, ни старшего брата на фронт не брали, у них — работников железной дороги — была «бронь». Помнит ветеран, как через их разъезд круглосуточно нескончаемым потоком шли эшелоны на Запад. Из прифронтовых территорий проводилась эвакуация в Среднюю Азию заводов, промышленных предприятий, научно-исследовательских институтов.
— Я, приезжая домой, помогал отцу по работе и смотрел, как в вагонах-госпиталях везли наших раненых солдат. И с нетерпением ждал, когда подойдет мое время на военный призыв. Скажи нам тогда: «Идите защищать Отечество» — и я, и все мои друзья пешком бы отправились на фронт, — от этих воспоминаний у Владимира Кузьмича твердеет голос, даже меняется осанка. — Мы были патриотами своей Родины. И за нее, не раздумывая, отдали бы жизнь. Может, у меня и были фотографии той поры, да с этими бесконечными переездами — а у офицеров, как известно, вся жизнь кочевая, — все было утрачено.
На фронт!
Окончив школу и получив аттестат об образовании, Владимир Мостовов тут же отправился в военкомат. Его направили на учебу в Уфу, в полковую школу. Она длилась два месяца. После этого их, восемнадцатилетних ребят, эшелонами перебросили под Курск.
— Мы прибыли не в сам Курск, а на небольшую железнодорожную станцию, — вспоминает ветеран. — Я в то время уже был сержантом, командовал стрелковым отделением 207-го гвардейского стрелкового полка 70-й гвардейской стрелковой дивизии Воронежского фронта. По прибытии перед нами выступили офицеры-политработники. Они рассказали, насколько важно — любой ценой — удержать фашистов на этом рубеже.
В альбоме у Владимира Мостовова хранится пожелтевшая от времени вырезка из газеты. В ней — сведения о Курской битве. Но ему не нужно заглядывать в этот документ, чтобы вспомнить те события.
— У населенного пункта Прохоровка 12 июля 1943 года грянуло, как считают и военные, и историки, самое крупное танковое сражение за все время Великой Отечественной войны, — вспоминает текст газеты, не глядя в нее, фронтовик. — С обеих сторон в нем приняли участие до 1200 танков и самоходных установок. К исходу дня немецкая танковая группировка, состоявшая из лучших дивизий вермахта — «Великая Германия», «Мертвая голова», «Райх», «Адольф Гитлер» (названия говорят сами за себя), была разбита и отступила… И это притом, что наши танки Т-34 по многим параметрам уступали немецким «тиграм» и «пантерам». Наш танк, вооруженный 76-миллиметровой пушкой, не мог пробить лобовую 80-миллиметровую броню немецких «котят» — как мы называли этих «тигров» и «пантер». В свою очередь, немецкий тяжелый танк «Тигр» имел 88-миллиметровую пушку и мог пробить броню нашей тридцатьчетверки с расстояния до двух километров. Вот такая была расстановка сил. Но наши танкисты не пали духом. Ведь наша 34-ка более маневренная. Это позволяло нам быстрее менять позиции, подходить с флангов или тыла к «тиграм» и сбивать их гусеницы. Высокий патриотизм и опыт наших танкистов позволили в том сражении вырвать победу из рук куда лучше вооруженного противника. Правда, высокой ценой.
В Курской битве с нашей стороны впервые участвовали самоходно-артиллерийские установки СУ-152. Они были вооружены мощной 152-миллиметровой гаубицей. Выпущенный ею осколочно-фугасный килограммовый снаряд уничтожал «Тигр».
Больше на южном направлении враг не наступал. Курская битва (Курская оборонительная — 5-23 июля, Орловская наступательная — 12 июля — 18 августа, Белгородско-Харьковская наступательная — 2-23 августа) длилась 50 дней. В ней помимо людских потерь враг лишился около 1500 танков и штурмовых орудий. Повернуть ход войны в свою пользу фашистам уже не удалось.

В запасе еще много пустых страниц альбома. Они в будущем будут заняты новыми фотографиями, где «в главной роли» непременно будет Владимир Кузьмич

Освобождая Украину от фашистских захватчиков, Мостовов в одном из боев получил ранение и был направлен в военный госпиталь в Киев. Поправив здоровье, он был прикомандирован в новую часть — 155-ю Московскую стрелковую дивизию. День Победы встретил в Карпатах. После окончания войны был направлен на учебу в Харьковское танковое училище. Об этом свидетельствуют фотографии, на которых запечатлен курсант вместе со своими товарищами по училищу.
Вагончик тронется — перрон останется
После окончания училища Владимира Мостовова направили для прохождения воинской службы в ГДР, затем перевели в Узбекистан. Как-то, возвращаясь после отпуска в часть, он в поезде познакомился с очаровательной молодой девушкой Вероникой.
— Она мне очень понравилась, — улыбается ветеран. — И я решился: попросил ее адрес! Она сошла на одной из станций, а я долго смотрел ей вслед, пока не скрылся перрон со стоящей на нем стройной женской фигуркой. Мы начали переписываться, а потом — в 1950 году — сыграли свадьбу. Она была скромной. А вот и фотографии с этого события. Вскоре в нашей семье случилось пополнение — родились две дочери и сын. Этот период жизни в семейном альбоме также представлен множеством снимков. Вот — дети еще маленькие, вот — мы всей семьей на отдыхе, а здесь — зима, детвора лепит снеговика. А это мы все вместе, с детьми, друзьями, отмечаем Новый год…
Как быстро летит время! Дети Владимира Кузьмича уже взрослые, имеют свои семьи. Старшая дочь Татьяна живет в Новороссийске. Ее супруг — офицер, десантник. Дочь Людмила живет в Майкопе вместе с Владимиром Кузьмичом. Сын Сергей — в Новосибирске. Он кандидат экономических наук.
— Я прожил с Вероникой Николаевной счастливую жизнь. Она была мне и супругой, и другом, и помощником в трудное время… Три года назад ушла из жизни. Для меня это стало настоящим ударом, — вздыхает Владимир Кузьмич. — Чтобы не оставлять меня одного и скрасить одиночество, ко мне переехала дочь Людмила.
 30 ноября Владимир Кузьмич Мостовов отметил свой 95-летний юбилей. С этой замечательной датой его поздравило руководство Адыгеи и города Майкопа. Юбиляр получил поздравление и от своих близких — детей, внуков и правнуков. В альбоме также нашлось место для совместных семейных фотографий с юбилея. В запасе еще много пустых страниц альбома. Они в будущем будут заняты новыми фотографиями, где «в главной роли» непременно будет Владимир Кузьмич. Источник: Газета Советская Адыгея
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)

Загрузка...