Керамика майкопской культуры

Керамика майкопской культуры
Археология
zara
Фото: Адыги.RU
09:46, 09 февраль 2015
3 677
0
Верхняя половина наиболее крупного сосуда украшена четырьмя горизонтальными пролощенными линиями (табл. 59,8). Вертикальной зигсообразной пролощенной линией орнаментиро-ыны и три других сосуда (табл. 59, 7, 9). Здесь же кажем, что орнамент, выполненный лощением, тмечен также на отдельных сосудах Псекупского селения (Нехаев А.А., 1981. С. 247) и погребений в курганах у пос. Иноземцево и в Кисловодске табл. 60,11; Кореневский С.Н., 1988а. С. 90).
Верхняя половина наиболее крупного сосуда украшена четырьмя горизонтальными пролощенными линиями (табл. 59,8). Вертикальной зигсообразной пролощенной линией орнаментиро-ыны и три других сосуда (табл. 59, 7, 9). Здесь же кажем, что орнамент, выполненный лощением, тмечен также на отдельных сосудах Псекупского селения (Нехаев А.А., 1981. С. 247) и погребений в курганах у пос. Иноземцево и в Кисловодске табл. 60,11; Кореневский С.Н., 1988а. С. 90).

Псекупское поселение, судя по предварительной публикации, содержит керамику как ранних (горш-»"л п округлодонные сосуды, подобные обнаруженным в Майкопском кургане), так и поздних форм Ловпаче Н.Г., 1985. С. 110-116). Поэтому место --того поселения, точнее, соответствующего его стоя в общем ряду памятников майкопской культуры нельзя считать бесспорно установленным, как, впрочем, и ряда других поселений этой культуры, что же касается остальных двух комплексов (Ино-вемцево. Кисловодск), то их принадлежность к поздней группе майкопских памятников очевидна. Т ак что украшение отдельных сосудов орнаментом в виде пролощенных линий и полосок сохранялось в редких случаях и на позднем этапе развития Майкопа.

Устанавливая происхождение рассмотренного вида орнамента, следует снова обратиться к ближневосточным комплексам раннединастических, и прежде всего урукского, периодов. Так, сосуды, украшенные пролощенным орнаментом в виде вертикальных линий, встречены в слое VIA Арсланте-ле в Восточной Анатолии (Frangipane М., Palmieri А.. 1983. Fig. 40, 5; 48, 2, 3). Из этого же слоя происходят, кстати, и круглодонные сосуды с отогнутым невысоким венчиком, типологически сопоставимые с наиболее распространенными в раннемайкопских погребениях горшками (Frangipane М., Palmieri А., 1983. Fig. 37,2).

В еще большей степени это касается больших пифосообразных округлодонных сосудов, представленных в Арслантепе VIA (Frangipane М., Palmieri А., 1983. Fig. 52,2, 5) и обнаруженных в ряде раннемайкопских бытовых и погребальных комплексах. До недавнего времени нам был известен на Северном Кавказе один такой сосуд, происходящий из Майкопского кургана. Он вытянуто-яйцевидной формы, с почти прямым венчиком, высотой 52 см. В настоящее время подобные сосуды известны из Псекупского могильника (табл. 59, 6), Устьджегу-тннских курганов и почти всех поселений со слоями раннемайкопского периода, включая Галюгай. Более широко такие сосуды, но уже, как правило, плоскодонные, представлены в поздней группе памятников майкопской культуры. Следовательно, можно утверждать, что и данная форма майкопской керамики связана своим происхождением с Ближним Востоком, в частности с областью, локализуемой в пределах Северо-Западной Месопотамии и Анатолии.

Еще один тип сосудов, представленный в раннемайкопских комплексах, - это небольшие сосуды в виде кубков с шаровидным туловом, высокой ци-
линдрической горловиной и округлым или слегка уплощенным днищем. Ряд серебряных сосудов подобной формы происходит из самого Майкопского кургана (табл. 51,4, 7-9), а глиняные найдены, например, в Уляпском кургане (17), Псекупском могильнике и поселении, кургане близ Армавира и других памятниках (Лесков А.М., 1985. С. 52; Ловпаче Н.Г., 1985. Табл. II, 2; Ловпаче Н.Г., Дитлер П.А., 1988. Табл. VI, 2; Мунчаев P.M., 1975. Рис. 40, 5; и др.). Сосуды подобной формы, но в основном с плоским днищем представлены и в позднемайкопских памятниках. Так, в кургане 26 у сел. Чегем I в Кабардино-Балкарии обнаружен небольшой (высотой 10 см) красноглиняный лощеный кубок с высокой шейкой в виде раструба (Мизиев И.М. и др., 1973. Рис. 7,14; Бетрозов Р.Ж., Нагоев А.Х., 1984. С. 17, 18). Несколько сосудов данного типа происходят из новосвободненских дольменов, в том числе широко известный чернолощеный до металлического блеска кубок, найденный в кургане 2 (Попова Т.Б., 1963. Табл. XII, 2; XIII, 1, 2). Кубки встречены и в других курганах могильника Клады, равно как и в некоторых поселениях (Болыиетегинское и др.). Поэтому сосуды данной формы выделяются в отдельный тип керамики постмайкопского этапа (Резепкин А.Д., 1989. С. 6).

В раннемайкопских памятниках, особенно бытовых, редко обнаруживаются и миски (Ловпаче Н.Г., Дитлер П.А., 1988. С. 110).

Несомненно, количество типов раннемайкопской керамики было больше. Но пока недостаточно изучены поселения, а материалы тех из них, которые уже раскопаны или находятся в процессе исследования, недостаточно введены в научный оборот и по существу не проанализированы с точки зрения сопоставления их с керамикой из погребений. Это затрудняет детальную характеристику всей раннемайкопской керамики, и в частности ее локального членения в пределах раннемайкопского ареала. Но тем не менее остановимся в краткой форме на керамике из отдельных поселений.

В Мешоко, например, обнаружена тонкостенная лощеная и почти всегда неорнаментированная керамика красновато-желтого и серого цветов, сопоставляемая с керамикой Майкопского кургана. Обращает на себя внимание небольшая группа фрагментов сосудов из нижних горизонтов Мешоко, украшенная криволинейным орнаментом, а также рельефным, в виде концентрических овалов и волнистой полосы (Формозов А.А., 1965. С. 75, 76. Рис. 35).

Многочисленный керамический материал из Псекупского поселения, как считают исследователи, трудно систематизировать (Ловпаче Н.Г., Дитлер П.А., 1988. С. 110). Но часть его уверенно сопоставляется с керамикой из майкопских погребений одноименного могильника. Речь идет о некоторых горшках раннемайкопского типа, кубках, пифосах и отдельных мисках. Все они преимущестзенно красноглиняные и отличаются характерной для раннемайкопских сосудов круглодонностью.

Типологически разнообразна керамика Галюга-гвского поселения. Здесь представлены крупные пифосы, кубки, горшки, миски и другие виды посуды, ряд которых снабжены ручками. Немалая часть сосудов, изготовленных из хорошо отмученной глины без видимых примесей, сформована на гончарном круге и отличается лощеной поверхностью. Остальную часть составляют лепные сосуды с заглаженной поверхностью и примесями дресвы и шамота в тесте (Кореневский С.Н., 1989а. С. 32)*.

Связь Галюгая с ранним Майкопом несомненна. Она подкрепляется находками на поселении не только бронзовых мотыги и обломка бесчеренко-вого ножа, подобных обнаруженным в Майкопском кургане, но и отдельных типов раннемайкопской керамики. По ряду же признаков керамический комплекс Галюгаевского поселения достаточно специфичен, и это заставляет исследователя данного памятника ставить вопрос о том, что становление Майкопа на Тереке шло несколько по-иному, чем в бассейне Кубани (Кореневский С.Н.,

1991. С. 41). Таким образом, очевидно, что проблема детального изучения и тщательного сравнительного анализа керамики бытовых и погребальных памятников майкопской культуры по отдельным регионам и в целом становится сейчас одной из ключевых задач в исследовани раннебронзового века Северного Кавказа. Уже на основании предварительного сравнительного изучения глиняной посуды из отдельных майкопских комплексов При-кубанья устанавливается, что “отличие памятников бассейна р. Белой, Фарса и Кубани особенно наглядно в керамике” (Нехаев А.А., 1990. С. 16).

Значительна по количеству и разнообразнее по формам керамика из позднемайкопских памятников. По характеру глины, цвету, обработке поверхности, набору примесей и некоторым другим особенностям она отличается в целом единообразием и по многим из этих признаков, что следует особо подчеркнуть, аналогична раннемайкопской керамике. Позднемайкопская посуда изготовлена из тщательно отмученной глины (с примесями мелкотолченой раковины, реже - песка, шамота и другими, а иногда и без всяких видимых примесей), хорошо обожжена и имеет охристый или красно-охристый и редко - красно-бурый цвет. Поверхность ее покрыта тонким слоем красновато-коричневого ангоба и заглажена или в отдельных случаях залощена. Отдельными образцами представлены (в ос-

* В процессе сдачи рукописи в набор вышло в свет ис-следование, в котором собран значительный материал и дан анализ керамики майкопской культуры из Галюгая, памятников Кабардино-Балкарии, Северной Осетии и Чечено-Ингушетии ; Кореневский С.Н., 1993). Выделены керамические комплексы “галюгаевского Майкопа”, “долинского Майкопа” и др. Не имея возможности использовать результаты этого исследования в данной работе, отсылаем читателя к самому труду С.Н. Кореневского.
новном в Прикубанье) сосуды с чернолощеной поверхностью (Попова Т.Б., 1963. С. 20; Мизиев И.М. и др., 1973. С. 20; Резепкин А.Д., 1989. С. 6; и др.). Красно-охристая керамика с пачкающей поверхностью оказывается характерной не только для майкопской культуры и таких памятников, как Луговое и Серженьюртовские поселения I и II в Чечено-Ингушетии, но и для отдельных комплексов раннебронзового века смежных областей, в частности Грузии и Подонья (Мунчаев P.M., 1975. С. 371,372).

Чрезвычайно важной особенностью позднемайкопской керамики является то, что значительная часть сосудов малых и средних размеров, как убедительно доказывается, изготовлена с помощью гончарного круга (Бобринский А.А., Мунчаев P.M., 1966. С. 14-22; Мунчаев P.M., 1975. С. 373-375) . Значение данного факта трудно переоценить. Ведь до сих пор нигде в Восточной Европе, включая Закавказье, применение гончарного круга для этого времени документально не зафиксировано. Следует подчеркнуть и тот факт, что майкопский гончарный круг по своим конструктивным особенностям оказывается весьма близок подобному орудию из Месопотамии, в частности из Ура. Это дает основание установить источник, откуда гончарный круг или его идея проникли на Северный Кавказ в эпоху ранней бронзы. Это могла быть, несомненно, Передняя Азия, где круговая керамика в III тысячелетии до н.э. уже прочно вошла в быт городских цивилизаций.

Наиболее распространенную группу позднемайкопской посуды составляют сосуды с округлым и реже - уплощенно-шаровидным туловом и невысокой, как правило, шейкой (табл. 60, 3-7, 10-12; 61,1-3,5, 7-9). Все они за едничным исключением плоскодонные и лишены ручек; орнаментированы только отдельные из них. Эти сосуды различны по размерам - от небольших (высотой 15-20 см) до крупных (высотой до 50 см). Типологическая связь многих из этих сосудов с раннемайкопскими горшками представляется очевидной.

Четкая типологизация этой группы сосудов, как и всей майкопской керамики в целом, пока не разработана. В ней можно выделить по некоторым деталям формы и размерам условно несколько типов. К первому из них относятся средние и крупные сосуды с округлым или уплощенно-шаровидным корпусом. Отдельные сосуды этого типа имеют сравнительно маленькую горловину и непропорционально узкое днище (табл. 61, 8, 9). Возможно, при разработке детальной классификации майкопской керамики эти сосуды будут выделены з отдельный тип. То же следует сказать и в отношении сосудов с заметно суживающимися к основанию корпусом. Небольшая часть сосудов данного типа орнаментирована. Любопытно, что все сосуды из курганов 1 и 2 у Новосвободной украшены, причем главным образом жемчужным орнаментом - в виде рядов выпуклин, опоясывающих верхнюю часть тулова сосуда (табл. 60, 7, 72; 61, 7). Этим орнаментом украшены и сосуды (видимо, того же типа) из позднемайкопских поселений (Мешоко, Скала, Хаджох I, III и др.) Прикубанья (Формозов А.А., 1965. Рис. 34, 40, 41). Жемчужный орнамент имеется, как отмечалось, и на отдельных образцах металлической посуды, а также на двух топорах из новосвободненских курганов. Этот орнамент характерен для керамики памятников Прикубанья. В памятниках Центрального Предкавказья и Чечено-Ингушетии он отмечен лишь на единичных сосудах: на обломках горшка из Долинско-го поселения (Круглов А.П., Подгаецкий Г.В., 1941. Табл. VII, 6) и на сосуде одного из бамутских курганов (табл. 61, 7), а также, кстати, на трех фрагментах керамики из Лугового поселения (Мунчаев P.M., 1961. Рис. 28. Табл. XIII). Причем наблюдается существенное различие как в системе расположения “жемчужин” на прикубанских сосудах и отмеченной керамике из Кабардино-Балкарии и Чечено-Ингушетии, так и в самой технике нанесения орнамента - в первом случае “жемчужины” образованы путем продавливания стенки сосуда изнутри, а в другом они представляют собой округлые налепы.

Отдельные сосуды рассматриваемой группы украшены резным орнаментом. Укажем прежде всего на керамику из Новосвободной, в составе которой имеется сосуд (табл. 60, 72), сочетающий елочный узор и жемчужный орнамент (Попова Т.Б., 1963. Табл. XII, 2). Из того же кургана (1) происходит небольшой (высотой 12 см) красноан-гобированный сосуд в виде чайника, украшенный “елкой”. Это единственный в майкопской культуре горшок с носиком (Попова Т.Б., 1963. Рис. 10. Табл. XII, 7). Третий сосуд оттуда же украшен четырьмя симметрично расположенными полосами нарезного орнамента, в том числе елочного, спускающимися от края шейки к средней части корпуса (Попова Т.Б., 1963. Табл. XII, 5). Несколько иного вида резной орнамент на большом горшке из кургана 3 у сел. Чегем I (табл. 60,10) - на его плечиках четыре полосы из вертикальных линий (Мизиев И.М. и др., 1973. Рис. 7, 7). Обращает внимание и реповидный красно-оранжевый сосуд с вдавленными широкими полукругами по четырем сторонам тулова, найденный там же в кургане 5 (Мизиев И.М. и др., 1973. Рис. 7, 9). Укажем на горшочек из Долинского поселения, на плечики которого нанесен орнамент в виде коротких, косо расположенных вдавленных черточек в два ряда (Круглов А.П., Подгаецкий Г.В., 1941. С. 190, 191. Рис. 30, 7. Табл. X, 3).
Заметно отличается по орнаментации ряд сосудов из Центрального Предкавказья (Чегем I, Ино-земцево и др.), вся или часть поверхности корпуса которых покрыта бессистемно перекрещивающимися линиями (табл. 61, 2), выполненными, по-видимому, каким-то гребенчатым предметом (Мизиев И.М. и др., 1973. Рис. 7,2).

Наконец, некоторые сосуды данной группы имеют налепной орнамент. Так, один сосуд из Чегема I украшен валиками с защипами, расположенными на плечиках с четырех сторон (Мизиев И.М. и др., 1973. С. 20. Рис. 7, 7). Оттуда же происходит сосуд, на тулове которого также с четырех сторон имеются парные налепные шашечки. Интересен сосуд из кургана в Бамуте (табл. 61,3). Он имеет три симметрично расположенные по тулову миниатюрные ручки, над и между которыми нанесен орнамент в виде ряда продолговатых нарезных выпуклин - по четыре над ручками и по шесть между ними (Мунчаев P.M., 1975. Рис. 62,4).

Разнотипные сосуды рассматриваемой группы посуды представлены также в позднемайкопских поселениях. Некоторые из них, украшенные жемчужным орнаментом и обнаруженные в прикубанских поселениях, отмечены выше. В верхних горизонтах Мешоко встречены иногда сосуды с ленточными ручками, а также орнаментированные сосцевидными и иными налепами (Столяр А.Д., 1961. С. 88. Рис. 15, 4-11). Укажем также, что серию сосудов рассмотренной группы содержит коллекция керамики из Долинского поселения (Круглов А.П., Подгаецкий Г.В., 1941. Рис. 20, 21. Табл. VIII, 7, 2,4).

Ко второй группе позднемайкопской посуды относятся сосуды яйцевидной формы, высотой в среднем около 40 см, обнаруженные как в погребениях, так и в поселениях. Некоторые сосуды с невысокой горловиной и отогнутым наружу венчиком из Долинского поселения, а также из Иноземцев-ского кургана имеют по три ручки, более или менее симметрично расположенные примерно в средней части сосуда (Круглов А.П., Подгаецкий Т.П., 1941. Табл. VI; Кореневский С.Н., Петренко В.Г., 1982. Рис. 7, 7). В этих памятниках были представлены яйцевидные сосуды и иного типа, широкогор-лые, с плавно отходящим венчиком и без ручек (Круглов А.П., Подгаецкий Г.В., 1941. Рис. 29; Кореневский С.Н., Петренко В.Г., 1982. Рис. 7, 6).

В коллекции керамики из майкопских погребений заметно выделяется один красно-охристый остродонный сосуд яйцевидной формы, найденный в кургане 24 у г. Усть-Джегута. Он украшен по тулову ложноверевочным орнаментом (Мунчаев P.M., Нечитайло А.Л., 1966. Рис. 9,2). Там же, в кургане 33, обнаружен обломок еще одного сосуда, украшенного веревочным орнаментом (Мунчаев P.M., 1975. С. 330). Подобный орнамент отмечен и на отдельных фрагментах пифосов из Ташлянско-го поселения (Кореневский С.Н. и др., 1991. С. 63). Видимо, он имеется и на некоторых больших сосудах других майкопских поселений. Поэтому считают, что шнуровой орнамент характерен для пифосов Майкопа и связан с технологией производства крупногабаритных сосудов (Кореневский С.Н. и др., 1991. С. 63). Но так как шнуровым орнаментом украшена лишь очень незначительная часть майкопских сосудов, не исключено, что украшенные такой орнаментацией пифосы могли быть изготовлены в подражание соответствующим образцам керамики племен ямной культуры, обитавших к северу и востоку от майкопцев.

Еще одну группу позднемайкопской посуды составляют миски, представленные в памятниках всего ареала рассматриваемой культуры (табл. 60, 8, 9; 61,4-6). Они найдены, в частности, в погребениях на п-ове Фонтан и у хут. Рассвет (Мунчаев P.M., 1975. С. 330), в новосвободненских комплексах (Попова Т.Б., 1963. Табл. XVI, 1; Резепкин А.Д., 1989. С. 7), чегемско-кишпекских курганах и Долинском поселении (Мизиев И.М. и др., 1973. Рис. 7, 75-77; Круглов А.П., Подгаецкий Г.В., 1941. Рис. 27), курганах у пос. Иноземцево, Бамут (Мунчаев P.M., 1975. Рис. 65,1-3) и др.

Большинство мисок, несмотря на различие в размерах, однотипны - они широко расходятся кверху и имеют небольшое днище, край их иногда слегка отогнут наружу, но чаще загнут внутрь. Единичны миски с округленным дном. В керамике из курганов у ст-цы Новосвободной преобладают чернолощеные миски. В данной группе сосудов выделяется одна острореберная миска с отогнутым наружу краем венчика, обнаруженная в кургане у пос. Иноземцево (Кореневский С.Н., Петренко В.Г., 1982. Рис. 6, 4). Она, как и некоторые другие миски, изготовлена, вероятно, на гончарном круге. На основании соотношения высоты миски и диаметра венчика выделяются два варианта данного типа сосудов - глубокие и мелкие (Резепкин А.Д., 1989. С. 7).

Сравнительный анализ показывает заметное отличие майкопских мисок от мисок куро-аракской культуры. Однако поразительна их близость по ряду признаков с мисками из Лугового поселения (Мунчаев P.M., 1961. С. 115).

Отметим, кстати, что в Долинском поселении обнаружены два обломка плоских блюд (или, как полагают, крышек). У одного из них с вертикально сформованной боковой поверхностью имеются следы небольшой закраины (Круглов А.П., Подгаецкий Г.В., 1941. С. 188. Рис. 26, 10. 11). Аналогичные блюдца представлены и в материалах Лугового поселения (Мунчаев P.M., 1961. Рис. 40, 1-3). Вообще связь между отдельными категориями инвентаря, в особенности керамики, этих двух памятников значительна (Мунчаев P.M. 1961. С. 115-121).

В отдельную группу выделяются сосуды типа кубков, о которых уже говорилось выше. Они найдены лишь в отдельных памятниках Прикубанья и Центрального Предкавказья (Попова Т.Б., 1963.
Табл. XII, 2; Круглов А.П., Подгаецкий Г.В., 1941. Рис. 28, 3; Мунчаев P.M., Нечитайло А.Л., 1966. Рис. 5,4; Мизиев И.М. и др., 1973. Рис. 7, 14; и др.). В отличие от раннемайкопских кубков они почти все плоскодонные, иногда орнаментированы. Они подразделяются на несколько подтипов. Например, А.Д. Резепкин выделяет три таких подтипа, один из которых с двумя вариантами (Резепкин А.Д., 1989. С. 6). Один подтип представляют орнаментированные кубки в виде кувшинов, в том числе с ручками, обнаруженные, в частности, в курганах у ст-цы Новосвободной (Попова Т.Б., 1963. Табл. XIII, 3, 4). Другой подтип состаляют, например, чернолощеные кубки (табл. 60, 7, 2) из кургана 2 под ст-цей Старокорсунской в Краснодарском крае (Кондратов А.В., Резепкин А.Д., 1989. Рис. 2,2, 8, 14,15). Сюда же может быть отнесен отмеченный выше кубок, орнаментированный, с блестящей черной поверхностью из кургана 2 у ст-цы Новосвободной (Попова Т.Б., 1963. Табл. ХП, 2). Следует отметить, что по форме, размерам, цвету и характеру обработки поверхности он аналогичен кувшинам из беденских курганов в Грузии, относящихся к концу III тысячелетия до н.э. (Гобеджишвили Г.Ф., 1981. Рис. 23, 24. Табл. XXXIV, 5-5; XXXV). Большинство последних с ручкой. Они не имеют и того орнамента, которым украшен новосвободнен-ский сосуд. Но зато отдельные из них украшены орнаментом, представленным на майкопской керамике, в том числе жемчужным (Гобеджишвили Г.Ф., 1981. Рис. 23, 24). Такая близость между отдельными формами керамики Северного Кавказа и Закавказья представляется неслучайной. Памятники типа Бедени характеризуют новую и пока слабо изученную культуру бронзового века Кавказа. Несомненно, что всестороннее исследование этой культуры прольет свет на проблему взаимосвязей и взаимовлияний культур Закавказья и Северного Кавказа эпохи бронзы.

Можно предполагать, что рассмотренный чернополированный сосуд из Новосвободной является импортным, так же как, возможно, и некоторые другие сосуды из позднемайкопских памятников. К ним, в частности, относят обнаруженную в Хаджо-хе и в кургане у ст-цы Раевской небольшую группу высокохудожественных тонкостенных желто- и краснолощеных горшков, некоторые из которых имели пластинчатые ручки (Формозов А.А., 1965. С. 80, 81. Рис. 40,7).
Керамический комплекс позднемайкопских памятников включает также немало посуды сравнительно грубой выделки, происходящей главным образом из поселений. Она представлена преимущественно обломками различных горшков, в том числе с ручками и округленным дном (Круглов А.П., Подгаецкий Г.В., 1941. С. 187-190; Попова Т.Б., 1963. Табл. XIII, 6, 7; Формозов А.А., 1975. Рис. 57-59, 7; Мизиев И.М. и др., 1973. Рис. 7, 72, 75; Ловпаче Н.Г., Дитлер П.А., 1988. С. 110-116; Нехаев А.А., 1990. С. 11—13; и др.). Кроме того, среди керамики представлены единичные находки пряслиц, глиняные очажные подставки и статуэтки. Пряслица обычного типа - биконической формы и плоские круглые - найдены только в поселениях (Формозов А.А., 1965. Рис. 59).

Глиняные подставки обнаружены лишь в До-линском поселении - одна целая и обломки ряда других. Они в виде призматической формы высоких кирпичей с приподнятыми краями и двумя или тремя желобками на верхней плоскости. Почти в центре боковых сторон каждой подставки находится поперечное сквозное отверстие (Круглов А.П., Подгаецкий Г.В., 1941. С. 171. Табл. III).

Подставки подобной формы не обнаружены в других памятниках Кавказа, за исключением Лугового поселения, где найдены части двух таких глиняных массивных предметов (Мунчаев P.M., 1961. С. 122, 123. Рис. 43,1, 2). В этом памятнике имеются также глиняные подставки иных форм, характерных для куро-аракской культуры. Видимо, “рогатые кирпичи” Долинского и Лугового поселений представляют разновидность глиняных очажных подставок, распространенную на территории Северного Кавказа. Они использовались, вероятно, при совершении определенных культовых церемоний у очага.

Нельзя не отметить, что в Галюгае обнаружена серия массивных глиняных конусов с отверстиями. Возможно, они также являются очажными подставками. Но они пока не изданы, и поэтому не представляется возможным их подробнее описать, тем более определить их назначение (Кореневский С.Н., 1989а. С. 32).

Наконец, рассмотрим находки глиняных статуэток в памятниках майкопской культуры. Ни одна антропо- или зооморфная глиняная фигурка в погребениях не обнаружена. Они встречены в отдельных поселениях. Так, одна целая статуэтка и несколько десятков обломков других фигурок происходят из нижних горизонтов Мешоко. Часть фигурки сидячего человека обнаружена в Скале (табл. 49,5), а в Ясеновой Поляне найдены обломки зооморфной (?) статуэтки (Формозов А.А., 1965. С. 129).

Фигурка из Мешоко выполнена в схематической манере - черты лица, голова и руки обозначены в виде треугольных выступов, а ноги не расчленены (табл. 49,6). Четко изображена одна деталь -через правое плечо проходит налепная рельефная перевязь, украшенная насечками. Именно по этому признаку прежде всего данная фигурка сопоставляется с образцами антропоморфных статуэток широкого ареала раннеземледельческих культур (Формозов А.А., 1965.С. 130). Другой тип статуэток, судя по находкам из того же Мешоко и Скалы, - это фигурки человека в сидячей позе, также широко предсталенные в памятниках VI—III тысячелетий до н.э. Передней и Средней Азии и других областей. Отметим еще одну глиняную поделку из Долинского поселения, которая может рассматри-
ваться как весьма схематическая антропоморфная фигурка (Круглов А.П., Подгаецкий Г.В., 1941. Табл. X, 4).

Как видим, антропоморфная пластика майкопских памятников малочисленна, она не характерна для культуры Северного Кавказа эпохи ранней бронзы, так же, впрочем, как и для культур предшествующего и последующего периодов. Но есть одно исключение, касающееся поселения Свободное, где обнаружена серия глиняных антропо- и зооморфных фигурок. Первые представляют в основном изображения женщин с длинной шеей, схематично выполненной головой и реалистично моделированной грудью. Все они фрагментированы, высотой не более 5-6 см. Среди зооморфных преобладают фигурки быка (Нехаев А.А., 1990. С. 11; 1992). Наличие значительного количества терракотовой пластики в данном поселении объяснимо, если учесть связь его с памятниками, представленными в Ш тысячелетии до н.э. к северу и северо-западу от Закубанья.

Подводя итог рассмотрению керамики майкопской культуры, следует отметить, что она представляет в целом довольно выразительный и оригинальный комплекс. Ряд факторов, в том числе использование при производстве части посуды гончарного круга, определил резкое своеобразие майкопской керамики, выражающееся как в ее формах и характере орнаментации, так и в технологических особенностях. Но как сложилось это своеобразие? В поселениях Прикубанья и некоторых других регионов Северного Кавказа обнаружена груболепная посуда, иногда залощеная, с различными примесями в тесте. Эта керамика, по всей видимости, генетически связана с керамикой предшествующей эпохи. Однако в ряде поселений и подавляющем большинстве майкопских курганов представлена иная, подробно рассмотренная выше керамика, отличающаяся преимущественно краснооранжевым или красно-охристым цветом и известная как майкопская керамика. Она происходит как из раннемайкопских комплексов, так и из поздних. Эта керамика характерна также и для памятников в Чечено-Ингушетии, Восточной Грузии. Возможно, ее появление на Северном Кавказе связано с переднеазиатским влиянием, вызванным установлением глубоких связей и более того - проникновением сюда отдельных групп населения с далекого юга. В результате на Северный Кавказ были доставлены наряду с отдельными типами металлических изделий и некоторые образцы описанных выше раннемайкопских сосудов, в частности -горшки, происходящие из Устьджегутинских курганов. Последние прежде всего совпадают, как отмечено, с соответствующими формами керамики из ряда переднеазиатских комплексов. Ведь среди сосудов из самого Майкопского кургана нет горшков с выделенной нижней частью или орнаментированных (в виде “глазка”), или, наконец, имеющих ручки.
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)