Черкесско-османские отношения

Черкесско-османские отношения
История
admin
Фото: Адыги.RU
01:13, 05 февраль 2020
5 119
0
Несмотря на то, что между Турцией и черкесским побережьем, имелись богатые традициями торговые связи, османская политика никогда не проявляла длительного интереса к северо-западному Кавказу. Между Крымским ханством, давним вассальным государством Османской империи, и черкесами не было, напротив, недостатка в интенсивных сношениях то мирного, то военного характера. Так, сыновей крымских ханов старались отдавать в Черкесию на воспитание в рамках системы аталычества , что улучшало взаимоотношения черкесского дворянства и Крымского ханства. С другой стороны, немало крымских ханов стремилось поставить в зависимое положение всю Черкесию, что приводило к серьезным военным стычкам. В связи с этим произошло упомянутое разделение среди кабардинцев (на партию, дружественную туркам, крымским ханам – соответственно, и партию, дружественную
Несмотря на то, что между Турцией и черкесским побережьем, имелись богатые традициями торговые связи, османская политика никогда не проявляла длительного интереса к северо-западному Кавказу. Между Крымским ханством, давним вассальным государством Османской империи, и черкесами не было, напротив, недостатка в интенсивных сношениях то мирного, то военного характера. Так, сыновей крымских ханов старались отдавать в Черкесию на воспитание в рамках системы аталычества , что улучшало взаимоотношения черкесского дворянства и Крымского ханства. С другой стороны, немало крымских ханов стремилось поставить в зависимое положение всю Черкесию, что приводило к серьезным военным стычкам. В связи с этим произошло упомянутое разделение среди кабардинцев (на партию, дружественную туркам, крымским ханам – соответственно, и партию, дружественную России).
Аналогией к упомянутому выше поединку между Ридадой и Мстиславом является устный рассказ, услышанный мной в 1967 году в абадзехской деревне Иелеме (провинция Анталия, Турция,) из уст 70-летней абадзехской женщины Гошехурей Жанчат. Рассказ относится ко временам стычек между черкесами и крымскими татарами:
"Лашин получила от свекра и свекрови в подарок только что появившегося на свет буйволенка. Она полюбила буйволенка настолько, что брала его в свою комнату. Она была в состоянии поднимать на второй этаж дома (у немцев счет этажам ведется со 2-го. – Пер.) подросшего со временем буйвола. Большинство жителей деревни не догадывалось о силе этой женщины.
В то время крымский хан пошел походом на Черкесию. Черкесы выставили против него войско и вскоре встретились оба войска. Хан огласил, что у него есть воин, с которым не сможет бороться ни один из черкесов. Он вызвал черкесов выставить с их стороны воина, который должен был бы помериться силами с его героем в поединке. Победа в поединке должна была определить победу соответствующей армии.
Черкесы согласились на это предложение. Вызвался воин (которого никто из черкесов не знал), и началось длительное единоборство. Черкесский воин упал на землю. Все черкесы и крымские татары изумились, когда увидели выпавшие из-под его доспехов женские волосы. В следующий миг, однако, черкесский воин схватил своего противника и бросил его на землю. Тут удивился крымский хан и сказал: " Как, женщина победила моего самого сильного и самого храброго воина? Если черкешенка может победить моего самого сильного и самого храброго воина, у меня нет другого выбора, как сдержать свой уговор и отступить". Так была подтверждена победа черкесов".
Потеря Крыма в результате Кучук-Кайнарджийского мира в 1774 году поставила турок перед необходимостью ослабления своего европейского фронта (против России) и открытия второго фронта на Кавказе. К области турецко-черкесских связей относятся несколько сообщений турецких историографов Джевдет Ахмета и Хашима Эффенди паши. Последний сообщает, среди прочих (Хашим Эффенди-нин Хатыралары, издание М.Гюнеш, 1969):
"В 1778 году Али-паша вместе со своими военными судами стал на якорь у Согучака (Суджук-кале, недалеко от нынешнего Новороссийска – Б.Ö.). Когда черкесы, живущие поблизости Согучака, увидели это, собрались они, чтобы посмотреть на великолепных турок и турецких янычаров. Одежды чужеземцев, их ткани, тюрбаны и широкие штаны нашли черкесы безвкусными и осмеяли их. Ничего не говорили им также украшенные золотом кривые сабли. Из чалмы, которую носил каждый, можно было бы свободно сшить много платьев. Прежде всего, черкесы были единодушного мнения о том, что невозможно воевать в такой одежде и с таким оружием. Янычары разбили палатки и улеглись спать. Когда они проснулись утром, в лагере царила паника, так как не было половины палаток вместе с янычарами, и никто не знал, куда они подевались, и что нужно предпринять. К полудню из лесов и долин подошли черкесы вместе с пропавшими янычарами, которые связаны были (без исключения). Они обменяли каждого янычара на быка. Когда им предложили золота, они отказались, сказав, что у них нет применения таким кусочкам железа".
Другой историограф Турецкой империи – Джевдет Ахмет упоминает тот же случай, у которого, очевидно, есть историческое основание, и пишет: "Самые мужественные и самые храбрые воины османской армии, которые в то время наводили страх и ужас на все армии, были выкуплены у черкесов ценой быка" (Хашим Эффенди-нин Хатыралары, изд.М.Гюнеш, 1969, с. 102).
Считается общепризнанным, что в последующее время предметом турецкой политики была исламизация черкесов, чтобы таким образом склонить их к халифу и интересам его империи. Известно, что большинство черкесов к тому времени были христианами. Они были, как мы знаем от Лапинского, еще в середине XIX века частично римско-католической, частично греческо-ортодоксальной веры, хотя, временами, с фрагментарной христологией и явными реликтами языческих (анимистических) представлений. В Кабарде, как упомянуто, князья были исламизированы уже до 1557 г.
Феррах Али паша (1780-1792) – грузинский раб, занимавший позже высокие посты на турецкой государственной службе, был предназначен для того (если следовать далее за Хашимом Эффенди), чтобы подчинить черкесов Порте. С титулом "уали" (гувернер) он был отправлен в Суджук-кале, возведенную недавно турецкую береговую крепость, которая являлась прочным плацдармом турок на территории западных черкесов. Феррах взялся за дело ловко. Он вступил в законный брак с дочерью шапсугского князя Хаджи аги, чтобы таким образом установить сразу хорошие отношения с местными племенами. Для того чтобы склонить на свою сторону весь кабиле (араб.племя. – Пер.) к интересам турок, Феррах во время своей брачной церемонии делал подарки всем черкесам, встречавшимся в пути. Он приказал якобы и своим солдатам раздаривать все, что у них есть, и даже ободрял их жениться на черкешенках. Его служащие и солдаты женились на черкешенках, которые при этом принимали их веру. Если верить Хашиму Эффенди, этому примеру последовали родители, братья и сестры тех, кто принял другую веру, и в конце концов – все остальные члены кабила.
Возможно, здесь речь идет о действительном начале знаменитой исламизации западных черкесов. Можно полагать, что во всех отношениях Феррах действовал энергично. Так, например, это он распорядился однажды восстановить расположенный к северу от Суджук-кале Геленджик. Так как местные черкесы отказывались принимать участие в строительных работах даже за плату, Феррах распорядился, как сообщает нам Хашим Эффенди, приглашать вместо них ногайцев в Геленджик и принимать их на работу. 3
В 1783 году Феррах пошел в некоторой степени до крайности: на одном собрании выставил он перед черкесскими племенами наглое требование – впредь платить налоги султану и халифу. Племена дали категорический отказ. Тем не менее Порта претендовала на Черкесию до Адрианопольского мира (1829), который, как уже сказано, дефинировал черкесов как русских подданных.
Журнал "Иени Кафказ" (№4, июль-август 1957, с.22-23) сообщает о том, как однажды русские хотели объяснить черкесам изменение большой политики посредством Адрианопольского мира. Для этого, якобы, созвали они собрание. Русский генерал сказал старейшине черкесов: "Ваш султан отдал вас нам. Сложите ваше оружие!" Тут поднялся один черкес и сказал:"Генерал, ты видишь то дерево?" – "Да", - сказал генерал. "А птицу на дереве?" – "Да", - ответил снова генерал. "Иди и принеси ее мне! Я дарю ее тебе!" 4.
Последующее время характеризуется политическим расколом западных черкесов на два соперничающих и одновременно географически разделенных лагеря. Часть олигархически организованных шапсугов и хатукайцев придерживалась некоего Сафар Бея, высокопоставленного турецкого государственного служащего, который после упомянутого турецкого отказа от Черкесии играл там роль политического агента для дальнейшего отстаивания турецких интересов. По мнению многих, Сафар был по происхождению черкесом, согласно Лапинскому, он был татарином.
Все остальные западно-черкесские племена, а также части племен (кроме шапсугов и хатукайцев) подчинились Мухамеду Амину, посланнику и мюриду Шамиля. Среди сторонников Мухамеда Амина были, организованные эгалитарно, путем соглашения, абадзехи. Мухамед Амин собрал в 1851 г. войско в 30000 человек и был практически хозяином абадзехов и бжедугов. В 1849 г. произошло настоящее сражение между сторонниками Мухамеда Амина и шапсугами. (См.:Лапинский, 1863, т.I, с.274 и далее). Фатальное для дела черкесов происшествие повторилось в 1858 г. Черкесы сражались оба раза как против напора русских, так и друг против друга.
Во время Крымской войны (1853-1856 гг.) британское верховное командование потребовало от западных черкесов 12000 всадников в качестве легкой кавалерии. Черкесы, не привыкшие к сражениям в открытом поле и не имеющие соответствующего тактического опыта, не смогли выполнить это желание, что вызвало разочарование у союзников, особенно у англичан и французов. Несмотря на это, черкесы продолжали получать в 1845-1856 гг. значительную помощь в вооружении от союзников. Когда в январе 1854 г. английский флот вышел в Черное море и перешел в наступление на русские береговые форты, черкесы поддерживали его с суши. На переговорах, проходивших во время подготовки к Парижскому миру 30 марта 1856 г., английские посредники пытались, но безуспешно, добиться у русских выгодных уступок черкесам. Незаинтересованность Франции и Турции не дала осуществиться этой доброжелательной попытке. Таким образом, судьба черкесов оказалась полностью в руках русских. Последняя и опять-таки напрасная и слабая надежда для черкесов засветилась, когда упомянутый выше польский отряд во главе с Лапинским принял участие в боях и представители других европейских наций поспешили в Черкесию с целью помочь в организации отпора. Только Лапинский сообщил нам детальные сведения о них и о современных взаимоотношениях и обстоятельствах у западных черкесов.
1863 год был свидетелем последней, неофициальной попытки Турции оказать поддержку черкесам; она разбилась о морскую блокаду русских. В том же году были покорены абадзехи, спустя год прекратилось всякое сопротивление.


© Адыги.RU
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)


Загрузка...
х