Адыги - Новости Адыгеи, история, культура и традиции » Статьи » История » История одной жизни, или эхо Кавказской войны

История одной жизни, или эхо Кавказской войны

История одной жизни, или эхо Кавказской войны
История
admin
Фото: Адыги.RU
01:13, 05 февраль 2020
368
0
Кавказская война, продолжавшаяся в общей сложности более 100 лет, для многих народов Северного Кавказа стала огромной трагедией. Хотя с ее окончания и до сегодняшних дней прошло более полутораста лет, она по-прежнему отзывается болью в людских сердцах, живет в памяти многих поколений кавказских народов. Речь в моем повествовании пойдет о судьбе многострадальной женщины из горного шапсугского селения, Гвашевой Сасы, которая доводилась мне прабабушкой.
История одной жизни, или эхо Кавказской войны


Кавказская война, продолжавшаяся в общей сложности более 100 лет, для многих народов Северного Кавказа стала огромной трагедией. Хотя с ее окончания и до сегодняшних дней прошло более полутораста лет, она по-прежнему отзывается болью в людских сердцах, живет в памяти многих поколений кавказских народов.
Речь в моем повествовании пойдет о судьбе многострадальной женщины из горного шапсугского селения, Гвашевой Сасы, которая доводилась мне прабабушкой.
О ней мне рассказала моя родная тетя Довлетхан, внучка Сасы, которая слышала эту историю из уст своей матери.
«В то время Сасе было 12-13 лет», - так начала свой рассказ Довлетхан и поведала мне подлинную историю жизни прабабушки. - Беззаботная жизнь шапсугского селения была прервана в одночасье чужеземцами, которым были чужды человеческие отношения сложившиеся веками на Кавказе. Многодетная семья Гвашевых, уставшая от набегов иноземцев и полная отчаяния, вынуждена была покинуть родные насиженные места.
Сначала пришла мысль уплыть в Стамбул, но путь туда был прегражден, и семья, прячась от преследования, уходила дальше от родного дома вглубь равнинных заболоченных мест. Добрались до реки Афипс и расположились на ночлег вблизи берега. Недалеко виднелись жилые строения. Как узнала позже Саса, это был аул Новобжегокай.
У супругов Гвашевых было шестеро детей: четыре девочки и двое мальчиков. О ночном разговоре отца и матери ненароком услышала Саса. Оказавшиеся в безвыходном положении родители долго спорили, в конце концов пришли к выводу: они вынуждены пожертвовать одним из детей, чтобы вырученные за этого ребенка средства использовать на спасение жизни остальных. Сасе нездоровилось, и поэтому выбор пал на нее.
Днем, когда увидела чужих людей, девочку охватил ужас. Отец подозвал к себе дочь. А мать в старом красном фартуке, тайком смахивая слезу, стояла у костра и помешивала в котле обед. Старшая сестра, сидя возле шатра, пряла на веретене. Незнакомый мужчина взял в свой крепкий кулак хрупкую ручонку Сасы и повел ее. Но она не хотела идти и упиралась изо всех сил, а незнакомец тащил ее силой. Когда поравнялись с сестрой, Саса внезапно ухватилась за головку веретена, и она осталась у нее в руке. Потом, резким движением освободившись, бросилась за помощью к матери, но, оттащив от нее, девочку увели. В кулачке ребенок крепко сжимал случайно вырванный кусок красной ветхой ткани из передника матери. Чем расплатились покупатели с отцом Саса не знала. И только по происшествии многих лет она смогла понять суть поступка родителей и простить их".
Головка веретена, перешедшая по наследству нашей рассказчице Довлетхан, хранилась как дорогая семейная реликвия до послевоенных лет прошлого столетия. А в годы разрухи, когда в стране не хватало одежды, женщины собирались по вечерам, сами вручную ткали пряжу. Во время одного из таких сходок у Довлетхан попросили на время головку веретена и не вернули - так она и была утеряна. А лоскуток из одежды матери Саса хранила долго, пришив к своему матрасу.
Нагой Джомалук-хадж - так звали жителя аула Новобжегокай, приютившего у себя Сасу.
С того злополучного случая прошло несколько дней, но девочка не могла успокоиться, ее не оставляли произошедшие с нею события: плакала беспрестанно, не спала, иногда тайком уходила от людей в хозяйственное подворье и, затаившись, сидела в сене наедине со своим горем, пока ее не находили.
Надеясь успокоить девочку, домашние повели ее на то место, где устраивали родители привал. Из услышанных обрывков речи домочадцев Сасе показалось, что на это их надоумил эфенди, чтобы, воочию увидев, что родных там больше нет, она смогла, наконец, обрести покой. Так и произошло: где был костер - лежали одни головешки; а семьи и след простыл. А жизнь продолжалась, и Сасе пришлось научиться жить без родных. Но нанесенные ей раны не заживали, и не переставала она думать о дорогих ее сердцу людях, о дальнейшей судьбе которых так и больше ничего никогда не слышала.
Когда наша героиня немного подросла,ее выдали замуж.
Жениха звали Хурум Тугуж, и жил он в станице Гривенской. Воспитавшая невесту семья получила достойный выкуп и осталась довольна. В молодой семье появились дети: мальчик Юнус и две девочки.
И вот однажды молодая женщина видит сон, будто она в ступе шелушит зерно. Вдруг перед нею появляется девочка-азымыщ (так называли детей-предсказателей судьбы, которые якобы являлись людям во сне), она наклоняет над ступой свою головку, будто хочет подложить под медленно опускающийся в ступу пест, и рассказывает Сасе о ее будущем. Говорит, что одна из ее дочек упадет в кипяток, другая утонет, потом умрет муж, сама второй раз выйдет замуж.
Этот ужасающий сон оказался, к сожалению, вещим.
Далее события развивались так. Семья Сасы держала коров, и часто по утрам женщина готовила адыгейский сыр. В один из таких дней случилось непоправимое: младшая дочка нечаянно упала в котел с горячей сывороткой и не выжила. Не могли опомниться от горя, как и старшую дочку постигло несчастье. А случилось это так. Через Гривенскую протекала река, которая делила станицу пополам. Называлась эта река, по рассказам, дошедшим до меня, Агыл (кстати, ее нет на современной карте, может, в Протоку переименовали? – не могу знать).
В тот роковой день, когда произошла вторая трагедия, Саса с детьми и мужем находилась на адыгской свадьбе, проходившей на другом берегу реки. Вода в реке обычно бывала не глубокой, а лишь по колено, и люди без труда переходили ее вброд, но раз в сутки уровень воды повышался, и высокая волна, поднимавшаяся неизвестно откуда, уносила все, что оказывалось на ее пути. Поэтому люди, зная нравы реки, были осторожны с нею. Саса, вспомнив, что молоко в жару может прокиснуть, взяла с собой малышку и вернулась домой. Пока мать была занята делом, девочка играла возле нее и путалась под ногами, делая на песке какие-то круги, и повторяла слово «ужас». Услышав это, мать рассердилась на дочку и попросила отойти подальше от нее. Женщина и не заметила, как та убежала к реке. Она решила, видимо, вернуться сама на свадьбу, где находились ее отец и брат. Девчонка, мало смыслящая из-за своего возраста, не могла заметить, что вода начала прибывать. Не успела войти в воду, как ее подхватило буйной волной и унесло.
Вскоре после этого умер и муж. А спустя некоторое время, род Хурумов решил выдать замуж оставшуюся теперь без кормильца невестку Сасу, вдова с ребенком была обузой, и необходимо было ее «пристроить».
К этому времени овдовел и проживавший в станице Джарим Шуупаш, остались без матери его дети Хазиз и Абдул. Шуупаш взял в жены Сасу, у которой тогда оставался только один ребенок - сын Юнус, но и он не стал долгожителем, умер еще в юношеском возрасте.
Родила Саса во второй семье еще троих детей: Рахимэ (была замужем за парня из рода Нашевых, имела одну дочь, которая прожила недолго), Мерем и Исмаил. Мерем вышла замуж за Хачака Салиха Шеретлуковича. Аллах подарил им четверых детей. Это дочери Рахмет (она же Ханий), Довлетхан (наша рассказчица), Харет и сын Чемаль. Мерем приходилась мне бабушкой, а Исмаил был отцом ныне являющегося аульским эфенди в Панахесе Джарима Шахмета и дедушкой Джарима Адама Шахметовича, уроженца из аула Панахес, который уже много лет успешно работает главой муниципального образования «Северский район».
Думаю, не ошибусь, если скажу, что досталась Сасе безмерно горькая судьба, но она преодолела все, что выпало на ее отрезок жизни; недаром же говорится в мудрой народной пословице, что Аллах не приносит людям больше испытаний, чем они могут вынести.
Время не стоит на месте, оно летит неумолимо, унося за собой годы и столетия. И с той грозной поры, когда произошли события, описанные в данном очерке, утекло много воды. А история эта является только одним из многочисленных примеров о неизбывном горе, которую принесла Кавказская война моему адыгскому народу.
Я не берусь судить, кто был повинен в бедах и страданиях кавказских племен в те давние времена, когда были забыты такие морально-нравственные качества, как человечность и гуманность, но точно знаю: надо помнить об этом и предостеречь грядущие поколения от повторения ошибок прошлого.

Бармет Ахеджак, аул Псейтук. 2017 год
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)


Загрузка...
х