Статьи / История / 12 август 2018

План генерала Евдокимова на Кавказе

План генерала Евдокимова на КавказеВ 1858-1859 гг. приемом и расселением кавказских эмигрантов в Турции занималась префектура Стамбула, они доставлялись в Стамбул, а оттуда расселялись по областям империи. Наибольшее число переселенцев за эти годы пришлось на лето 1859 г. В июле 1859 г. Управляющий Российскою имперскою миссиею в Константинополе Лобанов-Ростовский сообщал, что великий везирь Фуад-паша и министр иностранных дел Али-паша заявили о необходимости ограничения свободы переселения кавказцев в Турцию, т.к. в последнее время оно «чрезвычайно усилилось и обременяет Порту».

По этому поводу возникла интенсивная дипломатическая переписка. В официальной ноте турецкое правительство потребовало приостановить переселение горцев и чтобы впредь оно «не совершалось без предварительного согласия обоих правительств» (не ранее января 1860). В ответ на протесты турецкой стороны по поводу многочисленности «паломников», МИД России предписал своему посланнику в Османской империи отвечать: «Наши мусульмане ходатайствуют о разрешении им выезда в Турцию не для переселения, а для паломничества. Мы не хотим и не можем противиться исполнению желания, внушенного религиозной убежденностью» (26. 01. 1860).

В связи с увеличением числа переселенцев и невозможностью префектуры Стамбула далее заниматься этой работой была создана специальная комиссия по делам эмиграции во главе с Хафыз-пашой (черкес по происхождению) (16.01.1860). Комиссия должна была охватывать все порты, куда прибывали кавказские изгнанники, обеспечивать их питанием, жильем и определять их места расселения. Однако позже, в том же 1860 г., было решено, что при каждом массовом переселении будет создаваться отдельная комиссия по делам эмигрантов с отделениями в различных областях империи. Но поток изгнанников оказался неожиданно столь значителен, что низвел все эти организационные меры на нет, обрекая переселенцев на лишения и страдания.

Барятинский сообщал в ноябре 1859 г. министру иностранных дел, что предполагает в скором времени отправится в Петербург для доклада императору по вопросам переселения жителей Кавказа в Турцию: «я надеюсь иметь счастие лично повернуть эти соображения мои на высочайшее воззрение Государя Императора и всеподданнейше испросить повеление Его Величества относительно дальнейшего направления столь важного дела». Об этом же в ноябре 1859 г. он писал самому императору: «Вследствие изменения положения дел после похода этого лета, возникло несколько важных вопросов, которые я должен Вам лично доложить; все это вопросы, не терпящие отлагательства для полного умиротворения Кавказа». Судя по дальнейшим событиям в Черкесии, Барятинский в конце 1859 — начале 1860 г. добился от императора Александра II поддержки в своих планах по депортации жителей Западной Черкесии в пределы Османской империи.

В 1860 г. Барятинский высказался о «государственной пользе безусловного и открытого разрешения мусульманским племенам Кавказа переселяться навсегда в Турцию». В марте-апреле 1860 г. по его поручению в Константинополе находился генерал-майор М. Т. Лорис-Меликов. Его миссия состояла в проведении переговоров по устранению помех, которые стали возникать со стороны османского правительства в связи с многочисленностью переселенцев. Должно было добиться «согласия Турецкаго правительства на открытие нам трех пунктов на границе, чтобы туда направлять группы переселенцев…». Лорис-Меликов лично проинструктировал российского посла в Османской империи князя А.Б.Лобанова-Ростовского. Очевидно, что эти инструкции касались новых планов правительства по переселению черкесов в Турцию. Он указал послу на затруднения, в которые могло быть поставлено российское руководство, «если бы Порта отказалась принять переселенцев». А.П.Берже заключал, что Лорис-Меликов превосходно исполнил это поручение и вместе с князем А.Б.Лобановым-Ростовским выхлопотал у Порты дозволения прибыть 3000 семействам, которые Турция обязалась поселить вдали от границ Российской империи. Предполагалось, что это будут, прежде всего, нелояльные русскому завоеванию жители Левого фланга. По договоренности сторон переселенческие партии не должны были превышать 100 человек. В соглашении между Россией и Турцией оговаривалось, что кавказские переселенцы не будут размещаться вблизи границ Российской империи. Очевидно, что по результатам миссии Лорис-Меликова было принято решение о запрете на выезд «сухим путем». Предписывалось разрешать переселение «непременно через Тамань морем».

Кавказское военное командование, стремясь использовать сложившиеся обстоятельства, стало добиваться выселения наиболее ярых своих противников в уже завоеванных областях, в Дагестане, Чечне и в Восточной Черкесии (Кабарде), Осетии. Однако в эти годы такие планы удалось реализовать только в Кабарде и Осетии. 24 октября 1859 г. были изданы «правила об увольнении кабардинцев в Турцию» (№ 2481). 30 апреля 1860 г. начальник Кабардинского округа В.В.Орбелиани сообщал Евдокимову, что им «отобрано» до 80 семейств «фанатиков» для высылки в Турцию через Тамань (из них 66 семей было отправлено через Тамань, 14 – через Тифлис сухопутно) и что он при этом постарается избежать «чрезмерной насильственной меры к их отправлению». Вслед за этими первыми экспатриантами было выселено 442 кабардинских семей. В 1860-1861 гг. из Кабарды в Турцию выселилось 933 семейства (10343 чел.), из Осетии – 300-350 семей. Атмосфера этих событий передается воспоминаниями одного из переселенцев: «Мне хочется есть, а с собою ничего нет. Избавились немного от жажды явилось другое, более утомительное и серьезное – это голод… Я засыпаю, и вдруг слышу… вопль, раздирающий душу, и просыпаюсь тревожно и вижу уже наяву, что мать, закрыв лицо руками, рыдает у трупа скончавшейся сестры, которая при свете сального огарка представляется такою страшною, что я отворачиваюсь невольно и у меня вырывается из груди рыдание». В 1860 г. число переселенцев несколько уменьшилось вследствие известий из Турции о неблагоприятной судьбе переселившихся ногайцев. По некоторым, опять же неполным, данным из 10 045 человек, выселенных в 1861 г. из Терской и Кубанской областей, в том же и в следующем 1862 году возвратилось 7 149 человек. Реакцией на попытки экспатриантов вернуться на родину стало принятие ряда запретительных законодательных актов.

Ключевое значение для реализации намеченной стратегии войны в Западной Черкесии сыграло новое административное деление Кавказа. Согласно Указу императора Александра II (16 января 1860) территория Черкесии была разделена между вновь учрежденными административными единицами (Кубанская и Терская области) и Ставропольской губернией. Было приказано: «1. Правое крыло Кавказской линии именовать впредь Кубанской областью. 2. Левое крыло Кавказской линии именовать впредь Терской областью. 3. Все пространство, находящееся к северу от главного хребта Кавказских гор и заключающее в себе, как означенные две части, Терскую и Кубанскую, так и Ставропольскую губернию, именовать Северным Кавказом». Новое административное деление было введено на Кавказе 3 мая 1860 г.. Приказом Барятинского по Кавказской армии № 464 (13.10.1860) были образованы Кубанское и Терское казачьи войска.

Кадровые перестановки лета и осени 1860 г. были также направлены на подготовку депортации черкесов и казачьей колонизации Западной Черкесии. В августе 1860 г. Д.А.Милютин был назначен товарищем военного министра, а через год – военным министром Российской империи. Вместо него начальником Главного штаба Кавказской армии в октябре 1860 г. стал Г.И.Филипсон. Генерал-адъютант Евдокимов, солидарный с системой Барятинского и Милютина, уже опробовавший ее в 1851 г. в акватории реки Белой и в 1856-1859 гг., в Чечне и Дагестане, был назначен командующим войсками Терской и Кубанской областей. После образования Кубанского казачьего войска (октябрь 1860 г.) он стал также его наказным атаманом. Таким образом, в руках Евдокимова сосредоточились огромные властные полномочия и невиданные до тех пор военные ресурсы. В 1860 г. по распоряжению Барятинского в дополнение к значительным регулярным и иррегулярным войскам, дислоцированным в Западной Черкесии, было переброшено подкрепление из Дагестана в составе 12 батальонов, 12 эскадронов и двух батарей. Здесь сосредоточились все стрелковые батальоны Кавказской армии. В распоряжении Евдокимова в конце 1860 г. оказалось 300 000 человек, позднее — 100 000. На Правом фланге Кавказской линии к маю месяцу 1860 г. было сосредоточено 80 000 солдат. Несмотря на то, что после Крымской войны Россия находилась на грани финансового банкротства, расходы на Кавказскую войну ежегодно увеличивались. В 1861 г. они выросли по сравнению с 1857 г. на 800 тыс. руб. Увеличение бюджета генералы обусловливали переходом Кавказской армии на новую систему военных действий.

Окончательное утверждение проекта завоевания Западного Кавказа состоялось на совещании, созванном главнокомандующим Кавказской армии Барятинским во Владикавказе 3 октября 1860 г. Для этого случая фельдмаршал сам приехал из Тифлиса, вызвав к себе генералов Д.А.Милютина, Г.И.Филипсона, Н.И.Евдокимова, Д.И.Святополка-Мирского, Х.Е.Попандопуло. На этом совещании Филипсон защищал свой проект завоевания Западного Кавказа (1858). Как это не удивительно, но и Филипсон, как Милютин и Евдокимов, опирался на проект генерала Вельяминова. Однако им был отдан приоритет идее постепенного занятия Западной Черкесии. Он предлагал достигнуть покорности черкесов русской власти, какая уже была достигнута к тому времени у абадзехов и натухайцев: «занятием некоторых укрепленных пунктов, проложением дорог, рубкою просек, введением управления сообразно быту и нравам туземных племен, в духе гуманном, не препятствуя торговым сношениям прибрежных горцев с Турцией». (На проекте Филипсона князь Барятинский 26 Февраля 1860 г. написал: «кажется, дельно; увидим, как исполнится», что свидетельствовало о неуверенности Барятинского в возможностях Филипсона добиться решения выдвигавшихся главкомом задач).

Милютин вспоминал, что после Филипсона на совещании выступил генерал Евдокимов. Он изложил свой «план действий, основанный на прежних предположениях, поддерживаемых самим главнокомандующим и состоявших в том, чтобы решительно вытеснить из гор туземное население и заставить его или переселяться на открытые равнины, позади казачьих станиц, или уходить в Турцию. Евдокимов с уверенностью брался провести этот план в исполнение с имевшимися в то время силами в течение двух или трех лет». Таким образом, главное отличие плана военных действий в Западной Черкесии от Чечни, Дагестана и Восточной Черкесии (Кабарды) составило то, что завоевание территории должно было сопровождаться массовой депортацией его населения с Кавказа в Османскую империю. А.Л.Зиссерман отмечал, что Евдокимов «и на левом, и на правом крыле Кавказской линии стоял за систему поселения казаков, что и приводил в исполнение на левом по возможности, а на правом решительно, для чего и стремился, во что бы то ни стало, выгнать горцев в Турцию…».

Ф.А.Озова
кандидат исторических наук,
старший научный сотрудник Карачаево-Черкесского института гуманитарных исследований
Загрузка...
Загрузка...
Комментарии к новости
Добавить комментарий
Добавить свой комментарий:
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Это код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите сюда:

«    Октябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031