Адыги - Новости Адыгеи, история, культура и традиции » Статьи » Культура » ЭТНОМЕДИЦИНА АДЫГОВ В СРАВНИТЕЛЬНО-ИСТОРИЧЕСКОМ АСПЕКТЕ

ЭТНОМЕДИЦИНА АДЫГОВ В СРАВНИТЕЛЬНО-ИСТОРИЧЕСКОМ АСПЕКТЕ

ЭТНОМЕДИЦИНА АДЫГОВ В СРАВНИТЕЛЬНО-ИСТОРИЧЕСКОМ АСПЕКТЕ
Культура
admin
Фото: Адыги.RU
13:12, 22 февраль 2019
5 510
0
Этномедицина является одной из наиболее подвижных и способных к диффузии компонентов культуры этноса. Самые эффективные способы лечения и профилактики болезней, отбиравшиеся в процессе жизнедеятельности и обеспечивавшие здоровье этноса в природной среде, проникали в соседние культуры и культуры со сходными приро дно-климатическими условиями. При этом по сравнению с другими компонентами общей культуры (религиозные верования, обряды, ритуалы), медицинские знания взаимопроникают довольно спокойно и безболезненно, не вызывая острой реакции отторжения. По-видимому, это объясняется тем, что врачебный опыт был жизненно важен для любого этнического сообщества.
Этномедицина является одной из наиболее подвижных и способных к диффузии компонентов культуры этноса. Самые эффективные способы лечения и профилактики болезней, отбиравшиеся в процессе жизнедеятельности и обеспечивавшие здоровье этноса в природной среде, проникали в соседние культуры и культуры со сходными приро дно-климатическими условиями. При этом по сравнению с другими компонентами общей культуры (религиозные верования, обряды, ритуалы), медицинские знания взаимопроникают довольно спокойно и безболезненно, не вызывая острой реакции отторжения. По-видимому, это объясняется тем, что врачебный опыт был жизненно важен для любого этнического сообщества.

При изучении этномедицины тезис Г.П. Яковлева о взаимосвязи и взаимовлиянии двух форм народной медицины - традиционно-устной и традиционно-письменной -постоянно вызывает исследовательский интерес. Накопление опыта и его кристаллизация происходила во времени и в пространстве, являя собой исторический процесс.

Как показывает история первобытного общества, наивысшего расцвета и становления врачебное искусство достигло в древнем Египте и Месопотамии, которые вместе с традиционными системами Индии и Китая оказали большое влияние на дальнейшее развитие медицины. Медицина у этих народов с древнейшей культурой была представлена в виде определенной системы знаний. Первое место в системе этих знаний занимала хирургия, которая, как считалось, была передана Божеством человеческому роду. В медицине древнего Египта, Месопотамии, Индии 2500-3000 лет назад существовала врачебная специализация: были офтальмологи, хирурги, зубные врачи. В папирусе, найденном Эберсом, составленном около I550 лет до н. э., ив папирусе, найденном Смитом, написанном около I600 лет до н. э., приводится длинный список заболеваний, в частности: туберкулезный спондилит, кариес, абсцесс сосцевидного отростка, некроз кости, опухоли костей, а также показано, как широко применялось хирургическое вмешательство. Одним из наиболее древних видов хирургического вмешательства, как в ритуальных, так и в лечебных целях, является операция по трепанации черепа, что подтверждается археологическими материалами. По сообщениям Д.Г. Рохлина, наиболее ранние находки относятся к концу эпохи неолита, более поздние - к эпохе бронзы и железа. Муди обнаружил несколько прижизненно выполненных трепанаций в доколумбовские времена у древних жителей Перу. Ульрих и Вайкман со-общают > обх удачно выполненных трепанациях черепа лю-^ей, живших-в%еолитическую эпоху (на территории Германии). К эпохе^бронзы и ко времени завоевания территории Венгрии гуннами относится 40 трепанаций с лечебной целью и свыше 200 с ритуальной. Имеются также археологические свидетельства трепанации черепа и на территории Северного Кавказа [Рохлин, I965.С.I7]. Таким образом, археологические свидетельства о знании трепанации черепа на Северном Кавказе позволяют углубить и конкретизировать поиск.

Фольклорные и полевые этнографические материалы подтверждают бытование в традиционной медицинской культуре адыгов сложных приемов трепанации черепа. Очень четко они отражены в нартском эпосе. Так в сказаниях о нарте Чэлэхъсэт имеет место эпизод, когда нарт Саусырыкъо в ссоре с Чэлэхъсэтом сильно разбил ему голову. Приглашенный лекарь сказал, что кость разбита на мелкие осколки и не подлежит лечению и, что он может только посоветовать обратиться к великому Тлепшу, который заменит их сделанными из меди в сплаве золотом трансплантатами. О том, что адыги (черкесы) в этой области знаний имели определенный опыт и наблюдения, говорят некоторые детали операции, приводимые в эпосе. Во-первых, перед операцией Тлепш закладывает в рот больного пхъэIумбыр. По-видимому, это было специальное приспособление из дерева для фиксации челюстно-лицевого аппарата, чтобы придать ему неподвижность, необходимую при проведении операции. Во-вторых, Тлепш из семи заплаток три сделал специально неплотными, чтобы туда проходил воздух, и это в скором времени стало причиной смерти Чэлэхъсэта [Нарты, T.IV. С.206]. Приведенный фольклорный материал указывает на наличие знаний не только сложной техники трепанации, но более того, хирургической пластики.

Этнографических и фольклорных свидетельств анани адыгами хирургической пластики костной ткани имеется немало. Так, в архивных материалах мы нашли рассказ Бастэ М. "О колдунах" [Архив АРИГИ П.95. Д.67.] В нем говорится о колдунах, которые могут превращаться в кошек, заходить в дом и делать всякие неприятности. А на Новый год они летают на холм "Сыбыр" и приносят разные болезни: кашель и головную боль. Описывается и интересный случай с лошадью. Колдуны украли лошадь, убили ее и съели, но затем решили ее оживить. Для этого собрали все кости и завернули в снятую шкуру. Однако оказалось, что не хватает одной кости - лопатки: кто-то украл ее, и лошадь не может ожить. Тогда колдуны вложили туда выструганную из дерева лопатку. Лошадь ожила и ее вернули хозяину. Между тем тот, кто украл лопатку лошади, рассказал людям о случившемся^ Ему отказались верить. Для доказательства решили снова убить лошадь. И когда у нее обнаружилась деревянная лопатка, все убедились в том, на что способны колдуны. Может ли это быть воображением никогда не существовавшей реальности? Или за этим воображением стоит отложившиеся в подсознании ощущение действий, когда-то выполнявшихся человеком. Если рассматривать воображение как процесс преобразующего отражения действительности, то мы можем говорить о знании указанных видов деятельности в прошлом.

Рассмотрим теперь ряд этнографических материалов, раскрывающих бытование в этномедицине адыгов знаний хирургической пластики. Этнографическая экспедиция Московского университета в Шапсугию в I939 году зафиксировала информацию о том, что адыгские Iазэ (лекарь) заменяют кости человека костями животных [Жардецкая, I940.С.59]. О практике замены раздробленной кости человека жеребячьей костью сообщает и И.Х. Калмыков, и отмечает, что эту операцию в конце прошлого века провел известный адыгский костоправ Ти-рихиков [Калмыков, I987.С.I33]. Нами во время экспедиции в октябре I990 года также зафиксирована информация Ереджибока Амзана, жителя г. Адыгейска, о том, что известные в Бжедугии костоправы братья Дачемуковы заменяли раздробленные кости человека соответствующей костью жеребенка. Внук Дачемукова Илиуза Емтыль Айдамиркан слышал о таком случае в семейном предании, но подробной информацией не располагает. Казалось бы, источник рассматриваемой информации уже достаточно разнообразен в пространственном и временном отношении и позволяет говорить утвердительно о наличии знаний хирургической пластики в медицинской культуре адыгов. Однако нам хотелось бы подтвердить ее более подробными свидетельствами о технике операции, о возможном наличии инструментария. Поиски приводят нас к архивным материалам. По сообщениям Юсуфа Нагуча (Турция), когда у преподавателя военной школы Стамбула Топал Сахида Паши заболела нога и он обратился к врачам, те предложили ему ампутацию. Тогда он обратился за помощью к черкесским Iазэ. Черкесский лекарь, по прозвищу Пщы ("князь") взялся лечить ногу. Лекарь вырыл яму, поставил туда ногу больного, укутал ее и сделал часовую ванну. После ванны все мясо с кости сошло. Когда кость оголилась, он полечил ее, затем стал мазать мазями, способствовавшими нарастанию на кости мяса. [Архив АРИГИ. ФМЦ. N 282, с.I76-I78 ]. Информа-ция, которая на первый взгляд кажется невероятной, перестает быть таковой, если учесть, что основой тактики успешного, без грубого рубцевания, лечения ран и ожогов у адыгов являлось умелое сочетание и чередование лекарственных растений, способствующих отторжению омертвевших тканей (лыжъыр тезгьэкIырэ уцхэр), и затягиванию, заживлению ран (лыкIэуцхэр).

Надо полагать, что несмотря на то, что информация носит более иррациональный, чем рациональный характер и не дает нам полную картину процесса лечения (отторгается ли только мышечная ткань, что происходит с нервной тканью, с сосудами), тем не менее она дополняет предыдущую, позволяя говорить о существовании определенной техники данной операции у адыгов. Это подтверждает вывод о знании адыгами методов трансплантации костной ткани еще в древности.

Обратимся теперь к другой области медицинских знаний - офтальмологии. Лечение глазных болезней, в особенности хирургическими методами, требует высокого мастерства и определенных знаний. В древнейших медицинских системах Востока эти методы занимали особое место и являлись показателем высокого врачебного искусства. Так, С. Ковнер отмечает:" Особую известность египтяне приобрели в лечении глазных болезней." В папирусе Эберса говорится "об открытии зрения в зрачках позади глаз (операция катаракты), о нарушении в кровеносных сосудах внутри глаза, о пользе разных мазей при заболеваниях глаз с целью улучшения зрения. "[Ковнер, I878.С.I9]. Этнографическое исследование народной медицины адыгов позволяет выделить два метода лечения глазных болезней: терапевтический и хирургический. Терапевтические методы лечения применялись в основном при лечении воспалений коньюктивы. Наиболее эффективным и применяемым было закапывание в больной глаз грудного молока. При этом считалось, что лучше закапывать грудное молоко женщины, родившей мальчика. Техника предусматривала закапывание молока непосредственно из молочной железы в больной глаз, что способствовало сохранению стерильности и всех других ценных свойств грудного молока.

Терапевтическими методами лечили также "нае" -трахому. Для этого широко использовались ингаляции –кIэгъэон": паровые - отвары лекарственных растений или дымовые - сжигание лекарственных растений и минералов, а также смазывание век яичным белком с пережженными квасцами. И, как отмечают очевидцы, после такого лечения лопались трахомные пузырьки, из них якобы высыпались маленькие червячки, и наступало выздоровление. Однако наше внимание более всего привлекает знание хирургических методов лечения, так как исторически они более значимы. Как свидетельствуют этнографические материалы, хирургические методы лечения глаз в этномеди-цине адыгов имели место при лечении болезни, называемой «нэкIыIуф». Словарный перевод «нэкIыIуф» - бельмо. Бельмо представляет собой рубцовое образование роговой оболочки как последствие воспалительного процесса. Оно может быть тотальным или локальным и иметь три степени тяжести в зависимости от глубины поражения. Однако, не имея клинических описаний или наблюдений «нэкIыIуф», мы не можем правильно оценить форму болезни, которая поддавалась оперативному вмешательству без сложной техники. О таком оперативном вмешательстве при "нэкIыIуф" сообщил нам Берсиров Б.. По его словам, бабушка снимала "нэкIыIуф" конским волосом. Эту болезнь лечили также консервативным методом. По рассказам Хуажевой 3., ее свекровь Хуажева X. успешно лечила нэкIыIуф закапыванием в глаза сока листьев растения тхьапэхъурай (круглолистник). Положительные результаты при таком лечении данного заболевания надо, по-видимому, рассматривать через призму знаний о лекарственных растениях, способствующих отторжению омертвевших тканей, уже упомянутых нами выше.
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)


х