Адыги - Новости Адыгеи, история, культура и традиции » Новости » Культура » "Базарная вышевка" или как зародилось рукоделье на Кавказе

"Базарная вышевка" или как зародилось рукоделье на Кавказе

"Базарная вышевка" или как зародилось рукоделье на Кавказе
Культура
admin
Фото: Адыги.RU
08:45, 24 январь 2019
874
0
Наиболее поздний вид вышивки, получивший распространение в конце XIXв., - гладь — «бэзэр идэ» «къэлэидагъ», что в переводе на русский означает «базарная вышивка» «городская вышивка». Само на¬звание показывает истоки появления этой техники, завезенной иноземными купцами и получившей распространение в период размывания древних художественных традиций адыгов. Гладь вышивалась непосредственно на поверхности ткани, а для придания узору высокого рельефа под шитье подкладывалась картонная прокладка в форме заданного мотива. В технике глади вышивались в основном вещи относительно ново¬го ассортимента — кошельки, футляры для ножниц, а также девичьи шапочки с плоским верхом типа «тэтэр пыIэ», позаимствованные, вероятно, в прошлом у крымских татар. Для золотошвейных изделий адыгов характерно использование в каждом из них какой-то
"Базарная вышевка" или как зародилось рукоделье на Кавказе
Наиболее поздний вид вышивки, получивший распространение в конце XIXв., - гладь — «бэзэр идэ» «къэлэидагъ», что в переводе на русский означает «базарная вышивка» «городская вышивка». Само на¬звание показывает истоки появления этой техники, завезенной иноземными купцами и получившей распространение в период размывания древних художественных традиций адыгов. Гладь вышивалась непосредственно на поверхности ткани, а для придания узору высокого рельефа под шитье подкладывалась картонная прокладка в форме заданного мотива. В технике глади вышивались в основном вещи относительно ново¬го ассортимента — кошельки, футляры для ножниц, а также девичьи шапочки с плоским верхом типа «тэтэр пыIэ», позаимствованные, вероятно, в прошлом у крымских татар.
Для золотошвейных изделий адыгов характерно использование в каждом из них какой-то определенной техники. Смешение приемов, как уже отмечалось, встречается крайне редко. В противоположность этому орнамент вышивки часто строится на причудливом на первый взгляд сочетании геометрических, зооморфных и растительных узоров. В таком смешении различных типов орнамента выявляется, однако, определенная закономерность, связанная с архаическими слоями восприятия каждого мотива, восходящими, вероятно, к языческому периоду. Центральным мотивом, завязкой орнаментальной композиции в вышивке женского костюма нередко является ромб или треугольник, с которым древнее адыгское сознание связывало некий магический смысл.
Наиболее характерной чертой золотошвейного орнамента в декоре одежды и бытовых предметов можно считать сложное взаимопроникновение зооморфных, главным образом роговидных и растительных мотивов. «Прорастание» роговидных мотивов побегами, листьями, плодами иногда изменяет до неузнаваемости этот древний мотив, являющийся одним из основополагающих в орнаментике черкесского декоративного искусства.

В результате бывает даже непросто разглядеть его перво-основу, но ощущение зооморфного начала возникает при рассмотрении большинства золотных вышивок.При этом «прорастание» роговидного мотива происходит, в свою очередь, весьма органично, образуя совершенно новую зооморфно-растительную систему, как правило включающую также элементы геометрического орнамента.
Вне всякого сомнения, наиболее древним пластом черкесского орнамента является геометрический, за ним следует зооморфный и лишь в относительно позднее время получают распространение растительные мотивы. Поэтому столь глубокой архаикой веет от вышивок кисетов, где зооморфные мотивы представлены в своей первозданной простоте. Увлекательный, но не поддающийся расшифровке узор образуют роговидные мотивы в гладевой вышивке кисета из черного бархата, хранящегося в Государственном музее этнографии народов России. Несмотря на сравнительно позднее происхождение этой вещи (она выполнена в конце XIX в.), в ней видны древнейшие принципы узорообразования, вызывающие ассоциации мотивов с образами совы и барана. Сколь далеко такое решение от натуралистической трактовки мотива головы буйвола в декоре женской сумочки, датируемой тем же периодом и являющейся примером совершенно нового, не характерного для черкесского искусства подхода к орнаменту, который, однако, встречается в вышивках этого и более позднего времени.


Пытаясь понять истоки сложения зооморфно-растительного стиля в традиционном черкесском орнаменте, следует, вероятно, соотнести его с историческими судьбами народа, сменившего в относительно позднее время скотоводческий образ жизни на земледельческий и в то же время сохранившего оба эти занятия в качестве основных, одновременно существующих видов деятельности.
В XIX в. частыми и любимыми элементами черкесской (адыгской) вышивки становятся собственно растительные мотивы. Изысканно тянущаяся ветвь образует замкнутый, как правило, симметричный рисунок, обладающий значительной долей условности. Четко выделяясь на черном, красном, малиновом, зеленом фоне, заполняя нередко большие плоскости одежды, он придает традиционному женскому костюму удивительную нарядность. В то же время мастерицы никогда не забывали о столь характерном для черкесского (адыгского) искусства чувстве меры. Тонко выверенные композиционные приемы расположения вышивки исключали возможность каких бы то ни было случайностей. В большинстве случаев композиция строится по вертикальной оси с симметрично расположенными с обеих сторон ответвлениями, иногда по двум крестовидно пересекающимся осям. Характерными признаками традиционных композиционных решений являются: монументальность, лаконичность, отсутствие мелких случайных элементов, дробящих плоскость. Виртуозное использование традиционных швов создает богатство фактуры, объемность вышивки, игру светотени.

Текст и фото: Б.Мальбахов "Черкесское (адыгское) декоративно-прикладное искусство".
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)


х