Статьи / Культура / 20 февраль 2019

"Адыгэ Хабзэ" в романе Алима Кешокова "Лъапсэ" ("Корни")

"Адыгэ Хабзэ" в романе Алима Кешокова "Лъапсэ" ("Корни")
"Адыгэ Хабзэ" в романе Алима Кешокова "Лъапсэ" ("Корни")

Важной линией творчества Алима Кешокова является переплетение воссоздаваемой исторической картины с современным опытом писателя, наложение философского, эстетического, этического и жизненного опыта на достоверно воссоздаваемые и художественно убедительные сюжеты, взятые из отдаленного исторического прошлого и современной жизни. Особенно отчетливо своеобразие художественного мировидения, определяющее существо мира художественных образов А.Кешокова, проявилось в его последнем романе "Лъапсэ".

Роман "Лъапсэ - плод упорной, восьмилетней работы писателя (I980-I988). А.Кешоков словно соединяет два подхода к жизни и два жизненных мироощущения. В этой художественной перекличке двух времен, которые "сосуществуют" в романе "Лъапсэ", но не сливаются и не растворяются один в другом, состоит большая поэтическая притягательность поздней прозы писателя.

В романе "Лъапсэ" автор стремится осмыслить глубинные, сложные и противоречивые процессы в социальной жизни черкесов, объективные закономерности прошлого и настоящего своего народа. Книга открывается эпиграфом, имеющим философское звучание: "Къуэпсыр куэдмэ, лъапсэр быдэщ"*. Символика образа питает мысль писателя, его раздумья, связанные с геноцидом черкесов, лишившихся очага и корней. Тема развивается в тесной связи со значением понятия "лъапсэ" (корень). Образ трансформирован в понятие корня рода как очаг, как исток жизни человека и народа.

В романе А.Кешоков расширяет географию поиска корней народа, то, что именует он в заглавии "Лъапсэ". Писатель прослеживает стадии роста древа жизни черкесов, пытается воссоздать само священное древо. Автор уходит вглубь истории, воссоздавая истоки изначальных корней. Он углубляет художественный историзм, что способствует полноте обобщений, содержащихся в романе.

В раздумьях о судьбе народа, потерявшего родину, важная роль принадлежит образу Дафарадж – мудрой наставнице рода. Её образ у А.Кешокова весьма многозначен. Широта диапазона раздумий героини – от философии житейской до художественных обобщений, которыми охватываются судьбы человеческие.

Как известно, представления черкесов о назначении женщины, о ее роли и месте в обществе были воплощены в нартском эпосе в образах Сатаней – гуаще, Адыюх, Маличипхъу. Художественно воссоздавая национальную концепцию женского образа в своем романе, Кешоков исходит из эпической характеристики героинь нартского эпоса. Если соотнести героиню романа "Лъапсэ" Дафарадж с мудрой наставницей нартов Сатаней, то сходство обнаруживается в традиционном представлении о роли женщины в обществе. Важно отметить и то, что почитание в женщине жизнетворящего начала совпадает с философией народа о том, что женщина – корневое начало рода. Отсюда и авторское обобщение: "ЦIыхубзыр къэралым и лъапсэщ, цIыхубзыр фIы хуэзэмэ, къэралри фIы хуэзащ, цIыхубзыр дэухэхмэ, къэралри дэхуэхащ"[1].

Посредством центральной героини романа Дафарадж, обращаясь к ее памяти, Кешоков осуществляет ретроспективный взгляд в историю черкесов, к самому трагическому моменту их жизни. С ее помощью он рассказывает о тяготах, выпавших на долю женщин в период махаджирства, о мучениях на чужбине. Так осуществляется необходимая связь времен. Но это делается не ради простого воспроизведения истории. Идея в том, чтобы проследить, как приживались корни на чужбине, как выжил этнос, как сохранили "Адыгэ Хабзэ".

Сам материал, который положен в основу осмысления, художественно и исторически конкретен. Он касается судеб черкесов, поэтому художественное пространство, на которое "Лъапсэ" простирается, многомерно. Это 56 стран, где оказались черкесы в диаспоре. Это родовая территория и страны Ближнего Востока. На протяжении всего романа А.Кешоков, развивая идею лъапсэ, раскручивает образ, связанный с родом, корнем, истоками. Вся философская основа базируется на национальной символике, пронизывая все аспекты повествования, в том числе и структурный, всю образную систему, язык персонажей. Национально-образная символика в романе несет в себе главную идею повествования, концепцию действительности и героя. Начиная с названия "Лъапсэ", что в черкесском языке и стилистически и философски многозначно, уже фактически предопределяется смысловая направленность произведения, его философская значимость.

Для черкесов всегда было важно дорожить институтом черкесского этикета, кодекса чести – Адыгэ Хабзэ, адыгагъэ – "высшая ценность для основной массы населения, идеал, в направлении которого следует совершенствовать себя, долг рыцарской чести, основанный на принципах черкесского этикета, на идеализированных свойствах национального характера",- заявляет исследователь обычаев черкесского народа Б.Бгажноков [1:48]. Черкесский менталитет ориентирован на обязательное соблюдение этого свода законов.

В этом смысле у черкесов это значит: быть черкесом и быть человеком, представителем рода, носителем его культуры – равнозначно. Человечность и адыгагъэ – синонимы. Поэтому говорить о мире художественных образов, о национальной определенности творчества А.Кешокова нельзя вне этих этических критерий. Вот почему в этом произведении предметом философских раздумий писателя становится культурная традиция, язык, обычаи, этикет и мораль народа.

На этом основывается описание встречи героини с родиной после долгой разлуки: "… Ди щIыналъэр тфIэкIуэдмэ – хабзэри кIуэдащ, фащэри аращ. Хамэ щIыналъэ тыншыпIэ пхуэхъунукъым, ди псэри щызэгъэнукъым. ЦIыхуым анитI иIэкъым, къэзылъхуар зыщ, и лъапсэ щыбыдэ лъахэри зыщ, зи къуэпсыр куэдым и лъабжъэр быдэщ, уи лъапсэр бгъэгъумэ, уи лъэпкъыр кIуэдащ. Фи жьэгум илъ мафIэр фымыгъэункIыфI. А мафIэр ди адэм я адэжхэм щIагъэнащ ди щIыналъэр, ди лъапсэр илъэс минкъым зэрахъумар…"[ 2:60 ].

Назидания Дафарадж также базируются на мотивах эпически нартских героинь, прародительниц рода, воспитателей сыновей и дочерей в духе традиций. Она учит потомков беречь огонь, тепло и свет. Тема огня обретает в романе конкретное звучание, философский смысл которого следует понимать как сохранение огня в очаге. Она, как и древняя хранительница очага Сатаней, учит потомков черкесов беречь огонь, добытый предками, это значит сохранить свое национально-культурное начало, все, что составляет нравственную, духовную основу нации. Это позволяет войти традиционному мотиву сохранения огня в художественную ткань произведения, стать структурообразующим элементом сюжета и поэтики произведения. Далее раздумья А.Кешокова не только о том, что удалось сберечь в очаге черкесского народа, но и разговор о том, что утрачено или грозит быть утраченным.

Героиня Дафарадж, олицетворяющая праматерь рода, выступает хранительницей "Адыгэ Хабзэ" через язык народа. Для многих черкесов, разбросанных в разных странах, самой главной утратой оказался язык: "… Ди бзэр тфIокIуэдри, дызищIысыр дымыщIэжу дыкъэнэнущ, жаIэу мащIэ гузавэрэ…"[3:65 ]. Утрата языка чревата утратой не только хабзэ и культуры, но и утратой самоидентефикации народа. Возвращаясь к истокам А.Кешоков вкладывает в понятие "Лъапсэ" прежде всего понятие о языке. Для писателя язык - основа национального бытия. Для него важно увидеть наиболее ценное в нравственных традициях народа, все то, что составило свод законов, этикет черкесов, что дало основание многим народам восхищаться системой воспитания черкесов.

Автор романа утверждает в своем произведении, что в народном понимании для оценки личности обществом важна была не столько сама связь человека с другими членами общества, сколько результат этой связи – нравственная культура, чувства чести, долга, воспитанность, которые находили конкретное воплощение в совокупности черкесских обычаев ("Адыгэ Хабзэ"). В этой связи главным в нравственном воспитании была выработка у подрастающего поколения таких качеств, как уважение к старшим, к родителям, к женщине, чувства собственного достоинства и т.д. Все это находило свое отражение и закрепление в общественных и семейных традициях, в устном народном творчестве, которое в воспитательной практике черкесов составляло важный элемент нравственной культуры.

Таким образом, весь пройденный народом путь Алим Кешоков рассматривает с точки зрения традиционной морали. Романом "Лъапсэ" писатель завершает цикл философских раздумий об исторических судьбах черкесов. Мир видения вещей черкеса получает более образное выражение на уровне мифологии. Концепция национального развития становится в этом произведении более емкой, философской. Писатель поднимает и решает новые проблемы относительно жизни и судьбы черкесского народа. Национальное сознание его конкретизируется в художественном мышлении, что составляет творческую индивидуальность писателя. Ценность бытия у Алима Кешокова сохраняется в самой реальности, в человеке, в его традициях, а для черкеса – в его кодексе чести "Адыгэ Хабзэ".

Литература:
*Кешоков А. Лъапсэ (черк.яз.). – Нальчик, 2006.
1. Бгажноков Б. Адыгский этикет – Нальчик, 1978. – С.48.
2. Кешоков А. Лъапсэ.- Нальчик, 2006. –С.60.
3. Кешоков А. Лъапсэ.- Нальчик, 2006. – С.65.

Срукова Ю.Ю.
Комментарии к новости
Добавить комментарий
Добавить свой комментарий:
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Это код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите сюда:
Экономика Происшествия

«    Май 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 
x