Немного истории о Хасэ адыгов

Немного истории о Хасэ адыгов
Культура
zara
Фото: Адыги.RU
01:22, 20 июль 2020
7 546
0
История адыгского народа за последние 200 лет сложилась столь неблагоприятно, что остается удивляться тому, что он еще жив. Столетняя Кавказская война, массовый геноцид, аннексия территории, изгнание большей части народа в пределы Османской империи, военно-оккупационный режим в зонах, отведенных для проживания его остатков, затем Октябрьский переворот, гражданская война, тотальные репрессии сталинизма, усугубленные местными диктаторами, и, наконец, умерщвление духа в годы брежневщины — все это поставило адыгов на грань полной деэтнизации.
Немного истории о Хасэ адыгов
История адыгского народа за последние 200 лет сложилась столь неблагоприятно, что остается удивляться тому, что он еще жив.
Столетняя Кавказская война, массовый геноцид, аннексия территории, изгнание большей части народа в пределы Османской империи, военно-оккупационный режим в зонах, отведенных для проживания его остатков, затем Октябрьский переворот, гражданская война, тотальные репрессии сталинизма, усугубленные местными диктаторами, и, наконец, умерщвление духа в годы брежневщины — все это поставило адыгов на грань полной деэтнизации.
Поколению 60-х годов хорошо памятна удушающая атмосфера 70-х и первой половины 80-х годов, когда моральная деградация общества достигла крайних пределов. Среди множества факторов, повлиявших на этот процесс, нам хотелось бы обратить внимание лишь на тот из них, который привел к полной фальсификации исторического сознания народа. Под воздействием тоталитарной идеологии среди адыгов в те годы утвердился миф о том, что завоевание их царизмом являлось, необходимым условием их процветания в условиях развитого социализма и дружбы со «старшим братом». Оно считалось проявлением «прогресса человечества» и, соответственно, безусловным благом. Вряд ли нужно доказывать, что понятая таким образом «историческая необходимость» парализовывала волю народа к жизни, внушала ему апатию, комплекс неполноценности и слепую покорность судьбе. Свое униженное положение он стал воспринимать как норму, а перспективу скорейшей ассимиляции — как фатальную неизбежность. Его растление достигло апогея, когда он, торопя приход «светлого будущего», стал отказываться от своего родного языка. Казалось, что пройдет еще немного времени и адыгский народ исчезнет с этнической карты мира или в лучшем случае останется как пережиточный этнографический материал, изредка возбуждающий досужее любопытство туристов. Такой конец выглядел тем позорней, чем больше угодливости и смирения при этом проявлялось. В той ситуации адыги (черкесы), по существу, утратили право на самоидентификацию, оказавшись недостойными памяти своих предков, которые предпочли смерть рабству.
Но вот пришли новые времена, которые показали, что душа народа еще жива и жаждет справедливости. Первым признаком пробуждения стала деятельность хасы. Начав как культурно-просветительская организация, набирая силу по мере демократизации общества, она превратилась в мощную общественно-политическую организацию, выражающую волю народа к обретению полного суверенитета.
В тех республиках, где проживают адыги (черкесы), хаса, по существу, стала неофициальным парламентом, главным фактором стабильности и национального согласия. Исключительно сложные политические проблемы, которые приходилось решать ей за последние годы, выявили на практике ее способность стать высшим представительным органом власти народа, т. е. тот потенциал, который некогда составлял сущность ее исторического прототипа — феодальной хасы в независимой Черкесии. Как тут не вспомнить, что уничтожение хасы знаменовало утрату адыгами своей независимости. С ее же восстановлением она вновь станет тем, чем была в прошлом — полномочным парламентом суверенного государства. Тогда и восстановится связь времен, прерванная завоеванием адыгов царской Россией.
Таким образом, глубоко символично, что хаса, борясь за возрождение адыгской культуры, сама стала возрождаться как высший политический орган будущего адыгского государства.
Актуальность изучения адыгской феодальной хасы слишком очевидна, чтобы ее доказывать. Если верно то, что все проблемы исторической науки так или иначе вызваны потребностями современной жизни, то изучение данной темы — прекрасный тому пример. Более того, здесь сама история через современность обращена в будущее.
У адыгов, помимо обычной любознательности, есть дополнительный интерес к изучению XVIII—XIX вв., ибо истоки многих их бед и проблем уходят в эти столетия. 1763, 1769, 1774, 1777, 1779,1794, 1796, 1804, 1805, 1807, 1810, 1818, 1822, 1829, 1849, 1864 гг. нужно помнить, памятуя прежде всего их этический смысл, а не просто как исторические даты. В этом контексте знание прошлого — необходимое условие их духовного и политического освобождения. Иными словами, дорога к свободе лежит также и через формирование адекватного исторического сознания. А для этого существует главная его предпосылка: необычайно возросший интерес самого народа к своей истории. Теперь многое зависит от историков.
Институт черкесской истории и культуры при «Адыгэ хасэ», осознавая всю ответственность перед народом, признает в качестве первоочередной задачи создание многотомной истории адыгов с древнейших времен до наших дней. Естественно, что эта цель может быть достигнута только на основе детального и всестороннего исследования наиболее важных проблем адыгской истории. К их числу относится и вопрос о хасе в феодальной Черкесии. Предлагаемая на суд читателей работа представляет собой первый опыт специального исследования. В ее рамках невозможно было охватить весь круг проблем, связанных с изучением этого института. Многие выводы, содержащиеся в данной монографии, носят дискуссионный характер, и последующие исследования неизбежно внесут в них свои коррективы. Самое большее, на что надеется автор, так это на то, что она даст некоторое представление о сослов-но-представительных учреждениях феодальной Черкесии и станет в какой-то мере импульсом дальнейших изысканий по этой теме.
Хаса у кабардинцев, политический строй которых был типичен для всей «аристократической» группы адыгов. Во второй главе — хаса у шапсугов, натухайцев и абадзехов.
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)


х