Статьи / История / 13 январь 2019

ВОЙНА ПРИОБРЕТАЕТ ЗАТЯЖНОЙ ХАРАКТЕР

ВОЙНА ПРИОБРЕТАЕТ ЗАТЯЖНОЙ ХАРАКТЕРРазгром гагрской группировки войск Республики Грузия вызвал панику в Сухуме. Десятки и сотни грузинских семей покидали город, беженцами был забит аэропорт; массовый характер приняло дезертирство в грузинских войсках, дисло¬цированных в Абхазии. Прорыв абхазских сил на Гумистин-ском рубеже мог бы в те дни оказаться решающим, но для подготовки серьезной наступательной операции, как извест¬но, нужно время. Вылазка небольшой группы абхазских бойцов в районе села Шрома в километрах десяти к северу от Сухума, в гористой местности, нанесла урон противнику, но сломать линию обороны Сухума, конечно, не могла. Грузин¬ским военным командованием после этого стали лихорадочно укрепляться оборонительные рубежи как к западу, так и к северу от города.
Во второй половине осени 1992 года основные боевые действия грузино-абхазской войны постепенно переместились в Очамчирский район, оставшийся в тылу грузинских войск. В оперативных сводках Минобороны Республики Абхазия он начал фигурировать как Восточный фронт, ибо партизанское движение, развернувшееся здесь с первых дней войны, вскоре переросло в противостояние грузинской и абхазской армий. Эта одна из исторических частей Абхазии, издавна называе¬мая Абжуйской, в полной мере испытала на себе ужасы вой¬ны. Абхазское население из прибрежных сел, спасаясь от террора, насилия, грабежей, чинимых грузинскими войсками, уходило в предгорные села и город Ткуарчал, контролируе¬мые абхазскими Вооруженными силами.
Абхазские воины совершали смелые вылазки, громили штабы противника, старались перерезать проходящие в при¬брежной зоне транспортные пути. Местом ожесточенных боев стала высота Ануаа-рху в селе Тамыш, расположенная непо¬средственно у трассы Черноморского шоссе. Контролируя эту высоту, абхазские силы держали оккупационные власти в по-стоянном напряжении. Широко известными по всей Абхазия стали в те дни имена народных мстителей молодых тамышцев Даура, Степана и Аслана Зантариа, и острой болью ото¬звались известия об их — одного за другим - гибели...
В конце октября абхазским формированиями была предпринята попытка освободить Очамчиру.
Но не удалось высадить морской десант из Гудауты. Абхазские бойцы Восточного фронта, атаковавшие Очамчиру ночью со стороны своих позиций в этом районе, нанеся противнику значительный урон вынуждены были тем не менее отступить. Немного позднее, 3-4 ноября, абхазская армия провела разведку боем на северных окраинах Сухума. Это было уже значительно более масштабная операция, чем здесь же в октябре Абхазские воинские подразделения перешли Гумисту в районе двуречья (в километрах 12 от устья Западная и Восточная Гумиста сливаются в одно русло) и атаковали оборонительные позиции противника в селе Шрома.
В октябре — ноябре 1992 года значительно активизирова¬лось внимание к ситуации в Абхазии международных организаций. Так, 14 октября Председатель ВС Республики Абхазия Владислав Ардзинба встречался в Гудауте с миссией Орга¬низации Объединенных Наций, которую возглавлял зам. Ге-нерального секретаря ООН в Женеве Антуан Бланка (до этого, в сентябре в Гудауте побывала «Миссия доброй воли» ООН во главе с Густавом Фейселом), 20 октября — с мисси¬ей Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ) во главе с Иштваном Дьярмати. К сожалению, эту активность сотрудники ООН и СБСЕ стали проявлять лишь после обращения к ним Шеварднадзе (в то время как неоднократные обращения абхазской стороны — в общей слож¬ности за год с начала войны Ардзинба направил 13 посланий Б. Бутросу Гали - оставались без ответа), что выразилось и в прогрузинском взгляде на существо проблемы, в подго¬товленных затем ими документах (особенно сотрудниками ООН). Иную позицию заняла побывавшая в Абхазии в нача¬ле ноября миссия Организации Непредставленных Народов во главе с Генеральным секретарем ОНН Майклом ван Вальтом ван Праагом, в которую входили также член парламента Великобритании лорд Эннолс, помощник сопредседателя ко¬миссии по правам человека конгресса США М. Феррар и другие. Позднее проходившая 19—24 января 1993 года в Га¬аге (Голландия) III Генеральная Ассамблея ОНН в резолю¬ции по Абхазии резко осудила позицию Грузии в этой войне.
Миссии ООН, СБСЕ и ОНН не раз посещали Абхазию и в дальнейшем, в 1993 году.
5 ноября 1992 года в Гудауте состоялась встреча предста¬вителей Республики Абхазия с прибывшими сюда президен-
том национально-политического движения «Чкондидели» Валерием Габелия и руководителем вооруженных отрядов сторонников Звиада Гамсахурдиа и Комитета национального неповиновения РГ Лоти Кобалия. Обсуждалось предложение движения «Чкондидели» о выполнении им совместно с представителями Чеченской Республики посреднической миссии по урегулированию военного конфликта в Абхазии. Однако дальше договоренности о продолжении консультаций дело не пошло.
В конце ноября, начиная с ноля часов 20-го числа, между абхазской и грузинской сторонами на линии соприкосновения по реке Гумиста было заключено соглашение о прекращении огня на период эвакуации из Сухума некоторых подразделений Российской армии — 903-го отдельного радиотехнического центра и 51-го дорожного депо. Вместе с тем, грузинские войска постарались использовать эту договоренность для активизации боевых действий в Очамчирском районе.
Между тем на территории Абхазии, контролируемой вой¬сками Грузии, где после 14 августа установилось даже не двоевластие, а скорее многовластие, борьба различных тече¬ний и группировок приблизилась к своей на данном этапе развязке. Противостояние между умеренными и радикалами среди них обострилось после освобождения абхазскими формированиями Гагры: когда в середине октября группа абхазских депутатов Верховного Совета Республики Абхазия, ра¬ботавших в Гудауте, провела в Сухуме переговоры с группой грузинских депутатов ВС РА и государственным министром РГ по делам Абхазии Гоги Хаиндрава, Тамаз Надарейшвили, известный своими крайними взглядами, «экстраординарными» высказываниями и непредсказуемостью, отреаги¬ровал весьма бурно, заявив по Сухумскому телевидению, что он теперь, «после Гагры», против любых контактов с пред¬ставителями «гудаутской группировки» и что эта встреча была проведена за его спиной...
О том, как 20 ноября 1992 года он стал председателем т. н. Совета Министров Автономной Республики Абхазия, сам Т. Надарейшвили таким образом рассказывал в интервью газете «Свободная Грузия» (6 января 1993 г.): «Когда я был на сессии парламента в Тбилиси, мне сообщили, что в Сухуми собираются проводить сессию Верховного Совета. Я знал о том, что сессия должна состояться, но мне позвонили и ска¬зали, что повестка дня изменена. Я срочно приехал в Сухуми.

Здание Совета Министров было окружено вооруженными людьми и техникой. Как потом выяснилось, это были мои сто¬ронники, военные, которые и сообщили мне, что на сессии меня собирались отправить в отставку. Я поднялся в свой кабинет — здесь была группа «инициаторов переворота», при них проекты документов. Среди них было такое требование: я вместе с президиумом должен был уйти в отставку и -мне до сих пор трудно понять, какая умная голова это напа¬сала — я должен был обратиться с просьбой об отставке к... Ардзинба». Узнав об этом, Надарейшвили, по его словам, предложил поставить вопрос об отставке не на сессии, а на «собрании актива». Собралось около 700 человек -- депута¬ты, представители политических партий и районов, военные (невольно возникает вопрос кто и как формировал этот «ак¬тив», не сам ли Надарейшвили?) На собрании «и появилась идея -- сколько времени мы можем быть в таком состоянии, нгдо создавать Совет Министров. Идею поддержали все, не¬смотря на то, что произошло это внезапно. А я - не успев сказать ни «да», ни «нет» - был избран председателем». На следующий день при входе в здание Совмина у Гоги Ха¬индрава (он был прислан и Абхазию из Тбилиси в начале октября Эдуардом Шеварднадзе) потребовали сдать оружие. Возник инцидент, который потом даже обсуждался в парла¬менте Грузии...
Парламент Грузии (хотя это и не совсем законно, огово¬рился Шеварднадзе) утвердил решение т. н. «собрания ак¬тива».
А в Гудауте 4 декабря после долгого перерыва вызван¬ного разразившейся войной, состоялось заседание сессии за¬конно избранного Верховного Совета Республики Абхазия ел его Председатель ВС Владислав Ардзинба. Сессия подняла решение о прекращении депутатских полномочий пяте¬рых грузинских депутатов ВС: одного — в связи с гибелью в коде воины, четверых, в том числе и Тамаза Надарейшвили, - в связи с их избранием в Верховный Совет Республики Грузия. Высшим органом исполнительной власти утвердили Госкомитет обороны. Сессия избрала заместителем Председателя ВС РА депутата Сократа Джинджолия, приняла решение о восстановлении исторических наименований Руспублики Абхазия (в частности, столица Абхазии вместо переделанного в 1935 г. на грузинский лад названия Сухуми
получила прежнее - Сухум, г. Ткварчели - Ткуарчал поселок городского типа Гантиади - исконное абхазское название Цандрыпш, село Леселидзе — Гечрыпш). Были учреждены государственные награды РА*, рассмотрен ряд других вопросов.
Руководству Абхазии приходилось решать две главные взаимосвязанные задачи: продолжая настойчиво добиваться полного освобождения республики от грузинских войск, стараться наладить более или менее сносную жизнь на подконтрольных законным властям РА территориях.
Самым тяжелым для выживания местом здесь был, конечно, блокированный грузинскими войсками шахтерский город в горах Ткуарчал, связь которого с «большой землей» осуще¬ствлялась только по воздуху. До войны население этого города составляло двадцать две тысячи человек: в основном абхазы и русские, а также грузины и многие другие. К зиме Ткуарчал покинуло немало беженцев, но в то же время в городе нашло пристанище тридцать тысяч человек из окрестных сел Очамчирского района, которые постоянно подвергались артобстрелам и бомбежкам с воздуха. Лишенный электричества и газа, город вымерзал. Были зарегистрированы случаи голодной смерти. Единственной возможностью доставить сюда гуманитарную помощь стали вертолеты российских ВВС. Улетали они из холодного и голодного города переполненные беженцами - женщинами, детьми, стариками. Но 14 декабря один из двух вертолетов, которые в пятом часу вечера поднялись со взлетной площадки в Ткуарчале, так и не долетел до Гудауты — он был сбит тепловой ракетой в районе горного села Лата Гульрипшского района и, упав на склон горы, сгорел.
Война к тому времени успела совершить страшное: сделала жителей Абхазии привычными к смертям, притупила восприятие ужасов, которые она несет людям, — однако это преступление заставило содрогнуться всех. Стон и плач стояли по Абхазии.
...Эту апокалипсическую картину никогда не забыть тем, кто ее видел: их выносили из вертолета на ослепительно бе¬лых простынях и укладывали рядом на взлетной полосе — черные обугленные тела тех, кто сгорел в адском пламени! Вот хорошо сохранившееся тело мужчины, вот мать, которая прижимает к груди заживо сгоревшего младенца с обгорев¬шей пустышкой во рту, вот искореженная углеродистая масса в которой вообще трудно что-либо узнать... Всего более 60 трупов - абхазских беженцев, в основном детей в возра¬сте от недели до 11 лет и женщин, в том числе беременных, а также трех членов экипажа российского вертолета.
Тела невинно убиенных над Латой были преданы земле в братской могиле в приморском парке Гудауты.
В дни когда Абхазия переживала эту бездну горя (а в маленькой Апсны трудно найти человека, у которого в погибшем вертолете не было бы если не родственника, то знакомо¬го) грузинская сторона, используя средства массовой инфор¬мации предпринимала попытки откреститься от совершенно¬го злодеяния. Сперва была выдвинута версия, рассчитанная на совершенно неосведомленных людей: что вертолет МИ-8 сбит над территорией, контролируемой абхазскими силами. Но от этой версии в виду полной ее несуразности пришлось быстро отказаться: население села Лата — сваны* и конт-ролировалась эта местность, конечно же, грузинскими воен¬ными формированиями. Затем начали доказывать, что вер¬толет упал от перегруза... Что только не шло в ход — и недо¬пущение членов комиссии Минобороны России во главе с генералом В. Ачировым к месту происшествия, и укрытие, а затем возвращение во вскрытом виде, с порванной магнито¬фонной лентой, «черного ящика» с погибшего вертолета... Ко¬миссия пришла к однозначному выводу, что вертолет был сбит с земли ракетой типа «стрела» - среди обломков были найдены фрагменты этой ракеты. Но все это прошло в «кон¬це дискуссии» (в умении перекричать своих оппонентов на телеэкране грузинские журналисты преуспели), как бы мел¬ким шрифтом. И - тишина... А ведь тот убийца женщин и детей, что нажал кнопку «пуск» ракеты (хорошо, видно, изу¬чивший маршрут полетов вертолетов с беженцами) до сих пор, наверное, ходит по земле.
Невольно вспоминается взволновавшая весь мир история со сбитым южно-корейским «Боингом». А какой поток публикаций, политических акций, фильмов и книг вызвали события 9 апреля 1989 года в Тбилиси, когда погибло около 20 демонстрантов, с каким сочувствием отнеслась тогда к горю грузинского народа российская демократическая интеллигенция, Сколько памятников жертвам той ночи появилось потом по Грузии!
Вспоминается и другое: расстрелянный в мае 1992 г. у села Кехви в Южной Осетии автобус с осетинскими беженцами. Не прошло тогда и недели после публичного «покаяния» Госсовета Грузии, как в газете «Свободная Грузия» начали появляться осторожные статьи, где перебирались всевозможные варианты того, кто мог расстрелять пассажиров автобуса, - кроме самого очевидного... После сбитого вертолета с абхазскими беженцами обошлось и вовсе без «покаяния»; на этот раз дружное и страстное «наши этого сделать не могли!» раздалось без заминки.
Официальный Тбилиси так и не счел нужным выразить сожаление по поводу гибели невинных людей — беженцев из Ткуарчала.
К началу зимы 1992—1993 гг. стало ясно, что при всех противоречиях, которые периодически проявляются внутри руководства Грузии, по отношению к Абхазии в Тбилиси и неизменно одерживает верх наиболее жестокий, экстремистский курс. Это явствовало не только из факта прихода к единоличной власти в оккупированной части Абхазии «ястреба» Надарейшвили, но и из ряда беспрецедентных заявлений Шеварднадзе. В начале декабря все информационные агентства повторяли слова 65-летнего главы грузинского государства незадолго перед этим принявшего обряд крещения и получившего церковное имя Георгий: «Мира в Абхазии можно достичь только военным путем». Это вызвало множество язвительных комментариев в прессе, в том числе московской. Даже на Западе, где Шеварднадзе по недоразумению пользовался репутацией миротворца, его стали называть «человек-война». В то же время, судя по некоторым фактам, можно было предположить, что помимо программы - максимум - подчинения всей Абхазии - в Тбилиси держат в уме, хотя и не предают огласке, программу-минимум - ее разделения и полной грузинизации восточной половины, включая столицу республики.
Фактически в Абхазии начал осуществляться так называемый «кипрский вариант» (подобно тому, как на Кипре 1974 году произошло разделение острова между греческой и турецкой общинами). Этому в немалой степени способствовали деятельность узаконенных Тбилиси вопреки московскому соглашению от 3 сентября параллельных властных структур в Сухуме.
Диаметрально противоположные взгляды на происходя¬щее излагали выходившие в свободной части Абхазии газеты «Апсны» на абхазском и «Республика Абхазия» на русском языках (органы ВС РА), гудаутская «Бзыбь» и гагрская «Гагра» (обе — на абхазском и русском), с одной стороны, и издававшиеся оккупационными властями в Сухуме «Абхазетис хма» на грузинском и «Демократическая Абхазия» на русском языках, с другой, а также вещавшие из Гудауты и Сухума телевизионные и радиоредакции*. Позднее к газе¬там в свободной части Абхазии присоединились выходившие на русском «Конфедерация» (орган штаба КНК в Гудауте), «Все об Абхазии» (дайджест материалов о событиях в Абха¬зии), «За наше Отечество» (орган Министерства обороны РА)...
Вопреки известному изречению, не молчали на войне и музы. Вскоре после начала войны была создана фронтовая концертная бригада «Аиааира» («Победа»), которую возгла¬вил абхазский композитор Константин Ченгелия. Большой популярностью пользовались песни Константина Ченгелия, в т. ч. «Аиааира» (на слова абхазской поэтессы Лели Тванба), Тото Аджапуа, другие. Активно работали, прежде всего в жанре политической сатиры, абхазские художники. В начале 1993 года на Северном Кавказе был издан их совмест¬но с адыгскими художниками сборник карикатур. Создава¬лись стихи и рассказы об освободительной войне народа Аб-хазии.
Комментарии к новости
Добавить комментарий
Добавить свой комментарий:
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Это код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите сюда:
Экономика Происшествия
Спорт Бизнес

«    Март 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
x